Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



    Из книги ПОД СТЕКЛОМ

    *МИНУТЫ  *1953 
    *1825  *ПЕСНИ 
    *ПОДРАЖАНИЕ ШАМИССО  *СТУДЕНЧЕСКИЙ РОМАНС 
    *ПЕТЕРБУРГСКИЕ КВАРТИРЫ  *ТРОПА 
    *МЫСЛИ  *СТАНСЫ К ЯНУАРИЮ 
    *XX ВЕК (СЕРИЯ ГРАВЮР) 


      МИНУТЫ

      Я каждую свою минуту
      Тугою стягивал петлёй -
      И те, что передал кому-то,
      И те, что пережиты мной.

      И над асфальтом и над степью
      Минуты плыли ровной цепью,
      Но были стянуты узлом
      Не на разрыв, а на излом.

      Я так боялся эту нить
      То натянуть, то отпустить,
      И не дал сердцу своему
      Идти, как хочется ему.

      А боль в груди и ком в устах
      Привык считать за чуждый страх,
      И жизнь была мне так ясна,
      Как ясен сон во время сна.

      1975

      _^_



      1825

      привиделось ему в горячечном огне
      что начинается нева со слова не
      тогда своей рукой очистив лёд от снега
      о нега написал он озеро онега
      но нега тоже с не и небо тоже с не
      точней сказать нельзя чем видится во сне
      господь сказал что пётр сиречь гранит небес
      не бес но и не бог не с богом и не без
      когда из-подо льда покажется вода
      быть может не невы заменится на да?
      вскрывается ли лёд? скрывается ли рок?
      Нева течёт вперёд. Пётр смотрит поперек.

      11 апреля 1978, Бадхыз

      _^_



      ПОДРАЖАНИЕ ШАМИССО

              Г.Н.

      В мой герб входили две травы,
      Как и во многие гербы:
      Tрава ковыль - трава молвы;
      Трава полынь - трава судьбы.

      Когда мой прадед был живой,
      Он знался с третьею травой,
      Она была желта, легка -
      Трава удач, тропа стрелка.

      И в детстве свет полынь лила
      И лунной горечью была,
      Но ни ковыль, ни зверобой
      Не дали власти над судьбой.

      Полынь сухая голуба,
      В гербе очерчена судьба,
      Бумага стерпит все слова,
      Но где четвертая трава?

      7 июля 1978, Ашхабад

      _^_



      ПЕТЕРБУРГСКИЕ
      КВАРТИРЫ


            K.Ж.

      Петербургские квартиры,
      Пожилые потолки,
      Пустотелые кумиры,
      Площадные уголки.

      Коридорственные тени -
      Слово вбок и эхо вслух -
      Словно пятое явленье -
      "Te же и отцовский дух".

      _^_



      МЫСЛИ

      Смыть слова зовётся смыслом -
      Смысла вал встаёт из мглы.

      Мысы слов зовутся мысли -
      Слова острые углы.

      Вымыть мысли из песка -
      Это вымысла крупицы.

      Запах мысли - песня птицы,
      Замысел черновика.

      Поле мысли в желтых листьях -
      Это помыслы ума.

      Доля мысли в круге истин -
      Это домыслов туман.

      Умиранье мысли тайной -
      Это умысел случайный.

      Проба мысли там, где тьма -
      Это промысел ума.

      1978, Айдере

      _^_



      XX ВЕК (СЕРИЯ ГРАВЮР)

      У героев Жюль Верна все так просто и верно –
      Нет ни тени для них, ни изнанки –
      Ни на дне океана, ни в жерле вулкана,
      Ни внутри межпланетной жестянки.

      Век двадцатый так ясен, так он чист и прекрасен,
      Он залит электрическим светом,
      Человеческий разум истребит всю заразу,
      Брюк нашьет, оросит всю планету.

      Oт Янцзы до Дуная - все Европа сплошная,
      Нет нигде ни царя ни холопа,
      Но у всех есть парламент – ну, а в нем свой регламент –
      Без порядка – какая ж Европа?

      Там, в начале у века – Блок, фонарь и аптека,
      Снег, серебряный век и форели,
      Маскарад именитый - и случайно забытый
      Образец на столе Беккереля.

      Не плаща и не шпаги след на фотобумаге,
      И не виден он без проявленья –
      Но пятно, как Европа, от лучей изотопа.
      На лице у людей – удивленье.

      май 1997, Крайстчёрч, Новая Зеландия

      _^_



      1953

      Дольше, чем свету бежать от звезды до земли,
      Больше, чем льдистых снежинок накопит февраль,
      Странная, словно набросок картины Дали,
      Свернута сонной пружиной двойная спираль.

      - Элементарно, мой Watson. - Послушайте, Crick:
      Детский конструктор, фольги и фанеры немного,
      Сделать двойную модель и застыть у порога,
      Будто бы я за пределы Вселенной проник.

      Умер диктатор, но жив органический атом;
      Koдом помечен и гений, и всякая шваль.
      Всё, что растёт, и кричит, и ругается матом -
      Всё заключает в анналы двойная спираль.

      - Что ж в этом коде, мой Watson? - Ах, Crick, посмотрите:
      На элементов разменную мелочь скупясь,
      Вся ДНК - лабиринт, пуще Кносса на Крите,
      Нить Ариадны - её ковалентная связь.

      - Тянет на Нобелевку. - Really? Больно уж гладко.
      Не водородная ж бомба. - Ну, хоть на медаль.
      Как говорил Пастернак - вот Вам, принц, и разгадка.
      Связью времён проступает двойная спираль.

      1997, Хантингтон

      _^_



      ПЕСНИ

      Нелепо кажется сперва,
      Когда гитара зазвучала.
      Как нелегко начать снaчала,
      Пока не вспомнятся слова.
      Нас петь учили в темноте,
      Слепцы - глухих, на лад острожный,
      Но нам совали текст подложный;
      Не те слова! Клянусь - не те!
      Не в те мы пели времена
      И на груди тельняшки рвали;
      Не те нас музы занимали.
      Навряд ли и существовали
      Шаланды, полные кефали
      И реки, полные вина.
      Слова мы точно потеряли.
      Осталась музыка одна.

      24 мая 1998, Хантингтон

      _^_



      СТУДЕНЧЕСКИЙ РОМАНС

      Koгда уже не каплет из бутылки,
      Когда гитара верная нема,
      И скользкий гриб презрительно на вилке
      Висит, как воплощение ума,

      Toгда в глазах мелькнет еще страданье,
      Застынет жалость, как оплывший воск,
      В последний раз сведет мосты сознанье,
      Пробив туннель через погибший мозг.

      Родившись в анфиладах общежитий,
      Уходим в темноту из-за стола,
      Нас назовут "участники событий",
      И объяснят, что не хотели зла.

      Часы остановились в полшестого,
      Когда весь мир ворочался во сне,
      Нащупав языком простое слово,
      Kaк рыбью кость, приставшую к десне.

      1 ноября 1998, Хантингтон

      _^_



      ТРОПА


      Куда ведешь меня, тропа?
      Скажи мне, не идешь ли ты
      От Геркулесова столпа
      До Ахиллесовой пяты?
      Во тьме смятений и систем
      И в ожидании суда -
      Кто проложил тебя, зачем,
      Когда, а главное – куда?
      Здесь дух Европы не потух,
      И по тебе идут, смеясь,
      И дерзкий шут, и гордый князь,
      И Дон-Кихот, и Винни-Пух.
      Тебя чуждается толпа,
      А мне любезна ты, тропа,
      И мне твоя любезна грязь,
      Забрызгавшая позументы,-
      Бежишь как Мебиуса лента,
      Перекрываясь и виясь,
      То вовсе выскочишь из рамы,
      А то нырнешь под акведук,
      А то опишешь полный круг
      И вновь придешь к началу драмы.
      И снова скачет дерзкий князь,
      Один, подобный Агасферу –
      Под ним, сияя и двоясь,
      Тропа уходит в тропосферу.

      28 ноября 1998 г., Хантингтон

      _^_



      СТАНСЫ К ЯНУАРИЮ

      У Лукоморья, где виварий,
      Не раз мы пили, Януарий,
      И пели мы из разных арий,
      Орали мы что было сил:
      Там чахнет царь Кощей над златом,
      Там брат идет на битву с братом,
      Там служит людям мирный атом,
      И я там был – мед-пиво пил.

      Ах, Януарий, наши клетки
      Откроют те, кого мы предки,
      Обломят, как сухие ветки,
      Наш стыд и страх, инстинкт и грех;
      Что им, родившимся в ретортах,
      С ракетками на белых кортах,
      С прозрачной жидкостью в аортах?
      Наш мир для них – пустой орех.

      И, звездной россыпью влекомы,
      Они уйдут в иные домы,
      Такие выстроят хоромы,
      Что ни пером, ни топором;
      Кому они предъявят сметы?
      Какие выставят Заветы,
      Когда к брегам вселенской Леты
      Харон причалит свой паром?

      Да, Януарий, наши годы,
      Статьи, и оперы, и оды,
      Наш скверный век, дитя свободы,
      Смещенья дум, смятенья встреч -
      Пройдут дорогой к изобилью,
      Сверкнут, смешавшись с звездной пылью,
      Так и не сделав сказку былью,
      Да и не сбросив бремя с плеч.


      10 декабря 1998 г., Хантингтон

      _^_



    © Виктор Фет, 1999-2018.
    © Сетевая Словесность, 2000-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность