Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность




БЫК


Бык носится взад-вперёд, взрывая специально насыпанный для него на камни мостовой песок. На губах уже пена. Нет, на песке нет крови, это так, безобидные шутки. Кто-то трясёт перед быком тряпичной куклой, кто-то размахивает куском картона. Резкий поворот, бросок, копыта забрасывают песком глаза зрителей. На заборе вырос живой лес: никому не хочется попасть на рога. Самые проворные просто отскакивают подальше. Куда уж ему угнаться, слишком много раздражителей. Бросок, ещё бросок...

Бык явно не понимает, что он им всем сделал, чего они от него хотят. Он пытается защититься, восстановить справедливость единственно доступным его пониманию способом: он нападает на обидчиков. Снова и снова... Нет, что вы, никакой крови, безобидные шутки. Вот, кто-то ухватил его за хвост. Недалеко дежурит машина скорой помощи: всякое бывает.

Бык, ведь, такой сильный, дразнить сильного почётно. Так демонстрируется ловкость, храбрость. Что ему, быку, сделается? посердится и перестанет.

Через день говорят: умер бык. Отчего? Было слишком жарко...

Через сколько булавочных (и не только) уколов проходим мы за свою жизнь? Человек выносливее быка. И что мы все друг другу сделали? Зачем при каждом удобном (кому?) случае стремимся показать своё превосходство, кто - совсем открыто и примитивно, кто - утончённо, а значит, более жестоко? Почему радуемся, одержав хоть в чём-то, хоть маленькую, но ПОБЕДУ над ДРУГИМ?

Думается, и самый добрый человек с трудом подавляет поганые мыслишки: я чище, добрее других. Помните, мир держится на семи праведниках. Но если один из них хоть раз подумает о себе как о праведнике, он тут же перестанет им быть.

Пройти через унижение для воспитания в себе человечности... Сколько об этом писали? Страшное это испытание, как некоторые древние инициации. Пройти через это и остаться, вернее, стать человеком, а не превратиться в зверя. В быка с налитыми кровью глазами, который готов мстить всем без разбору. Мстить, скорее всего, неповинным. Потому что мучители чаще остаются вне сферы досягаемости.

Как размыты грани между человеческими чувствами, как неточны названия человеческих порывов, поступков, качеств, придуманные людьми. Пройти через унижение - значит, унизиться? Стать униженным, низким? Но только таким путём возможно восхождение, вознесение: с креста на престол Духа.

Унижение. Внешнее: тебя пытаются унизить другие. Внутреннее: ты унижаешь себя сам. Но, если тебя унижают, а ты не повинен ни в чём, не заслуживаешь этого унижения - их попытки бесплодны. А твоя заслуга - кротость, терпение. И насколько больнее, а значит, полезнее, если ты осознаешь свою низость, вину, грех - и мучаешься этим, жесточе всех обвиняя себя сам. Вот, когда кровью отмываются одежды. Белые одежды святых...




© Ирина Фещенко-Скворцова, 2015-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2015-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность