Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность



        se  contredire


        * зингер черная сестричка...
        * угнетение льна
        * historia arkana
        * coupe de foudre
        * завести бы заоблачных братьев...
        * billet-doux
        * отель. калифорния.
        * легко отречься от долгов...
        * от автора: его души потемки...
        * choisie
         
        * читаешь ли о смерти короля...
        * Нечестивца, тебя, что целует жену напоказ...
        * petites miséres
        * Central Park
        * станционное
        * нету тайны в ремесле...
        * фреска
        * то мается: вернуться ли вернуть...
        * Лимонницей ли ночь лишится...
        * сдавайся ландриновый Роланд...


          * * *

          зингер черная сестричка
          позолоченная холка
          домовитая москвичка
          с довоенной барахолки
          нынче что? сарынь на кичку
          к черту прежние привычки
          жизнь - пайковое яичко
          две петлички
          соль и спички
          смерть - на кончике иголки

          замирая над стежком
          слушать тайны
          левитана
          чуть надломанным ушком



          зингер черная буренка
          что кормилице стрекочет
          фронтовая кинопленка?
          зингер плачет зингер хочет
          черно-белого теленка
          рвется строчка стынет пшенка
          чем укутаешь ребенка?
          не пеленкой
          не клеенкой
          будто вынутым из ночи

          заскорузлым чепраком
          загустеешь вязкой
          смазкой
          не пролившись молоком



          зингер черная золовка
          похвались житьем чуланным
          сердце ль мечется неловко?
          челноком снует - и ладно
          онемечена сноровка
          маша зингер - полукровка
          вьет из прошлого веревки
          сводит бровки
          мол в кладовке
          вечность пыльная прохладна
          вспоминаешь ли о ком?

          спи бобылка
          зингер пылкий
          увезет тебя тайком

          _^_




          угнетение льна

          Ты растрепан, белокурый,
          Ты лежишь, как лён на стлище,
          И тебя хозяйки ищут,
          Растрепать ещё, да куры
          Забредают ненароком
          Расклевать твои изьяны.
          Все тебе выходит боком,
          Оттого ты злой и пьяный.
          Говорила мне Анфиска:
          Чтобы лён не вышел тёмным
          Его сеют близко-близко,
          Называют - угнетённым.
          С нами сладишь ли, Анфиска?
          Мы с любимым - вертопрахи,
          Не годимся на рубахи,
          Чахнем мелко и ветвисто.
          ...Оттого ветра больные
          Теребят тебя и гложут,
          Оттого твои льняные
          Солнце выбелить не может,
          Запустив в них пальцы туго,
          Я сижу у изголовья -
          Пересохшая подруга,
          Угнетенная любовью

          _^_




          historia arkana

          Кроватный шарик золочёный
          (в гостях отверчен втихомолку),
          заложница каминной полки -
          пастушка вечная - в осколках,
          монеток медная никчёмность,
          медаль, вручённая без толку,
          силком от дома отлучённых
          ключей сарматское монисто,
          флакон с тинктурой остролиста,
          уже не властного над систол
          неистовством. Зарытый прочно,
          свистком, немеющим без свиста,
          секрет - под стеклышком, под кочкой,
          в своем величьи неказистом,
          соседской дочкой разворочен

          ...Теперь её, уж это точно.

          _^_




          coupe de foudre

          ломанье белых рук латанье черных кружев
          касания в санях и уксус натощак
          покуда милый друг вельможен и натужен
          замешкался в сенях оглаживая фрак

          он беден но знаток
          ни слова в просторечьи
          он бледен как опал
          он пан или пропал
          покуда бел снежок
          проводит к Черной речке -
          расскажет где стоял
          покажет как упал

          ах маменька! лови расшитую перчатку
          венчанье он отверг - не надобны уже
          латиницей любви в несносных опечатках
          под лампою в четверг Расин и Беранже

          ...силянс! учитель мой
          грассируя безбожно
          не торопись глотать
          соленые слова
          верни меня домой
          шкатулки невозможной
          картонный фигурант
          седая голова

          _^_




          * * *

          завести бы заоблачных братьев
          чтоб они заявлялись без спросу
          и спускаться к ним в утреннем платье
          на отлете неся папиросу
          разбудили! - ворчать понарошку
          разворачивать в кухне гостинцы
          а еще - чтоб была у них кошка
          небольшая не больше мизинца

          чтоб за завтраком булки макая
          в темный омут гречишного меда
          рассказали мне кто я такая
          с точки зренья небесного свода
          чтоб строгая задумчиво груши
          на прозрачные длинные дольки
          рассказали зачем я так трушу
          много вру много пью - и не только

          чтоб прихлебывать громко вприкуску
          бергамотовый или же мятный,
          рассуждая о прежнем искусстве
          перекусывать искус невнятный
          об уменьи утерянном плача
          ночь выстукивать на ундервуде
          и о том что бывает иначе
          но теперь уже больше не будет

          _^_




          billet-doux

          заваришь кофе желудёвый
          хозяин - гостье непутёвой?
          к нездешним вкусам ты привык
          ...еще томится ненадеван
          в сенях блестящий дождевик

          прогулки влажной ожидая

          кружится голова седая
          кружить по дому не даёт
          дрожащих рук не покладая
          ...хозяин лоб свой охлаждая
          к нему прикладывает лед

          его же он в шипучку кинет

          подсвечник треснувший починит
          диван от кресел отодвинет
          чтоб подле гостьи сразу сесть
          как осмелевший челядинец
          и сколько пролетит бог весть

          минут - не скрипнет половица

          да полно сердцу колотиться
          впадёт хозяин в забытьё
          пока она сомкнув ресницы
          неторопливой медуницей
          свое распробует питьё

          невольно перейдешь на шёпот:

          тут - бахромой от свечки копоть
          сухие скрипы домовых
          их услыхав смешки и топот
          там - вдруг возьмется ветер хлопать
          в ладони слабые листвы

          поленьев полых отсвет жаркий

          румянец после первой чарки:
          чахотка - по словам знахарки
          написанная на роду -
          и полночь плещется в саду
          густого осмоса заваркой...

          _^_




          отель. калифорния.

              you can check out any time you'd like
              but you can never leave

          натяни подырявей футболку
          налитые один к одному
          заведи себе перстни на пальцах
          и хрустящие в пальцах ключи
          купишь кабрио да эспаньолку
          отрастишь - все одно ни к чему
          скоро сядешь как все постояльцы
          на веранде - гляди да молчи -

          плавит полдень свой пыл окаянный
          тени нет - ни штриха ни клочка -
          золотистая резь океана
          истязает поверхность зрачка

          еле тянутся сутки - у власти
          реквизит - режиссер ни при чем
          оранжадом забрызганный пластик
          и скучающий мэтр за плечом

          на смертельные новости падкий
          дай на чай дай на водку ему
          дай на кофе на хаш на харчи
          дай по морде под визг кофемолки
          за собою как девку догадку
          заплатив уходи волочи -
          есть заложница и потому
          шансы есть у тамбовского волка

          _^_




          * * *

          легко отречься от долгов
          снести в заклад кресты и шпагу
          шутя отведать батогов
          украв чернила и бумагу
          тянуть среди брусничных мхов
          житье кабальное без толку
          не зная собственных стихов
          как шелкопряд не знает шелка

          _^_




          * * *

          от автора: его души потемки
          свет амальгама темпера картон,
          и вот - двойник подрагивает ртом
          и как пеленки теребит тесемки
          холщовой папки с надписью эскиз
          он перерос рассеянность наброска
          и хочет вон и смотрит сверху вниз
          и строит мину хмурого подростка
          чем не смущает автора ничуть -
          вторую жизнь живя на даровщинку
          тот выпрямляет лишнюю морщинку
          по свежей краске пальцем как-нибудь

          _^_




          choisie

          Коломбина холодна к Панталоне
          не дается молчаливому в плен
          вся грамматика любви на ладони-
          сопряженья рук
          склоненья колен

          междометий шум и плеск голубиный
          льстивых суффиксов неверную зыбь
          разделить бы под шумок с Коломбиной
          как пилюлю
          под лукавый язык

          отдышаться отряхнуть с оговорки
          всех растерянных кавычек пыльцу
          восклицанием цветущим и горьким
          будто веткой
          провести по лицу

          Всю - разъять на суть шипящих сонорных
          альвеольных - на зверей и на птиц -
          причастить ее причастьем покорным
          просвирою
          подневольных частиц

          не помилует лелея милуя
          по неведенью владея навек
          пунктуацией сухих поцелуев
          сонным синтаксисом
          сомкнутых век

          _^_




          * * *

          читаешь ли о смерти короля
          придворные наитья стихоплета
          распутывая распри и тенёта
          отмеченного казнью февраля
          куражится ли рыцарская тля
          в пустых полях не битая ни разу
          с добычей византийскою деля
          египетскую черную заразу
          история ли пишет кренделя -
          а ты грызешь и веришь как ребенок
          в летучие останки корабля
          не вынесшего ренессансных гонок.

          _^_




          * * *

          ... Нечестивца, тебя, что целует жену напоказ,
          приравняют к цирюльникам, и - по закону Пророка -
          не допустят в суде выступать,
          так что, если хоть раз
          пожелаешь свидетелем стать, то - такая морока! -
          непременно принудят прилюдный свой грех искупать.

          Памятуя об этом, жену не целуй на глазах
          у меня - и без этого треснули губы от злости -
          ты же сам этот темный закон прославлял, падишах,
          толковал его мне, неотёсаной северной гостье...
          Так гостей ты теперь принимаешь? твой горек шербет,
          твой беспамятен страх, твои слуги узнать не посмели
          неживую меня. Как любой, кто еще не отпет,
          приютилась в ногах, на краю падишахской постели

          ...твои слезы - гляди - на запястьях моих и в ушах.
          Есть на это закон? что сказал бы Пророк на такое?
          Примени свою власть,
          мой смертельный дружок, падишах,
          и казни меня снова. Приди - величав и спокоен -
          на дворцовую площадь и просто махни рукавом,

          чтоб еще раз моя голова отделилась от тела,
          чтобы я, как о мертвом, не плакала здесь о живом.
          Чтобы ты ничего не хотел... чтобы я не хотела.

          _^_




          petites miséres

          ...спохватилась - смысла нету
          ни в одном из разговоров
          принимала за поэта
          я сомнений тусклый ворох
          голосишко злой и слабый -
          за срывающийся шёпот
          а повадки старой бабы -
          за мужской несладкий опыт
          и тянулись чёрной мессой
          посвященья вполнакала
          зря Тристан с его принцессой
          отхлебнули из бокала
          вышло боком ей болезной
          зелье мрачной кельтской силы
          шесть железных бесполезных
          пар башмачных износила
          принимая за сонеты
          связку ямбов монотонных
          как за чистую монету
          горсть парковочных жетонов

          _^_




          Central Park

          Центральный парк. Горящий спирт витрин.
          Обиженный, катаешься один.
          Смятение твое приняв за ломку
          Тебе несет бесплатный аспирин
          Рачительный король бензоколонки.

          Прощай, даритель чудных мелочей!
          Кладешь флакон в карманчик для ключей,
          Ключи - без дома, без толку пилюли,
          Собрание сомнительных вещей,
          Которые владельцам не вернули.

          Катись, Большое Яблоко, дичок!
          Грызет тебя подземки червячок
          И вечное, как сырость, беспокойство,
          Вертись, индейский глиняный волчок,
          Теряющий магические свойства.

          ...Шипит и растворяется в ночи
          Центральный парк. В окно твое стучит
          Простуженный лиловый беспризорник.
          Чего уж там, отдай ему ключи,
          Таблетки и английский разговорник.

          _^_




          станционное

          отворить ли окна
          отворить ли жилы
          билетеру в ноги ли упасть
          на перрон растерянного рая
          скатерть-то промокла
          подливай служивый
          безвоздушная авиачасть
          расплескаешь радость раздирая
          на груди да вот ещё напасть

          на запястье даром выгорает
          некозырная тугая масть

          щурится кондуктор
          набекрень корона
          он слегка обижен на меня
          да и сам поди-ка с перепою
          стонет репродуктор
          гонит из вагона
          расписанье райское кляня
          ты теперь смешаешься с толпою
          ты теперь один моя родня

          да луна - как пятнышко слепое
          на сетчатке облачного дня...

          _^_




          * * *

          нету тайны в ремесле:
          слишком много божоле
          слишком много
          целый день навеселе
          еле держимся в седле
          нет ей-богу

          дева виснет на весле
          ночь болтается в петле
          а в итоге
          пляшут руки на руле
          мы в единственном числе
          на дороге

          керосинчик на нуле?
          по ночам строчи в дупле
          эпилоги
          нету правды в конопле
          голова опять в тепле
          мерзнут ноги

          холодна как крем брюле
          ни смятенья на челе
          ни тревоги
          на вчерашнем корабле
          приставай к чужой земле
          к недотроге

          _^_




          фреска

          походку фавна гость двуликий
          в потемках топит как во мхах
          ему растрепой повиликой
          сад стелит тропы впопыхах
          вишневым клеем время тлеет
          надсаден комариный звон
          хозяйку сада гость жалеет
          ее с ладони кормит он
          пеняет саду на безлюдье
          кося брусничину зрачка
          безрыбье див и дев безлюбье
          и горечь позднего дичка
          полным полна полынной лени
          поляна плещется у ног
          и мокро тычется в колени
          тысячелистник как щенок
          хозяйкин холодок непрочен:
          бормочет древние стихи
          и ежевичный жемчуг ночи
          роняет с платья в лопухи
          соскальзывая вдоль ограды

          где сохнет плетью винограда
          меж красных замшевых камней
          пустая трата летних дней

          _^_




          * * *

          то мается: вернуться ли вернуть
          ключи от комнат перезимовавших
          с хозяином успевшим как нибудь
          пустившуюся в конопляный путь
          жену причислить к без вести пропавшим

          поторопился - вот она жена
          покинувшая пьесу по-английски
          то рыщет в спальне в поисках вина
          то путает спросонья имена
          то тешится пожухшей перепиской

          то мечется: проститься ли простить
          то плачется то прячется за дверью -
          в пустую спальню татя ли впустить?
          то дикий жемчуг примется растить
          вокруг шершавых зерен недоверья

          звонить ли в вездесущий аэр франс
          названьями диспетчера терзая?
          дитя европы сразу входит в транс
          над картой - он таких не знает стран
          он ей пути прямые отрезает

          есть рейсы по дождливым четвергам
          есть рейсы из-под пятницы в субботу
          есть чартеры к возлюбленным врагам
          (аэрофлот - последние ворота)
          и есть прямой - к смеющимся богам

          доступнее не ставший ни на йоту

          _^_




          * * *

          Лимонницей ли ночь лишится
          Своей светлеющей пыльцы
          Иль шоколадницей - страница
          Пуста - бессонные ловцы
          К листу пришпилившие плоско
          Семь пленниц вянущих немых
          Беспомощны с одной из них -
          Безделицей не то из воска
          Не то из стружек расписных
          …Тем временем ее жених

          Все клеит лодку и жестоко
          Клянет сочельники в душе
          Ночь истекает вязким соком
          Бессмертного папье-маше
          Он ранит пальцы забывая
          Основы кройки и житья
          Развязка видится своя:
          Отравлен кончик острия
          Полна пустая кладовая
          Сухих чешуек забытья.

          Предощущения щекотку
          Лимонницей зажав в руке
          В скудельную он сядет лодку
          Плыть по беспамятной реке
          В чернилах пальцы ли в чернике
          Оскоминой обметан рот
          Куда суденышко плывет?
          Вперед в страну наоборот
          Где сельской дурочкою дикой
          Душа на выселках живет

          _^_




          * * *
                Пуме

          сдавайся ландриновый Роланд
          плывущий в скорлупке на юг
          неистовы жажда и голод
          и меч выпадает из рук

          и что тебе право за дело
          далась тебе полная власть
          именье твое оскудело
          измена в дому завелась

          пока осаждаешь ты крепость
          за тридевять чьих-то земель
          твою охлаждая свирепость
          растает твоя Карамель

          она вышивает на пяльцах
          которую зиму подряд
          терзая в исколотых пальцах
          двустворчатых рыб и дриад

          глядеть на пустую дорогу
          она не выходит уже
          склоняя главу понемногу
          к плечу монсеньёра Драже

          пока ты лелешь нелепый
          свой замысел - ветер и хмель
          разносят суденышко в щепы
          сажают скорлупку на мель

          один ты недаром остался
          на галльских лугах загорать
          не хватит водички кастальской
          на всю королевскую рать

          _^_



          © Лена Элтанг, 2002-2017.
          © Сетевая Словесность, 2002-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность