Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ДИАЛОГ  СОСТОЯЛСЯ


 



      * * *

      Не гадай, как могло с тобой приключиться:
      Затяжной прыжок без купола - налегке.
      Прижигаешь губами ямочку над ключицей
      И влюбляешься
      намертво
      в родинку на щеке.

      Кто она? Из какого ребра и глины?
      Глупый вопрос и крайне нелепый спор.
      Твой доппаёк, понятно, что -
      неделимый,

      Твой антифриз - в мороз
      завести мотор.
      Вот тебе - персональная Хиросима:
      Осень, ветер, ночь, украденный поцелуй.
      И какому богу сказать
      за неё спасибо
      Не подскажут даже в справочной
      на углу.

      _^_




      * * *

      Мама, мама, море меня не помнит.
      Катит волну за волной в молчаливый берег.
      Если во сне иду анфиладой комнат,
      То почему-то никак не достигну двери
      В сад, из него на улицу есть калитка.
      Дальше до моря бежать босиком. Послушай,
      Двадцать лет казалось, что не болит, так
      Нет, возвращается в сон и терзает душу.
      Море берёт залог: мой крестильный крестик,
      Милое мельхиоровое колечко
      Канет на дно и останется с морем вместе,
      Там ни за что не отыщешь его, конечно.
      Море в моих глазах поселилось, мама,
      Так же меняет цвет и штормит порою.
      Неугомонная девочка, я упряма.
      Сделаю шаг и заветную дверь открою.
      Мама, мама
      Море
      Меня
      Не помнит...

      _^_




      * * *

      Что случается, когда вы прощаетесь у двери?
      Как пугливые птицы замирают слова внутри
      И дрожат у центра расширившихся зрачков.

      Здесь контрольный в нос или в сомкнутые ресницы
      Обрывает все, что снилось ей. Что приснится -
      Расплывётся в сплошное пятно из цветных мазков.

      Через десять минут на автобусной остановке
      Достаёшь мобильный: "зачем я такой неловкий?"
      Семь пропущенных {в унисон немоте} звонков.

      Набираешь номер, ломается голос хрупкий:
      "Что случилось, {родная}?" - ты шепчешь в трубку.
      "Всё в порядке, {милый}, хотелось немного слов..."

      _^_




      ПОПЫТКА ПИСЬМА

      1."Подбирать слова мучительно и смешно. Что не напишу, то мгновенно сотрёт Backspace.
      Внутренней моей цензурой запрещено рифмовать такое, спаси, Спаситель, не путай, бес...
      За пятнадцать лет не-встреч память не стереть. Она жжёт горячим перцовым пластырем изнутри. Не могу ни есть, ни спать, не хохмить, ни петь. Только выслушай, потом так и быть - затри.
      Возвращайся в жизнь мою, как самый хороший друг. Голосом, письмом, комментариями в ЖЖ.
      Во второй половине жизни очерчен круг тех, с кем не страшно себя разделить уже. Всё несказанное при встрече прочту по твоим глазам. Возвращайся, что тут такого? Я очень жду.
      Всё возможно..."
      "Message marked as spam".
      "User banned".
      Вот так притягивают беду...

      {После отправки текста}:

      2. Вот ведь, верно подметила, место моё - "банлист". И ни строчки в "личку": "Живёшь себе и живи". Не проси у Господа лишнего, Он - стилист. Захотел и сделал как надо ему, увы. Посмотри в себя. Молчание - это знак. Разгадай его, спокойно - как есть - прими.

      3. Диалог состоялся. Получено всё сполна.
      Это тоже опыт - отвергнутой быть людьми.

      _^_




      ПИСЬМО  В  БУДУЩЕЕ  ОДНОМУ  СКАЗОЧНИКУ

      Знаешь, Сказочник, ты когда-нибудь будешь сед. Но всё так же задумчив и вежлив со мной привычно. Я желала тебе одних лишь только побед. Не бед. И безумного счастья в запутанной жизни личной. Ты сидишь у камина, я вижу тебя таким. Там, сквозь время бегущее, трость у стены - константа. Ты пускаешь из трубки колечками мягкий дым, вспоминая о том, каким же ты был на старте. Был "безбашенным автостопщиком", помнишь сам? Стал уверенным респектабельным пассажиром. Недоверчив и подозрителен к Небесам, пишешь сказки, стишки и они разошлись по миру, как круги по воде. Поклонников не считай. Их от книги до книги прибавится только больше. Близорук. Слишком долго-то не читай, поберёг бы глаза на старости лет. Из Польши присылают издатели новый твой перевод. Да, и заполночь не сиди - завтра ждут в Варшаве. Утром рано подхватишь кофр, и самолёт понесёт тебя в чреве своём ко всемирной славе. И ещё, я надеюсь, Она доживёт с тобой - эта девочка.Ты её любишь, верно? Много лет, до заката дней твоих. Любовь, сбереги вас обоих. На этом и всё, наверно.

      _^_




      F. F.

      На кончике у лунного ножа
      Находится прозрачный сок цикуты.
      Ты ехал от Бомбея до Калькутты
      С собою не имея багажа.

      На облако, на птицу, на цветок
      Нацелен карандаш в альбоме с крафтом.
      Ты удивлён внезапным овердрафтом
      Судьбы, она с тобой любезна, Фогг.

      Нет страсти, но у нежности предел
      Ещё тобой не выстрадан в разлуке.
      Ты вспоминал лицо её и руки,
      Как будто отраженные в воде

      Ручьёв и рек, мелькающих в окне
      Бомбейского воскресного экспресса.
      Твой тесть пьёт "five o'clock", борясь со стрессом
      Там, в Лондоне. Ты - думаешь о Ней.

      Удрать от быта, шума, суеты.
      Солгать жене, придумав ностальгию,
      Вообразить, что вы уже - другие.
      Но, ты ли это Филеас? Не ты?..

      _^_




      КОРАБЛИК

      Мир маленький. Где "я тебя люблю"
      Читается, как "я тебя вбираю".
      Где сила ветра в помощь кораблю -
      Бумажному посланнику из рая.
      Хорош был рай, который на земле
      Тогда мы создавали из осколков
      Стекла, фольги, смешных жучков в смоле.
      И сколько было радости, и сколько
      Наивного в суждениях моих:
      Мы не рабы - трепещущие дети.
      Плывёт кораблик, дописала стих.
      Течет ручьём апрель на белом свете.

      _^_




      МОСТ  ПОСЛЕДНЕЙ  НАДЕЖДЫ

      Ухо Бога открыто меж верхних опор моста.
      Припади к перилам грудью и животом,
      Глубоко вдохни, потом под эхо подставь
      Боль и отчаяние, усиленные мостом.

      Так стоишь, не зная, о чём попросить Творца.
      Маячишь внизу, мелким зудишь жучком.
      Люди глухи к тебе? Тогда начинай с конца.
      Мост. Закат. Заходи за край и лети ничком.

      Нет, не так. Оторви от нёба язык, размыкай уста.
      Выше только Бог, бликами в очах Его - фонари.
      Снова делай вдох и прямее, прямее встань,
      Говори теперь, говори как есть, говори...

      _^_




      52  ГЕРЦА

      "В 2004 году учёные обнаружили уникального кита-одиночку. Удивительный кит издает звуки частотой 52 герц, примерно так же звучат самые низкие ноты тубы. Его сородичи обычно "поют брачные песни" на частоте 15-25 герц, и бедного кита попросту никто не слышит"

      Это самая грустная песня.
      Самая грустная песня на свете.
      Пятьдесят два герца гудят и гудят в гидрофоне,
      Ожидают отклика.
      Нет ответа.
      Люди знают, отслеживая по приборам.
      Слыша звуки, смысла не разбирают.
      - Я красив и силён.
      Тело легко рассекает волны.
      Голос трелью летит сквозь толщи воды.
      Никого на пути, я один.
      Как велик Океан, несущий меня теченьем
      Мимо больших островов и малых.
      Одаривший пищей, покоем и волей,
      Ты не дал ни друга, ни пары.
      Где вы, сородичи?
      Я сумею быть нежным и чутким.
      Защитить сумею детёнышей.
      Где ты, Любимая?

      Это самая грустная песня.
      Грустная песня надежды.

      _^_



© Юлия Елина, 2012-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: "Чёрный доктор" [Вроде и не подружки они были им совсем, не ровня, и вообще не было ничего, кроме задушевных разговоров под крымским небом и одного неполного термоса с...] Поэтический вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой в арт-кафе "Диван" [В московском арт-кафе "Диван" шестого мая 2017 года прошёл совместный авторский вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой.] Радислав Власенко: Из этой самой глубины [Между мною и небом - злая река. / Отступите, колючие воды. / Так надежда близка и так далека, / И мгновения - годы и годы.] Андрей Баранов: В закоулках жизни [и твёрдо зная, что вот здесь находится дверь, / в другой раз я не могу её найти, / а там, где раньше была глухая стена, / вдруг открывается ход...] Александр М. Кобринский: К вопросу о Шопенгауэре [Доступная нам информация выявляет <...> или - чисто познавательный интерес русскоязычного читателя к произведениям Шопенгауэра, или - впечатлительное...] Аркадий Шнайдер: Ближневосточная ночь [выходишь вечером, как килька из консервы, / прилипчивый оставив запах книг, / и радостно вдыхаешь непомерный, / так не похожий на предшествующий...] Алена Тайх: Больше не требует слов... [ни толпы, ни цветов или сдвинутых крепко столов / не хотело и нам не желать завещало столетье. / а искусство поэзии больше не требует слов / и берет...] Александр Уваров: Нирвана [Не рвана моя рана, / Не резана душа. / В дому моём нирвана, / В кармане - ни гроша...]
Словесность