Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Поэзия: Аркадий Дубинчик


      БУЛЬВАРНОЕ КОЛЬЦО
      21 марта 1985 года


      Это не поэма. У неё нет логического начала/конца и других атрибутов цельного законченного произведения. Это не цикл стихов, объединённых какой-либо общей идеей, темой, и в то же время разных, написанных на протяжении какого-то отрезка времени, пусть неограниченно малого, но всё же - не на одном дыхании, как обычно пишется одно стихотворение, чем данное произведение тоже не является. И, наконец, это, увы - не поэтический подвиг, каковым мне тогда представлялась идея пройти, не останавливаясь, всё Бульварное Кольцо в Москве, и написать по стихотворению на каждом бульваре, прямо на ходу. Просто была весна, мне было 20 лет... Уже нет бассейна Москва. Большинство рифм вызывает тошноту... Осталось лишь то, что, по-видимому, и есть этот жанр - признание в любви.



        Я памятник себе воздвиг.
        Вот захотел - и он возник.



        1.

        Снова жизнь мою порвали,
        Как опасный документ.
        На Суворовском бульваре
        Я стою, как монумент.

        Средь весны стою, суровый
        Каменеющий болван,
        Вот бы мне, как тот Суворов -
        Заиметь себе бульвар...

        Слышишь - чу - звонят мониста,
        Конь кусает удила,
        Кабы ты, моя министр,
        Документик берегла...

        Ну-ка, гром аплодисментов,
        Разгони мою тоску,
        Не желаю документом,
        А желаю монументом
        Украшать мою Москву!


        2.

        Что я гений - поймут не скоро.
        Только в этом ли дело? Брось.
        Мне бы с Пушкиным по Тверскому
        Прогуляться, сжимая трость.

        Даты-циферки - в долгий ящик,
        Я века совмещу вполне.
        О словесности об изящной
        Поболтали б наедине...

        Расцвела по весне Москва то.
        Ладно, что о них, о стихах...
        Видишь, Саша, вон - твой театр,
        А который направо - МХАТ.

        Вот идут студентки-подружки.
        Я - за этой, а ты - за той...
        Саша, памятник видишь? Пушкин.
        Рядом с ним? Догадайся кто...



        3.

        Это что за дело, здрасьте,
        Чтоб на всех блудниц - камней!?
        На Страстном бульваре страсти
        Разгораются во мне.

        Я сегодня друг удачи,
        Сто проблем разрешено.
        Здесь - Бульварное, а значит -
        Здесь им всё разрешено.



        4.

        Всё тоскую, всё жирею,
        Во дворцах - не мой портрет...
        Я немного сожалею,
        Что живу не при Петре.

        Мне бы знания и силу,
        Что сейчас имею я -
        Я воздвигнул бы Россию
        На вершину бытия.

        Я придумал бы сосиски,
        Кинозалы и метро,
        И с собою царь российский
        Посадил меня б на трон.

        Он такой, что надо, в доску,
        Всем велел учить букварь...
        Всё же верно, что Петровским
        Озаглавили бульвар.



        5.

        Иду и по лепесткам обрываю
        Своё поэтическое естество.
        А здесь, по Рождественскому бульвару,
        Видать хорошо гулять в Рождество..

        Он спину свою, словно кошка, горбит,
        Весенним солнышком облучён.
        Он мысли рождает во мне. А Роберт,
        Как и во многом, тут ни при чём.



        6.

        Учиться брось, пойдём с весною встретимся,
        Устроим под капелями гульбу...
        А почему бульвар зовётся Сретенским -
        Я тоже совершенно ни бум-бум.

        Пусть в двух заветах мои знанья средние,
        На это апеллировать смешно.
        Хорошее, наверно, дело - Сретенье -
        Раз было здесь оно совершено.



        7.

        Ах, Москва, обиталище каменных гениев,
        Лбов, увенчанных лавром, парад пасторальный.
        Снова встретился мне Александр Сергеевич.
        Он стоял, повернувшись спиной к ресторану.

        Постаментом бродили герои Наследия...
        Грибоедов, ну что вам нарпитское чудо?!
        Там за этою штукою плавают лебеди.
        Не сейчас? Потеплеет немного - и будут.

        Ах, краса-ресторан, ах, отрада похмельщиков!
        (Хотя может они за поэзию пили?)
        Молодец Александр Данилович Меншиков,
        Что очистил пруды ото всяческой гнили.

        Может, время придёт - этим методом дедовским
        Мы возьмём ресторан, и... Хотя это трудно.
        Я, конечно, назвал бы бульвар Грибоедовским,
        Если б не был он назван уже Чистопрудным.



        8.

        Крепким шагом иду, матросским,
        С головою залез в стихи.
        Вот бульвар. Зовётся Покровским.
        Он покроет мои грехи.

        По деревьям мальчишки лазают,
        Дребезжа, прокатил трамвай.
        А господь оживил таки Лазаря,
        Ободрав с него покрова!

        Всё иду, всё стихи вынашиваю,
        А бульвар от весны дрожит.
        Он покроет меня по-нашему
        И под ноги мне побежит.



        9.

        Топаю, собой обуреваемый,
        За косички рифмы теребя.
        Всё-таки на Яузском бульваре мне
        Не хватает именно тебя.

        Впереди - дорогу преграждает мост,
        Здесь - коляски вышли погулять.
        Всё-таки не падает рождаемость -
        Есть весна, способная влюблять.



        10.

        Моё сердце собрату открыто. Сиречь:
        Здравствуйте, Николай Васильевич.
        Пусть в платочки старушки крестятся набожные,
        Ну же, слезьте, давайте пройдёмся до набережной.
        Посмотрите, погодка на улице та ещё,
        Ну же, ноги промочим в звенящем и тающем
        Почерневшем последнем заснежье Бульварного,
        Мимо полного хлорки бассейна-аквариума,
        Где (плевать, что вода вокруг капельку ржавая),
        Словно рыбки, снуют москвичи моложавые.
        Вы - маститый художник словесного варева,
        Вы такой же, как я, обитатель Бульварного.
        Я - весёлый поэт поколенья повального,
        Закопайте меня под асфальтом Бульварного -
        Всё равно прорасту, чёрт те что ещё вытворю.
        Даже если меня не поставят гранитного
        Современники по своей ограниченности,
        Всё равно я останусь! Такой...Органический.




        Я тут правду писал буквальную,
        Я себя изложил, как мог,
        Я романы люблю бульварные,
        Сигаретный люблю дымок.

        Я плохой, я подобен роботу:
        Есть программа - давай чесать!
        Недовольны? Ну что ж, попробуйте
        Сами так пройтись-написать.



        © Аркадий Дубинчик, 1985-2018.
        © Сетевая Словесность, 2000-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Наследство: и Опыты уплощения: Рассказы [Сказать по правде и только вам, иначе меня запрут в звуконепроницаемое помещение, я первый терранавт, который проник в ваши мозги. Я до отвала наелся...] Максим Жуков: Ёксель-моксель [...Если ты рождён четвероногим / Под кустом в божественном Крыму, - / Пред тобой открыты все дороги, / Но тебе дороги ни к чему.] Вадим Андреев: Первоцвет [Всю ночь, усилием волхва / достав с холодных звезд осколки, / я рифмы меряю к словам / с общероссийской барахолки...] Геннадий Скворцов: О некоторых категориях злословия и вранья [Ввиду поголовной употребительности, злословие довольно-таки разнообразно, и в нем можно выделить несколько разрядов...] Александр М. Кобринский: В русле воображаемой логики Н.А. Васильева [Парадигмой европейского мышления является известная формулировка, именуемая третьим постулатом Аристотеля: мы выбираем между "да" и "нет" - третьего не...] Василий Нацентов: Любовь и речь [У ваших ног, нагие, бестолково / толпятся оловянно дерева, / нащупывая истинное слово, / выстукивают глупые слова.]
Словесность