Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ОСЕНЬ - ОБЛАЧНЫЙ  БУБЛИК ...


* Утка идет на взлет...
* Спит в горлышке кукушки...
* Слог - лобогрыз...
* Эй, хозяин! - еще пару литров и столбы доползут до нас...
 
* Из черноты, свернувшейся в стакане...
* Осень - облачный бублик...
* Для чего тебе, дурашка...
* Пора на север - Балтика, прости!..


    * * *
        Алексею Королеву

    Утка идет на взлет,
    Следом за ней толпой -
    Духи лесов и вод,
    В город, на вечный бой.

    Но прошивает дробь
    Ночи слепой кишку,
    Чавкает влажно топь,
    Кровь течет по стишку.

    Крякнувший самолет
    Терпит крушенье - вниз,
    Рыжий ирландец - (мёд
    С ржавчиной) - в поиск, плиз!

    Рыжий ты мой дурак!
    Как ни кровав поэт,
    Ночь для него - не враг,
    Мир - не добыча, нет!

    Демоны - не вопрос -
    Щёлкают по курку,
    Мокрый собачий нос
    Взламывает строку...

    _^_




    * * *

    Спит в горлышке кукушки
    Уставший часовой...
    Фонарь из черепушки
    С кровавинкой живой
    Оттягивает пальцы
    Горит едва-едва...
    Зачем неандертальцу
    Частичка божества?

    Смеется бедный Йорик,
    Могильный аксакал,
    Но горек, горек, горек
    Мерцающий оскал,
    Свернулась по глазницам
    Нагая пустота,
    А слово - только птица,
    Летящая с листа.

    Но все-таки бубенчик
    Звенит из пустоты,
    Отращивает птенчик
    Рифмучие понты,
    Потом по зову крови
    Срывается в пике...
    И гнездышко готовит
    В отпетом черепке.

    _^_




    * * *

    Слог - лобогрыз
    И лоботряс,
    Яблоко вниз -
    Аз.

    Слог - перевод
    Смысла на звуки...
    Яблоко - в рот,
    Буки.

    Чара, искус,
    Липкие сети,
    Яблока вкус -
    Веди.

    И вот, когда боль,
    Выжжет твое нутро,
    Слогом, поэт, глаголь
    Добро.

    _^_




    * * *
            Неужто осень? На её платке
            алеет роза и сверкает иней.
                Бахыт Кенжеев

    Эй, хозяин! - еще пару литров и столбы доползут до нас,
    Пусть закат - золотая бритва - наезжает на лунный глаз.
    Ведь стеклянные сны не бьются, с алой розой в седом снегу,
    Кто хлебает мороз из блюдца и с улыбкой несет пургу?

    Но в улыбке ее чеширской проступает оскал зубов,
    Потому что она - транжирка нашей крови и наших слов,
    И на ржавых ее надкрыльях, словно мертвая голова
    Проступает тоска бессилья, невозможность поджечь дрова

    Наших душ отсыревших... Это - безнадежная тайна сна,
    Пусть луна растет для поэта, и поэт говорит "луна",
    Между ними не выбить искру, за которой ревёт пожар,
    Остается достать канистру и плеснуть на промерзший шар.

    Но сначала - плеснём-ка в кружку огнедышащего питья,
    А потом позовем подружку, у которой в груди - змея,
    Рыжий локон, алая роза, ледяная соль тишины...
    И, приняв изящную позу, упадем, наконец, с луны!

    _^_




    * * *

    Из черноты, свернувшейся в стакане,
    Под горло подбираются слова...
    Но залпом - раз!
    Как истина в канкане
    Над пламенем танцует голова.

    Срываются застежки, гнутся стрелки,
    Испуганные новости висят,
    Орешки золотые колют белки,
    Серебряные кошки голосят.

    На голос их - из темноты и дыма -
    "Поехали!" - небритый, в три дуги,
    По-братски обнимая серафима,
    Из шестикрылой вырвавшись строки,

    Запутавшись в пере её и пухе
    Всей пьяной мордой, в потном неглиже,
    По пояс - в зренье, по сплетенье - в слухе,
    По плечи - в осязании уже,

    Ступая поколеньям по коленям,
    Мурлыкая припев про вечный бой,
    Шатаешься, пропойца, по ступеням,
    И лестница сгорает за тобой...

    _^_




    * * *

    Осень - облачный бублик, сгрызенный до конца к изумлению публик девочкой без лица. Синяя дырка плачет, крошки не находя, девочка колет пальчик лезвиями дождя. Воет, влезая в щели, лапами морду трёт ветер; тропой Кощея лужи прессует лёд... От леденца окошка до медуницы сна ходит черная кошка, черная тишина. Девочка потеряла губы свои глаза тянет под одеяло, за одеяло, за одеяло, в зыбку... что же запомним мы? - тающую улыбку в белых зубах зимы.

    _^_




    * * *

    Для чего тебе, дурашка,
    Медвежуткая Гора?
    Что за шуба - чебурашка,
    Что за суп - из комара?!

    Хлебца, яблочка на грошик
    Из промозглого ларька,
    Небо в праздничный горошек,
    Медвежуткие снега.

    Белым волосом замотан,
    Смертной, снежной сединой,
    Убаюкан, прибормотан,
    Телевизор ледяной...

    В чашу проруби с разбега
    Бухнет огненный ошмёт,
    Страховитое Онего
    Плавниками шевельнет.

    Холодна вода с ладошки -
    Звездной льдинкой отогрей
    Ночь, чернее черной кошки
    В черной комнате своей.

    _^_




    * * *

    Пора на север - Балтика, прости! - не удержать тебя в своей горсти, соленый город выльется из чаши, я уезжаю - горло напролом, сплошная боль - существованье наше, язык распорот словом-топором... Здесь каждый шорох, каждый поворот, молчанье - порох, вырвется - убьет, моя собака, надо - навсегда! Горит бумага. Падает вода.

    _^_




© Урсула Дар, 2004-2017.
© Сетевая Словесность, 2004-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность