Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ЗНАКОМЫЙ  НЕЗНАКОМЕЦ
или
В  ПОИСКАХ  ГЕРОЯ


О романе Галины Грановской "Черный плащ немецкого господина"


Из всех видов произведений лишь роман способен более-менее достоверно отразить не только характеры героев, но и историческую эпоху, в которую происходит действие. Роман это большое живописное полотно, и недаром он востребован сегодня так же, как был востребован и двадцать, тридцать и более лет тому назад. Но если рассказ можно написать в один присест, создание крупного произведения отнимает у автора массу времени и энергии. Иногда на него уходят годы, и при этом нет никаких гарантий, что роман получится и найдет отклик в душах читателей.

Что главное в сегодняшнем дне, что второстепенное, а что вообще не имеет значения для истории? За последние 20 -30 лет жизнь, как в бывшем СССР, так и во всем мире, менялась очень быстро. Взять хотя бы тот факт, что однажды, уснув в собственной постели советскими людьми, мы проснулись гражданами разных стран, с разными основными языками, с разными президентами и героями! Все, что было главным вчера, вдруг не только утратило свою важность, но и попросту исчезло из нашей жизни. То, что важно для нас сегодня, возможно, покажется абсурдным через пару лет. И уж точно, наша сегодняшняя жизнь завтра будет восприниматься по-другому. А меняется жизнь, меняются и люди, потенциальные герои реалистических произведений.

Как же при таком раскладе написать настоящий роман, как вычленить из бурного потока действительности "типических героев в типических обстоятельствах" современной жизни, если жизнь у нас пошла совсем не "типическая"? Где искать героев нашего времени, которых будут по косточкам разбирать на школьных уроках литературы будущие поколения школьников? Белинский писал: "У истинного таланта каждое лицо - тип, и каждый тип для читателя есть знакомый незнакомец". И задача писателя в том и заключается, чтобы помочь читателю получше рассмотреть этого "знакомого незнакомца", где его искать? В эпоху перемен типические обстоятельства, как правило, погребены под лавиной нетипических...

Волна "быстрой" литературы девяностых годов тех авторов, которые спешат сотворить свой продукт "по горячим следам", явила миру на страницах своих произведений целый сонм ярких "личностей" - разномастных лихих бандюков вкупе с не менее лихими ментами. Героями также становились одиночные мстители, смелые журналисты, бывшие спецназовцы, ночные труженицы - проститутки, участники горячих точек и даже олигархи, которые безнаказанно, с упоением растаскивали и присваивали бывшую социалистическую собственность бывшего советского народа.

А вот сделать героем обычного человека из толпы, которую раньше называли "народными массами", а после пресловутой "перестройки" - "ботвой", "быдлом" или, в преддверии очередных выборов, "электоратом" - у большинства писателей почему-то не очень получалось. Да и в самом деле, какой литературный герой, к примеру, из учителя или инженера, перебивающихся случайными заработками, из человека, который вдруг стал не нужен не только государству, а порой даже и самому себе?

Но именно такого обычного человека, захваченного врасплох на крутом вираже истории, и сделала главным действующим лицом романа "Черный плащ немецкого господина" Галина Грановская. Бывший инженер Павел Шумаков, ставший никем и ничем в "эпоху перемен", ностальгируя по старой жизни, страдая и оглядываясь на прошлое, тем не менее, как и полагается "типическому" герою, проходит сквозь череду "типических обстоятельств" нового беспокойного времени. Отстраняясь от фабулы, можно сказать, что по большому счету, еще одним главным героем этого романа является и само время - драматичный и пока еще не до конца осмысленный период девяностых годов двадцатого века.

Но вернемся к сюжету.

История начинается с покупки бывшим советским инженером, а ныне безработным, Павлом, черного плаща в магазине секонд хэнда. После чего этот окончательно загнанный в угол неудачник внезапно обретает работу, о которой не смел и мечтать, и в его жизни начинается головокружительный карьерный рост. (Картина знакомая и для наших дней). Вокруг ошеломленного таким ходом событий, опустившегося холостяка, еще вчера коротавшего вечера в одиночестве у телевизора в запущенной, доставшейся по наследству от родителей квартире, вдруг начинают появляться женщины. И не какие-нибудь проститутки или подруги уборщицы Варвары, живущей по соседству. Нет, его пытается соблазнить лицом похожая на Нефертити жена шефа, Неверского, хозяина крупной фирмы, торгующей медицинским оборудованием. Также неожиданно он знакомится с красавицей Майей, владелицей престижного магазина мужской одежды, и у них начинаются странные отношения. Странные, потому что любовью это назвать трудно, но какие-то, основательно подзабытые чувства все же просыпаются в душе сорокалетнего мужика. По работе Павла посылают в Германию. И там он не остается без внимания со стороны женского пола. Но не это главное. Здесь в историю о бывшем советском инженере вклинивается еще одна сюжетная линия. Находясь в этой командировке, бывший советский инженер, пытаясь улучшить свой немецкий посредством чтения, в одном из журналов случайно натыкается на фотографии знаменитого архитектора Пауля Барбье, который внешне походит на Павла. Мало того, что имена у них похожи, они, к тому же, еще и ровесники. Это кажется Павлу забавным, и он с большим интересом читает статью об архитекторе, для этого ему знаний немецкого хватает. Личность знаменитости потрясает его своей неординарностью, и, не удовлетворившись одной статьей, Павел начинает искать материалы о знаменитом архитекторе в других журналах и в интернете. Жизнь архитектора, в сравнении с его жизнью, кажется просто фантастической. С огромным сожалением он узнает, что около полугода назад знаменитый архитектор погиб в авиакатастрофе в Андах.

Тем временем командировка в Германии подходит к концу. Накануне отлета в родной город ему вдруг звонит жена шефа, Элеонора и взволнованно просит отложить возвращение. За время его отсутствия на фирму обрушились большие неприятности. Хозяин, Неверский, находится под следствием, в фирме полным ходом идет налоговая проверка. Элеонора намекает, что и Павлу грозит опасность. Не чувствуя за собой никаких грехов, он все-таки решает вернуться. Тогда Элеонора просит о личной встрече. Завтра она будет в Германии, - нет, не ради него, - а просто по пути в Лондон, куда она летит к детям, ей нужно сделать пересадку. И утром следующего дня они встречаются в аэропорту. Элеонора рассказывает о темных делах своего мужа, и приводит некоторые факты, подтверждающие, что и Павла по возвращению ждет неминуемый арест. Все звучит довольно убедительно, но все-таки недостаточно убедительно для того, чтобы принять предложение Элеоноры и отправиться с ней в Лондон вместо того, чтобы лететь домой. Он колеблется. Он звонит Неверскому, но тот не отвечает. Он звонит Майе, но узнать что-либо не успевает, поскольку именно в этот момент самолет, прилетевший из Бразилии, теряет управление и врезается в здание аэропорта.

Несколько человек из взорвавшегося самолета остаются в живых. И, по утверждению некоторых журналистов, одним из выживших является не кто иной, как считавшийся погибшим полгода назад, знаменитый архитектор Пауль Барбье...

Особой удачей автора я бы назвал сюжет. Он крепок, отлично выстроен от экспозиции до концовки, оригинален и логичен до последней точки. Изложение событий захватывает, тянет за собой, заставляя вглядываться в картины недавней, но уже навсегда ушедшей эпохи. Главный герой как бы выхвачен из гущи жизни. Он нам знаком. Как знакомы и второстепенные герои - умный, расчетливый Неверский, яркий представитель нуворишей, быстро сориентировавшийся, как и на чем можно делать большие деньги в смутное время; имеющая все материальные блага, но не ставшая от этого счастливой, Элеонора; осторожная и загадочная Майя; шустрая, пронырливая бывшая жена главного героя, а ныне владелица парикмахерской Ленка; сосед Васька, который день за днем как ишак таскает тюки на рынке, а получив деньги, пьет и в пьяном состоянии колотит жену, и многие другие. Прототипы этих персонажи и по сей день населяют огромное пространство, которое двадцатилетие назад именовалось "великой державой".

Как известно, мера таланта - правдивость изображения.

Нелегко запечатлеть стремительно ускользающее время, точно отобразить реалии жизни, на фоне которых разворачивается действие, но еще труднее создать правдивый персонаж, характер в развитии. На мой взгляд, автору "Черного плаща" это удалось. Автору веришь. В романе передан и дух буйных "девяностых", и четко, достоверно выписан каждый персонаж произведения. На страницах книги мы видим живых людей, которые, как и в жизни реальной, меняются под влиянием обстоятельств. Главный герой в советские времена добросовестно трудился на благо Родины, получая к праздникам благодарности и грамоты от руководства, а в семейной жизни был тихим, и даже робким, судя по его отношениям с бывшей женой. Но "попав в струю" он вдруг открывает в себе новые качества, и в течение короткого времени трансформируется в совершенно другую личность. От прежнего Павла Шумакова остается лишь внешняя оболочка. Меняются, часто не в лучшую сторону, и другие герои произведения.

"Черный плащ немецкого господина" - сложный, многоплановый и динамичный роман. В нем есть интрига - та пружина повествования, которая крепко держит внимание читателя; присутствуют и любовные отношения; показан социальный фон, быстро нарастающее в очередную эпоху перемен расслоение еще недавно относительно однородного общества, обрисованы быт и нравы разных социальных слоев.

Автор также поднимает тему роли художника в обществе. Здесь - главным образом, на страницах, посвященных немецкому архитектору Барбье, - больше вопросов, чем ответов. Говорят, потребность самовыражения у гениев так велика, что если они не могут делать то, к чему имеют талант, они попросту гибнут. Но можно ли, оправдываясь сложностью времени, переступить через нравственные барьеры, ломать жизнь другим и ради самовыражения принять жертву в виде гибели другого человека?

Когда-то К.Чапек сказал: "Странно, но факт: чем выше рангом литература, тем безрадостнее конец романа. "Преступление и наказание" не заканчивается появлением на свет роскошного младенца. "Госпожа Бовари" не заканчивается свадьбой... Действует некий скрытый закон, согласно которому качество литературы обратно пропорционально счастливому концу. Роман Марии или Фанни (так Чапек называет излюбленное чтение служанок) непременно оканчивается счастливо".

В этом смысле, конец романа "Черный плащ немецкого господина" я бы тоже не назвал самым счастливым. Но там - в конце - неожиданно начинается совсем другая история...




© Павел Брычков, 2012-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность