Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



"ЖИЗНЬ  -  ЭТО  МЕСТО,  ГДЕ  НЕЛЬЗЯ..."


* Зачем нас кто-то обманул со снегопадом?...
* БЛАЖЕННЫЕ
* Ночь черная, чего тебе еще?..
* Страшен август, имперский месяц...
* РЕКИ
* ТАМ
* Зимы ждала, ждала природа...
* Художник нам изобразил...
* ГАРМОНИЯ
 
* Утром курю на балконе. Рыжеет скверик...
* Осенью время чем дальше, тем центробежней...
* Я уже долго живу и не верю в души...
* ДОРОЖНОЕ
* В эти окна и глаза бы не глядели...
* Давайте сжигать мосты - и чтоб дотла...
* О чем мне горевать? - о прошлогоднем снеге ль...
* Я тоже памятник хочу!..



    * * *

    Зачем нас кто-то обманул со снегопадом?
    Зачем над садом хлещет музыка надсадом?
    Не струны - струи, а ударные по жести -
    Дождь барабанит, у него плохие вести,
    Что время кончилось, и вместе с ним пропали
    Виолончели, лючиоли, нахтигали...

    _^_




    БЛАЖЕННЫЕ

    Блаженны все сошедшие с ума
    В долину роз, где так смертельно сладко
    В озноб бросает лютая зима
    И жаркой дрожью треплет лихорадка.

    Блаженны все, на ком сошелся свет
    Не круглым нимбом, а небесным клином,
    Блаженна я - и мне спасенья нет
    В долине этой, как на поле минном.

    _^_




    * * *

    Ночь черная, чего тебе еще?
    Чечетка точек, точно на морозе
    Сжигаешь спички сумасшедшим Морзе
    И думаешь, что этим защищен
    От жадного сосущего зрачка
    Небытия без края и предела.
    О, глупая наивность новичка,
    Поверившего, что душа без тела
    Дотянется, добьется, достучит...
    И прогораешь спичкою в ночи.

    _^_




    * * *

    Страшен август, имперский месяц,
    Лето, брошенное в костер.
    С неба спущено столько лестниц,
    Что Иакову до сих пор
    Не найти ту одну. Но взглядом
    Все ступеньки пересчитав,
    По касанью поймешь, кто рядом,
    По наполненности октав
    Догадаешься - кто с тобою
    В молчаливый вступает спор.
    Все, сдаюсь! - лишь Твоей рабою
    Я согласна быть с этих пор.

    _^_




    РЕКИ

    Лучше быть несчастной, чем никакой.
    Лучше - по горлу, чем просто сойти на нет.
    Чем нас уносит? - Гераклитовой ли рекой
    Или теченьем крови - стеченьем бед?

    Знаю, теперь мне прежней никак не стать,
    Как не вернуться тому золотому дню.
    Старые письма, что ли, перелистать,
    Но все остывает - поэтому не храню.

    Бумажный кораблик, черной Леты волна,
    И никуда не деться от этих рек -
    Кто верит словам, тому отольют сполна
    Соленой водички, брызжущей из-под век.

    Но реки текут. Бывает, текут вспять.
    Слезы смахни - и снова кораблик готовь.
    Есть все-таки то, чего нам не потерять.
    Слово есть Бог. А Бог, говорят, любовь...

    _^_




    ТАМ

    Там воздух повторяет очертанья
    холмов волшебных и седых олив,
    нет ничего в его прозрачной тайне,
    чего не знал бы утренний прилив,
    еще не позабывший отраженья
    колючих звезд и огненных планет.
    Бог Гераклита - вечное движенье,
    и может быть, другого Бога нет.
    И может быть, другого нам не надо,
    как этим очарованным холмам,
    где дозревают гроздья винограда,
    где плеск олив над вечным морем.
    Там...

    _^_




    * * *

    Зимы ждала, ждала природа,
    Но снег не выпал наконец...
    Два ворона мужского рода
    Клюют размоченный свинец,
    Шагая бодро вдоль обочин.
    В сплошных колдобинах стезя.
    И надо помнить, между прочим:
    Жизнь - это место, где нельзя...

    _^_




    * * *

    Художник нам изобразил
    Селенье N, машину ЗИЛ,
    Она буксует в черноземе,
    И рык стоит среди равнин,
    И ничего не слышно кроме,
    И чернозем как пластилин.

    В кювете рыжие бурьяны,
    Разнообразный прах жилья -
    Бутылки, смятые стаканы,
    Ведро без дна, без брюк карманы,
    Остатки пригоревшей манны...
    Все это родина моя.

    В селенье N одна дорога,
    А по бокам - селенье N,
    Сейчас опять здесь верят в Бога
    И ждут, как прежде, перемен.
    Все меньше места на погосте,
    Все больше замков на грязи...

    Зачем же ты приехал в гости,
    Зачем ты нам изобразил...

    _^_




    ГАРМОНИЯ
    (считалочка)

    Вот выходит ангел мрака,
    Перед ним бежит собака,
    Это черный-черный пудель,
    Следом кто-то на верблюде -
    И в угольное ушко.

    Время белым порошком
    Засыпает, засыпая.
    Девочка идет слепая.
    Чтобы девочка прозрела,
    К ней выходит ангел белый.

    Наступает чье-то счастье
    На запятки и запястья.
    Неба нет, осталась терра.
    Тут выходит ангел серый.

    _^_




    * * *

    Утром курю на балконе. Рыжеет скверик.
    С коркою хлеба в клюве летит ворона.
    Улица утром напоминает Терек
    Грохотом, что воспевали во время оно.

    Утром курю, размышляя о том и этом,
    Обрывками мыслей что-то там постигая.
    Ну, например, что и осень бывает летом,
    Та, прошлогодняя осень была такая.

    Утром курю, копчу охладевший воздух.
    Даждь мне и днесь, и присно... Одно и то же.
    Где-то ворона долбит свой огрызок черствый,
    Не все же летать. И этим мы с ней похожи.

    Утром курю...

    _^_




    * * *

    Осенью время чем дальше, тем центробежней,
    Хронос хрустит охрой, как скорлупою
    Выеденных яиц. Улыбаясь прежней
    Вечной любви, думаешь - бог с тобою.

    Мальчик крылатый, наши сердца - скворешни,
    Если пустеют - что тут возьмешь стрельбою?
    Кто-нибудь их заселит порою вешней,
    Чтобы пропеть про зеленое-голубое.

    Ну а теперь здесь осень. Сырой валежник.
    Ветер, обученный свисту да и разбою,
    То, что стремилось к центру, все центробежней,
    И небо, как стрелы, свинцовое и тупое.

    _^_




    * * *

    Я уже долго живу и не верю в души,
    Тем более в их единство. На амальгаме,
    Как и в хрусталике, - губы, носы и уши,
    А все, что за ними, мы сочинили сами,

    Каждый во что горазд. А душа - всего лишь
    Поле, что возникает по ходу крови,
    Вроде магнитного... Так отчего ж ты ноешь,
    Поле мое, с зернами наготове...

    Вот уж ноябрь. Гормон, потерявший резвость,
    Тихо тоскует в самой последней клетке.
    Поле свое перейдя, обретаешь трезвость,
    Словно ворона на этой безлистой ветке.

    _^_




    ДОРОЖНОЕ

    Прохожий на углу, зевая,
    Ждет прошлогоднего трамвая,
    Но не приходит тот никак.
    Бразды пушистые взрывая,
    Летит кибитка удалая -
    Должно, левак.

    И вот прохожий, став проезжим,
    Уже в кибитке. Ветер свежий,
    Как лезвием коснулся щек.
    И снегопадом свет процежен,
    И переулочки все те же,
    Кнут щелк да щелк.

    Мелькнула тень за поворотом,
    Теперь уж не узнаешь, кто там,
    Быть может, Фауст шел в кабак.
    Здесь Вертер разминулся с Лоттой...
    Ночь облетает позолотой,
    И все не так...

    Тоска дорожная, густая
    Ко мне летит, как птичья стая,
    Кошачий в ребрах коготок.
    Страницы ветхие листая,
    По буковке беру с листа я,
    По паре строк.

    Скажите мне, что есть в дороге
    Такого? - точно в эпилоге
    Не свадьба, а дубовый крест.
    Трамвай, кибитка... Вот и дроги.
    И некому платить налоги.
    Конец. Разъезд.

    _^_




    * * *

    В эти окна и глаза бы не глядели.
    Прости, осень, ты ни в чем не виновата.
    До апреля проваляться бы в постели,
    Заварив себе побольше чаю с мятой.
    И гербарий этот пить, задернув шторы.
    Холод бродит по неубранной квартире.
    На балконе дозревают помидоры...
    А не сделать ли сегодня харакири?

    _^_




    * * *

    Давайте сжигать мосты - и чтоб дотла,
    Давайте потом, остыв, считать - зола
    Золота долговечней, ценней алмаза,
    Давайте от нашей речи оставим фразу
    Одну. Давайте с нее начинать букварь,
    Ночью ли, днем - достаточно в календарь
    Бегло взглянуть - нет чисел, а фраза есть.
    В термометре стынет ртуть, а на крыше жесть,
    Под веками стынет что-то, что жестче льда -
    Такая у нас погода теперь всегда.
    Слово владеет миром, а мы собой,
    Победа кончается Пирром, а жизнь судьбой.

    От всяческих истин, конечно же, прописных
    Словарь очистим, и пусть остается в них
    Одна только фраза, - ты знаешь ее? - ну вот...
    Зачем же сразу подсказывать... Да, пройдет...

    _^_




    * * *

    О чем мне горевать? - о прошлогоднем снеге ль,
    О том, что за спиной ни крыльев, не стены...
    Все это ерунда. Гляди - Мужицкий Брейгель
    Проходит в стороне, рисуя наши сны.

    Опущены поля широкополой шляпы,
    Трепещет на ветру, как бабочка, блокнот.
    Сейчас он на корабль поднимется по трапу,
    И знает лишь Господь, куда он заплывет.

    На свадьбу, на войну? - иль к черно-белой птице,
    Где потемневший брус, пеньковая петля...
    Понять бы, для чего мараем мы страницы,
    Понять бы, для чего вращается земля.

    _^_




    * * *
        Exegi monumentum...

    Я тоже памятник хочу!
    Вдруг захотела...
    Подобно летнему лучу
    Растает тело,
    Поэтому прошу - друзья,
    Мне очень надо,
    Без памятника мне нельзя...
    В ночь снегопада
    Слепите памятник мне, чтоб
    Всяк молвил - "Ловко!
    Такой же стан, такой же лоб
    И нос морковкой..."

    _^_



© Валентина Ботева, 2007-2017.
© Сетевая Словесность, 2007-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность