Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ПЛАСТИНКА


*** (пластинка)
*** (колыбельная наоборот)
*** (она ей)
*** (сестре)
*** (обчитавшись фанайловой)
 
*** (приземление)
*** (нельзя, а то милиция)
тексты о нелюбви в осенних интерьерах
зимняя колыбельная для дочери
*** (деревня)


    *** (пластинка)

      А я пишу стихи Наташе и не смыкаю сонных глаз.
                  Даниил Хармс

      На грибоедовом канальчике
      Смеются девочки и мальчики,
      А у меня замерзли пальчики
      И в голове играет джаз.
      А ты зовешь меня Наташею -
      Нездешней, неземной, ненашею,
      Всё удивляешься, куда же я,
      И не смыкаешь сонных глаз.
          Из незаконченного

      ...город двадцатый год
      пацаненок на лиговке грязь матерщина пепел
              Из цикла "Прогулка"


    Слышишь? Голос с пластинки просится,
    Слышишь? Сердце мое занозится,
    Патефонной иглой наносятся -
    На ладони - чужой рассказ,
    В атлас - лобные капитолии,
    На пластинку - спираль истории...
    На каком никаком повторе я
    Застреваю на этот раз?

    Век ли, год ли, неделя ль без году...
    Раньше Миллера, Джойса, Беккета -
    По растресканному эмбэнкменту -
    Как по рукописи иду.
    А навстречу вдоль Грибоедова
    Тетки с сумками прут комбедово
    И глазеют на храм базедово:
    В храме нынче хранят еду.

    Я читаю сухие трещины,
    Нитку бус у кричащей женщины,
    Шрифт газетный, чужие вещи на
    Черных рынках в руках менял;
    Надо мною - ничье наследие -
    Блещет купол: в слепящем свете я
    Пропускаю десятилетия,
    Слишком сложные для меня;

    Окликаю - пятидесятые,
    Все цветастые, полосатые,
    Узкобрюкие и усатые -
    Тонкобрюхую голытьбу...
    То-то мод за полвека минуло,
    То-то пращуров нас покинуло,
    Что-то выросло, что-то сгинуло,
    С гиком вылетело в трубу.

    Нам остались - фасад Фонтанного,
    Бывший вуз ЛомоносоЖданова,
    Царский храм, освященный заново -
    Хрупкий смальтовый новодел...
    Здравствуй, племя младое, глупое:
    Перекрасим халупы в клубы - и
    Пусть детишки родятся щуплые,
    Непохожие на людей.

    Вырождающаяся нация
    В ожиданье реинкарнации...
    Время сна, полоса стагнации -
    Словно взлетная полоса,
    В бесконечность концом упертая...
    Рим закончился. Жизнь - четвертая.

    ...На старинных пластинках - стертые
    Одинокие голоса.

    _^_




    *** (колыбельная наоборот)

    ррраз-два-три ррраз-два-три тянется канитель
    то ли года то ли вновь города не те
    то ли полна под завязку следами тел
    пристань моя постель

    ты не смотри и не плачь в уголке листа
    мама какой я сонный устал устал
    теплое слово дышит в твоих устах
    сынку считай до ста

    баюшки баюшки вряд ли во сне растут
    не одолеть расставаний преград простуд
    шарик упал с потолка на диван и сдут
    разница амплитуд:

    детские простыни скомканный грязный лист
    ты мне стелила а я никакой стилист
    на плащанице отметины сотен лиц

    нечем перестелить

    _^_




    *** (она ей)

    от ее волос пахнет медом и молоком
    молоко и мед, но не детский рахат-лукум
    молоко и мед, а не секс и потом легко
    молоко и мед, а не кофе одним глотком

    а она стоит и робеет, и плечик гол,
    вручена рука мне и полунага нога,
    и грешно, грешно, что не надо мне ни-че-го
    от волос ее, кроме меда и молока.

    _^_




    *** (сестре)

    это каждое утро, это долгие годы длится:
    сколько мне, блин, под дверьми тут еще молиться,
    алина, мне уходить, мне надо накраситься, выйди уже из ванной,
    выйди из ванной, оторви свою задницу от дивана,
    делай же что-нибудь, делай, так всю жизнь пролежишь без дела,
    а она отвечает: поменьше бы ты... болтала,
    больше бы делала; посмотри, я легко одета,
    мои руки тонкие, кожа не просит еще апдейта,
    я цвету, у меня нет глаз, чтоб учиться бояться мира,
    покорми меня, я голодная, если ты меня не кормила;
    не ругайся, не измывайся, я умру от твоих ироний,
    кто ты есть, чтобы знать и судить о моей трехгрошовой роли,
    да, ты каждое утро ждешь меня возле ванной,
    но я та, которая не предаст тебя целованьем,
    подожди, пять минут не время, не рвись - сорвешься,
    раньше выйдешь и раньше судьбе своей попадешься,
    не оставь меня, не кричи на меня, дура, дура,
    я с рожденья по части силы тебе продула,
    я одно могу: я тебя бесконечно тоньше,
    вот, я вышла к тебе, я люблю тебя, я люблю тебя. - я тебя тоже.

    _^_




    *** (обчитавшись фанайловой)
    два стиха о летящей девочке

    1

    Hi darling, up there it's gonna be windy.
    А внизу ничего не видно, девочка Венди,
    Темнота застилает дома, над которыми ты скользишь,
    Колокольчик врывается в ветреный твой пейзаж.

    Раскрываются окна, ругаются люди, смеются дети
    О любимом твоем, о бандите твоем, садисте,
    Эгоисте, внизу ничего и вверху совсем пустота,
    Говорила же мама, не ходи гулять без пальто,

    Оставляя бессонницу ночевать за тебя в кровати.
    Говорю тебе: хватит, ну-ка иди сюда, вот тебе, вот тебе,
    Вот тебе целый мир, бесконечный слепой повтор,
    Лучше которого, хуже которого, иначе которого

    Нет и не будет.


    2

    Но как же пятка любимого, за которую я держусь,
    И горжусь, и стыжусь, и ваще непадецки так завожусь?
    Потому и вожусь с ним, эгоистом, бандитом, богом,
    Чтобы было откуда отсчитывать семь миль под топливным баком;

    А моя бессонница портативна и так умна,
    Что всегда вернется, как собачка, вернется, oh my weak Tinkerbell, ко мне -
    Колокольчиком в голове, ступней, сливающейся с облаками,
    Хронокомпасом, говорящим, что от дома так далеко мы...

    Моя слабая, храбрая Tinkerbell, там вдали наступает день,
    Я люблю тебя больше всех, золотая моя Динь-Динь:
    Ты мой внутренний враг, ты посветишь - я онемею.
    Даже Питер тебя не поймет так, так я тебя понимаю;

    Я люблю тебя больше всех - это значит, никто вот так
    Не возьмет тебя в руки в розовеющей высоте,
    Не отпустит пятку любимого, улетающего впопыхах,
    Не задушит тебя, немолчную, с первым утренним петухом,

    Чтоб никто не сумел вернуть неуместное в жизни - к жизни,
    Неподвластное смерти - смерти, ибо нет ничего ужасней,
    Чем лепечущий в недрах голос, колокольный звон для одной
    На небесном дне у порога дня - и любимый, какого нет,

    Нет и не будет.

    15 ноября 2003, самолет Лондон - Петербург

    _^_




    *** (приземление)

    Пасмурно, очень пасмурно, с земли не видать легко,
    Что мой самолетик падает в свет и дым облаков,
    Что вот я смотрюсь, как в зеркало, в белый иллюминатор
    И думаю, трепещу: это ж надо, это же надо,
    Боже, я так близко к тебе, случайно меня коснись,
    Я могла бы тебе посниться еще, но боюсь, что вниз,
    Вниз, мне пора, мне надо, мой вес говорит об этом,
    Хочешь, я буду вестником, уродом твоим, аэдом,
    Дело совсем не в теле, святом невесомом теле,
    А просто терпенье кончилось считать и копить потери,
    И я почему-то счастлива.
    ................................
    Ветрено. Плюс четыре.

    _^_




    *** (нельзя, а то милиция)

      В 2003 году в Москве
      была произведена попытка
      законодательно запретить целоваться на эскалаторах

    я девочка, я сплошной наив,
    идеальный любовный вектор
    целуюсь не только на, но и в
    движущихся объектах

    не то чтоб от этого все цвели
    и падала травматичность
    на транспорте
    просто мой бог велик
    и может всегда спасти нас

    а может - Милиция поберет

    под соло на барабане
    мне город вопьется в помятый рот
    немнущимися губами

    я девочка света и двух теней
    которым не раз-случаться

    граница города
    а за ней
    сплошной заповедник счастья

    _^_




    тексты о нелюбви в осенних интерьерах

    * (человеку у реки)
    (посмотри вперед человек орет
    раскрывает как рыба рот
    и неслышен звук и шаги легки
    вдаль идущего вдоль реки)


    вдоль реки
    идущему вдоль реки
    беловатый воздух втекает в рот
    продолженьем вытянутой руки
    открывается поворот

    (белым утром плоскости коротки
    и близки
    посмотри вперед
    мы не знаем что на конце руки
    предположим что поворот)


    поворот открыт откровенно крив
    он уходит левей левей
    эта рифма проклята: посмотри
    там молчание человек

    он орет пытаясь себя загнать
    в ускользающий хронотоп

    (не смотри вперед! оглянись в кругу:
    сквозь туман видны языки огня,
    захватившие парк на том
    берегу.)



    ** (человеку на улице)
    а ты меня не думай, не гадай
    ты сердцем обо мне поголодай
    чтоб кто-нибудь сказал: похолодало -
    и вышел звук сквозь горло на замке

    чтоб сон не поместился в рюкзаке
    чтоб нас нежданным снегом закидало

    как поздно облетевшую листву

    и наяву то прошлое осталось
    то позапрошлогоднее число

    теперь смотри: нас снегом занесло.


    *** (человеку у окна)
    И подойду, и пальцами ударю,
    И плечико откроется, как дверь
    На позвоночных петлях, и увижу:
    Стеклянный лоб и каменные брови
    Над полыми глазами, - и скажу:

    - Смотри, смотри в свое окно над миром,
    и мир в окне молчанием отмерь,
    да не уйдет ни в сторону, ни выше
    мой ужас по тебе, а только вровень
    с землей и рамой встанет эта жуть,

    Землей и рамой станет, и в коленях
    Любовь совьет гнездо, и на стекле
    Двойное отражение нальется
    Дрожащей пустотой - мне слышно: давит,
    Мне видно: ветер, дерево, зенит,

    Я чувствую - вот-вот - меня заклинит,
    Я стану говорить: смотри же, клен,
    Стеклянный клен, привязанные листья, -
    И подойду, и пальцами ударю,
    И он последним звоном зазвенит.

    _^_




    зимняя колыбельная для дочери

    Баю-баю, тихий домик,
    Домик у ручья.
    Села к нам на подоконник
    Лунная ладья,

    А в окошке - баю-баю -
    Между звездных нот
    Ходит месяц, напевает,
    Сказки раздает,

    Гладит кроху по головке...
    Засыпай, дружок,
    В легкой люльке, в лунной лодке,
    Белой, как снежок.

    Съедет сказка на салазках
    К дому у ручья...
    Спи, серебряная ласка,
    Неженка моя,

    Спи, усталая пичужка,
    Рыбка-плавничок.
    Бьется в дочкиной речушке
    Жилка-родничок -

    В сердце мамы вырастают
    Теплые ключи:
    Снег лежит, и пар летает,
    И вода журчит,

    Роет носом, точит кромку -
    Одеяльный ромб...
    Спи, курносик-землеройка,
    Спи, малышка-крот.

    На ладошке понарошку
    Клест совьет гнездо.
    Каждой пташке, зверке, крошке
    Будет тихий дом.

    Спите, ласки, спите, слезки,
    Рыбки-родники.
    Входит месяц, светлый, плоский,
    В домик у реки,

    И - хрустальный, хрупкий, легкий -
    Сон похож на явь:
    Спит в ладонях лунной лодки
    Доченька моя.

    _^_




    *** (деревня)

    Ласточки летают, ласточки,
    Стрижи из нестриженого детства...

    Школьница: вон портфель на лавочке...
    Ей бы зайти переодеться,

    Нанизать передниковые крылышки
    На вешалку, наверх на платье.
    Огурчик под капроновой крышкой:
    Наесться, зачихаться, расплакаться,

    ЗащелкнУть калитку на реечку
    И пойти - подольше и подальше -
    По пыли, по мостику над речкой -
    На ту сторону. Где Пашкина дача,

    Где старинный дуб - трухля коричневый
    (Только издали кажется: высокий...),
    Возле пижмы спаленная спичка
    И гусиный пух между осокой.

    Ласточки, вихлясточки, солистки,
    Замолчите. Вечер нескоро.
    Вам еще неделя до лета,
    Мало вам неба, мало корма,

    Детки под крышей желтороты,
    Коник на выгоне стреножен...
    У стрижей трудная работа,
    У поющих каменная ноша:

    Снять портфель у Райкиной хаты,
    Дожидаться деда с совхоза,
    Выпить молока ("Молока-то
    Литра два; вот тебе и козы...")

    И гадать, когда ж зажгутся лампочки
    В окнах заколоченных дач...

    Ласточки летают, ласточки,
    Садятся на провода.

    _^_



© Светлана Бодрунова, 2003-2017.
© Сетевая Словесность, 2004-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность