Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



МИФОЛОГИЯ

Циклы стихов


  • баланчин
  • холодно
  • мифология



      баланчин

            Игорю Васильевичу

      не забудь: дирижер отразится в люстре,
      в темноте не останутся без присмотра
      утонувшие в музыке рыбы люди,
      рыбы гарпии, гуппии и моллюски,
      это будет как в греции: много моря,
      и тропинка кончается в абсолюте.


      [четыре темперамента]
      посмотри на себя, каков бы ты ни был сам, -
      эти четверо все состоят из твоих кусков.
      эти семеро руки заламывают к вискам,
      не удерживают весов.

      эти десять тобой вот-вот заслонят экран,
      так в холерике и сангвинике пышет кровь.
      посмотри, и сожми кулаки, и глаза открой,
      и взмолись о легкости ран.

      эти двое сожмутся в объятиях изнутри
      и взмолятся с тобой о бренности вечных тем,
      об изгибах локтей - и о том еще, что нигде
      тебя нет уже, - говорю тебе, посмотри.

      [вальс]
      это прошлое наше танцует, танцует в белых перчатках,
      в черных фраках, в едва заметных жабо, в кружевах белья,
      в лакированных клавикордах, в китайских чашках,
      мои чашечки, мои девочки, перевернутые, как я,

      чтобы в нужное время рассыпаться и распыляться,
      чтоб чертить пуантами в воздухе фейерверковые следы.
      я хотела бы, чтобы вы танцевали в бумажных платьях
      или в платьях из хрупкой слюды:

      вальс галантен, и век молчит обо всём хорошем,
      и бинокль устал, и горчит непривычный чай.
      может, не было это хорошее в нашем прошлом,
      может, что-нибудь сохранилось к концу начал,

      ко второму антракту, к разрыву в памятной ленте:
      героиня мертва, и вроде бы отлегло.
      нет, он гений: жизнь продолжается в кордебалете.
      дирижер вытирает лоб.

      [piano concerto №2]
      так белое оживает на голубом:
      камеи танцуют, руки уходят вверх.
      на фоне моря, на солнечной синеве
      гречанки грекам ставят клеймо на лбу:
      будь раб мой, будь осторожен и невесом,
      да станет счастлив тот, кто тебя лепил.

      concerto окончен, камеи крошатся в пыль,
      не более настоящую, чем ты сам.

      _^_




      холодно

      1
      холодно холодно
      холоднааа
      холодом можно достать до дна,
      доколебать можно холодом до нутра
      холодна холодна холодна и мокра

      близко и близко и
      далеко
      из холодильника капает молоко
      (кто утверждает что белое есть вода
      тот не узнает о холоде никогда)

      голодны голодны
      голодныыы
      небо становится дном, молоко - грудным
      с ним поднимаясь на мост и сходя с моста
      туча-молочница смотрит из-под зонта

      некуда некуда
      никуда
      в неводе люди и реки но не вода
      дно не под пяткой - под попкой и за пупком -
      залито молоком

      2
      холодно холодно холодней
      так побледней - молока и воды бледней
      перемешай их собою для малыша
      тучьего выкормыша

      гулюшки гулюшки
      голышок
      пей молоко, леденящее до кишок
      остановись на мосту над собой услышь:
      мой водяной малыш

      берега берега берегись
      берег один свернулся другой прокис
      оба отринь не останься ни на одном
      между водой и дном

      не из груди молоко не вода с лица
      с зонтика только сукровица
      белая белое не оттереть никак
      от холодильника

      3
      стылая темная комната на шестом
      ходики склянки
      как метроном молоко затопляет дом
      пятки коленки

      сколько еще отмерено мне шагнуть
      близко не далеко не
      ...
      дождь на балконе делает тишину
      дождь на балконе

      4
      ну замри пожалуйста. ну не траться:
      ни молочным сыном, ни млечным братцем,

      ни комком тепла, ни глотком, ни шагом
      не заставишь грудь разродиться жарким,

      приложи дитя - окроплен, ограблен,
      с ледяных сосков собирает капли:

      это слово тщится мое, сочится,
      что ж ему так хочется получиться,

      замереть водой, молоком нагреться,
      сотвориться, в целости умереться,

      но кричит ребенок: а накось-выкусь,
      косина, бездонная безъязыкость,

      и шатает, каждым шажком шатает
      круглый мост, и холодно, и не тает,

      ну замри - вот жизнь моя, и над нею
      молоко прозрачное леденеет.


      _^_




      мифология

      1
      начни отсчет с последнего числа
      и каждым шагом приближай начало
      не я но афродита начала
      возлита жертва клятва прозвучала
      ушла фемида гера не спасла
      и полиник из гостевого кресла
      встает как лев назло амфиараю
      скажи скорей что я так не играю
      я по-другому делаю дела
      скажи скорей пока я догораю
      у нас любовь и слава всё дотла

      у нас война шеломы на чело
      у них ворот несчетное число
      они и мы омечевали чресла
      но больше всех аиду повезло

      отправимся пожалуй всемером
      мой верный меч - он наречен Пером
      мой верный щит - он площе чем бумага
      мой верный лук - он гибок но не мягок
      мои ладони - инструменты мойр
      мой верный друг - подобен мертвой глыбе
      мой верный я - он просится домой

      когда дойдем прибавится восьмой
      мой верный брат - и верная погибель

      начни считать: второй четвертый кратный
      прекрасный кровный - и колчан мой пуст
      предречено предрешено но пусть
      скорее скажут: ужас этот ратный
      не есть мой нарождающийся путь
      в твой город золотой и семивратный
      скажи скорей: прости меня обратно

      пока слова нам значат что-нибудь

      2
      такой мифологический сюжет -
      жену сожжет к сицилии бегущий:
      балласт бесценен, выжечь и бежать

      бежит атлет движением зажат
      бежит вино и амфора дрожит
      бежит корабль и разрезает днищем
      густое средиземье пополам -
      от сцен, и драм, и лжеэпиталам
      до нового, живого рубежа

      до выкормышей италийской пущи
      до волчьей пищи близнецам и нищим

      сестра моя ты слишком церемонна
      сюжету гармоничность ни к чему
      чем круче разворот -
      тем меньше мук
      дай бог при перекличке поимённой
      откликнуться из сотни одному
      дай бог в конце набрать хотя бы роту
      которая не будет мстить ему,
      остаться обреченному народу,
      за город мой мой род и мой народ

      причалим втащим корабли на грунт
      и свалим в кучу трупы и знамена
      пусть кадмовы потомки соберут
      тела и сложат мертвого кадмона
      и будут жить спокойно и инертно

      мы к ним придем из златоносных руд
      мы миф но нутряной но имманентный
      мы соль чужой земли ведь это мы

      здесь стали жизнью - земляной и медной
      здесь стали смертью

      корабли несметны
      и профиль так подчеркнуто монетный
      глядит на берег брошенный
      с кормы

      3
      героя объявят бандитом
      и вспять повернут времена
      зачем ты разъята раздета
      сердита твоя афродита
      зла гера фемида грустна

      тела сочетались пластались
      зачем мы детьми не остались
      зачем нам такая усталость -
      погибельно так уставать
      в разгаре постельных ристалищ
      застали - тебя освистали
      послали меня воевать

      и гибнет за крепостью крепость
      сплошная игра и нелепость -
      страна превращается в эпос,
      до самой пустой запятой
      тщеславьем и страстью объята

      и брат наступает на брата
      обутой в железо пятой
      узлы разрубаются с бою
      нам имя и знамя - любое
      мы все занимались любовью
      и путались во временах
      нас били нас насмерть рубили
      мы падали наземь и ныли
      и выли и враз позабыли
      всю калокагатию нах

      забыли? забыли и ладно
      люби не люби но живи

      мы счастье находим досадным
      в своем положенье осадном
      и нету дороги назад нам
      мой сын будет славным и статным
      пойди-ка его позови
      послушать о древнем законе

      запомни, запомни, запомни:
      война наступает внезапно

      от переизбытка любви

      _^_



  • © Светлана Бодрунова, 2005-2017.
    © Сетевая Словесность, 2005-2017.






     
     


    НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
    Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
    Словесность