Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



*


* Инна может быть зоркой...
* Как в зеркало, в часы гляжусь...
* Одна зеркальная поверхность...
* Пение труб, пытающихся выдуть...
 
* Из листьев хочется составить...
* Благодарить кого-то за то...
* о кто сейчас на миг покусится...
* Отрепетированные речи...


    * * *

    Инна может быть зоркой.
    правда может быть горькой.
    Есть и строчки и створки.
    тишину нарушая,
    открывается раковина большая.
    Там есть розовость нежной пучины
    постели.
    Там жемчужную нитку увидишь на теле.
    Там есть маленький мальчик.
    Одеяло уронит.
    Тишину можно видеть.
    И никто не прогонит.

    _^_




    * * *

    Как в зеркало, в часы гляжусь
    узнаю; где я нахожусь
    я по ошибке поднесла
    а стрелка есть рука числа

    Я по ошибке в стороне,
    шаги неспешные ко мне
    они идут не приближаясь

    Вот осень ранняя; я жалуюсь
    сближаюсь в этом сне своем
    с невидимым в душе; в былом
    они идут не приближаясь
    не в их я круге; в стороне
    шаги неспешные во мне
    они идут не приближаясь

    _^_




    * * *

    Одна зеркальная поверхность
    сейчас притянется другой
    и беспредельность, неизвестность
    меня потянет за собой

    они скользят и совмещают
    улыбки, тонкие черты
    и нас они не отличают
    от непроглядной темноты

    тех, кто ушел, оповещают
    об умножении тщеты

    Я просто не могу понять,
    зачем хочу себя понять
    и что меня оберегает
    и кто здесь я, кто это знает

    _^_




    * * *

    Пение труб, пытающихся выдуть
    некие звуки, просящие помощи
    Вы на часы положите солнечные
    некие бумаги, может, записку

    тени умершего некогда отчаяния
    звуки, полные одичания
    Только о них не скажешь: певучи
    может быть, лучше сказать: живучи

    Старые, может быть, сны и угрозы
    смерть внезапная, необъяснимая
    стали слезами застывшими; слезы
    ты всегда получаешь просимое

    Помнишь пять апельсиновых зернышек
    звуки какие-то шелестящие
    сыщик, давнишний знакомый наш,
    слишком поздно увидевший истину

    Лишь восклицанье и тишина
    в темную воду уходит канала
    жертва намеченная; не мог
    предотвратить преступленье Холмс

    тонет, идет человек ко дну
    он покидает страну одну
    гаснут как пять ярких солнышек
    пять для него апельсиновых зернышек

    _^_




    * * *

    Из листьев хочется составить
    трилистник
    во тьме меня тревожит память,
    завистник

    оставь пылиться на витрине
    пустое
    весь этот мир неотменимых
    условий

    в бессонной ночи наважденья
    звук бывший
    встречаю вас, все измененья
    охрипшей

    _^_




    * * *

    Благодарить кого-то за то,
    что по забывчивости
    я не держу сковородку пустой
    так до коричневости

    я не сжигаю руку в огне,
    разум теряя
    не удивляюсь своей седине,
    утром вставая

    я узнаю себя это блаженство
    близок мой берег
    невыразимо знакомое место,
    ноты истерик

    Холод. И я, одиноко вздыхая,
    блузу снимаю
    словно веду я рукою по камню,
    кожу стирая

    _^_




    * * *

    о кто сейчас на миг покусится
    на крохотную тишину
    моя улыбка - это устрица,
    которая идет ко сну

    она привыкла к созерцанию
    не растворяет скорлупу
    и светится ее дыхание
    и с миром хочется уснуть

    и гаснет сердце с предвкушающей
    улыбкой, все предощущающей

    _^_




    * * *

    Отрепетированные речи
    перед зеркалом, как перед вами
    я держу мне становится легче
    шевелю потихоньку губами

    пусть от меня останутся уши
    самый тоненький звук насмешки
    вашей слышать

    Простуженного деспота-ребенка
    изображаю, избалован только.

    Боюсь я выйти к вам. Звезда, роса.
    Я так боюсь. Скрипучи голоса.

    Пока сидела не меняя позы,
    молчала. Были в уголочках слезы.
    Я - разное. Все линии округлы.
    Замерзшие все свертки, будто куклы

    _^_



© Марианна Блюхер, 2004-2017.
© Сетевая Словесность, 2004-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность