Словесность

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Дмитрий Блохин


Дмитрий Блохин

Блохин Дмитрий Борисович 1964 Владивосток; с недавнего времени житель Артёма; к стихосложению стал относиться всерьёз лет с 17-ти - до этого сознательно и убеждённо готовился стать художником, почему, может быть, законченного образования так и не заимел; публиковался очень мало (Октябрь №12, 2002, Изба-читальня №№ 2, 3, 10, 13), а с годами и окончательно подавил в себе авторскую спесь и "похоть печататься" (Гандлевский); Интернет же после длительных размышлений признал лишь логически вытекающей неизбежностью в жизни пишущего.

Как дерридеанец, принимая справедливые упрёки в навязчивой дидактичности своих сочинений, сам иногда думаю, что обращение к худ. лит-ре - это моё большое (но, впрочем, уже вряд ли преодолимое) заблуждение (надо было заниматься философией, искусствознанием, лингвистикой...); однако, как хайдеггерианец, всё же настаиваю, что дидактичности (содержательности, конструктивности, стратегичности и завершённости сообщения, заботы о его связности как о связи с традицией, даже связанности ею и как попытки (уже и авторского) оправдания рисков, вытекающих из разрыва с ней (из развязанности, если зачастую даже не развязности и неблагодарного наплевательства в её сторону), их осмысления, отрефлексированности) современному, особенно "авангардному", поэтическому тексту не хватает - в восполнение чего, в меру сил и в пределах "своего" текста, до сих пор и упрямствую.

...С возобладанием тенденции ко "всеобщей грамотности" (т. е. уже с весьма давнего времени) поэзия (да и вся, не только "художественная", лит-ра) перестаёт быть и "эзотерикой" избранных, и даже сколько-нибудь уникальным культурным явлением; она становится (и должна быть) повсеместно распространённым частным занятием, что вовсе не свидетельствует об утрате ею серьёзности (как и об отмене критериев, определяющих степень последней), но наоборот впервые возводит её в нечто необходимое и неизбежное - так сказать экзистенциально укоренённое в качестве одного из неотъемлемых параметров человечности. Активная (или "густая") языковая деятельность становится даже более важной, чем религия - во всяком случае в том виде её (религии) окончательного институционального вырождения (пусть в России оно всё ещё кичливо и именует себя возрождением духовности), когда она из почти реликта и почти напрямую, без опосредований (так сказать экстерном и едва ли не в одержимости долгожданным реваншем), превращается в ещё одного успешного участника (устраивающего остальных партнёра) в общей политидеологической склоке высокопоставленных (легитимных) властолюбий. Столь невыносимо (имманентно) болтливое существо, каким является современный (и, тем более, "постсовременный") человек, должно воплощать собой единственно подлинную (реальную и обыкновенную) в этом раскладе доблесть - внимание к Языку, чуткость восприятия и строгую разборчивость к тому, что и как говорится, и что и как слышится (или "производится-потребляется" иными способами)...

ОТ и ДО
(24 июня 2009
10 апреля 2014)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]