Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



СУМЕРКИ


* остывший розовый налёт...
* УЗЕЛКИ (1)
* УЗЕЛКИ (2)
* Вдаль по аллеям летит пух трамваев...
* Чтобы сократить путь к театру...
* Подкралась куриная ночь, чтоб украсть нас с тобой...
 
* ОШИБОЧНЫЕ ТЕОРЕМЫ
* МЕМУАРЫ ОЛУХА
* ПРИСУТСТВИЕ
* ЖИВОЙ ЖУРНАЛ
* ИЗВЕСТНЯК



    * * *

    остывший розовый налёт
    развалины рассерженного духа
    послушная и гибнущая сталь
    картина дивного упадка

    освистанная молодость вошла
    в твой мозг как в шкаф огнеупорный
    таинственные мыши съели
    последний ломоть веймарской луны

    верни в свои заплечные мешки
    тугое колесо морского гула
    уверенный плечистый свет
    и мёрзлую оплёванную землю

    2006

    _^_




    УЗЕЛКИ  (1)

    У моего соседа
    умерли в один день
    кот Дмитрий
    и мечта поехать в Ниццу.

    Альфа-распад.

    2006

    _^_




    УЗЕЛКИ  (2)

    Сегодня я могу написать
    очень странное стихотворение,
    похожее на угольный пласт
    с отпечатками древних насекомых.
    Боюсь только - некому будет
    перевести его на русский язык.

    _^_




    * * *
          Андрею Селимову

    Вдаль по аллеям летит пух трамваев,
    Большими глотками пью сизый простор.
    Сквозь масляный вечер с мольбертом шагаю,
    Сшибаю крылом паутинный узор.

    Над улицей виснет бутыль сонной тучи,
    Сквозь узкое горлышко падает дождь.
    Стеклянную голову ветер плакучий
    Поставил на карту и выиграл грош.

    Хрусталь застывает в зрачке органиста,
    Зазубрины гладит ладонь фонаря.
    Распался на линии город волнистый,
    Слоями ушла разводная заря.

    Кишит муравьями коричневый голос,
    Язык замирает в петле леденца.
    Причуда кубиста: Днепровская волость,
    Кувшинка объезда, простуда свинца.

    2006

    _^_




    * * *

    Чтобы сократить путь к театру
    я свернул в сквер позади больницы
    перебрался по шаткому мостику
    через ручей
    и вошёл с чёрного хода
    я нашёл директора за кулисами
    он сидел рядом с тряпишным клоуном
    и плакал
    я принёс вам свою пьесу
    бросьте ответил он
    театр закрывается
    идёт последнее представление
    и вы единственный зритель
    не пытайтесь уйти
    главный вход заколочен
    а там где вы прошли
    дежурят санитары с собаками
    я знаю другой выход
    сказал я и проснулся.

    2006

    _^_




    * * *

    Подкралась куриная ночь, чтоб украсть нас с тобой.
    Целуй меня, синим крылом укрывай от простуды.
    Уносят в мешке нас - цветы безразличного чуда,
    И избы стоят зачарованной белой стеной.

    Спустись, моя муза, - так падает робкая ткань,
    Так слово клубится, краснея, слегка запинаясь,
    Так ноты касаются слуха, двоясь и слипаясь,
    Так в окна медузою снежной вплывает фонарь.

    2006

    _^_




    ОШИБОЧНЫЕ  ТЕОРЕМЫ

    №1

    Вечность - это крупнолистовой высушенный джаз.
    Ты завариваешь её в маленьком чайнике,
    Возвращаешься в постель и пьёшь с гостьей,
    Закусывая солёными груздями.
    У тебя осталось совсем немного.

    №2

    Время - лучший тестер.
    Так, открыв банку с груздями,
    находишь мокрого,
    неоперившегося программиста
    с тросточкой и в котелке.

    Ничего нет случайного в бизнес-процессе,
    кроме методов нашей любви
    и старых, прошитых солнцем поездов,
    где поют чернокожие невольники.

    №3

    Опытному музыканту
    Надо любить семь женщин:
    До - дородную домохозяйку,
    Ре - скуластую революционерку,
    Ми - веснушчатую бизнес-леди,
    Фа - певчую из церковного хора,
    Соль - грудастую программистку,
    Ля - детского врача,
    Си - студентку третьего курса.
    Варьируя продолжительность
    И интенсивность свиданий,
    Можно сыграть настоящий джаз.

    В качестве диезов и бемолей
    Используйте обстоятельства встреч:
    Небольшие уютные кладбища,
    Крыши высотных домов,
    Районные библиотеки
    Или просто свою постель.

    №4

    синие стены
    всегда эти синие стены свободы

    я люблю не по фен-шую
    бью стёкла не по-православному
    и уже целый месяц будда
    не толкал меня острыми локтями

    приятно быть сиротой
    наследником скифской глупости
    но как собрать эти осколки
    в хрустальную башню
    где каждая лампочка
    поёт о зимокровном лётчике?

    №5

    Интересно,
    листая библиотечную книгу,
    по конфигурации
    и цвету жирных пятен
    распознавать кушания
    предыдущих читателей.

    №6

    Не чувствую себя одиноким -
    напротив того, я зажат
    толпою единомышленников:

    я вчерашний, позавчерашний и завтрашний
    дышат рядом так жарко,
    что хочется выйти из себя,
    как из прокуренного вагона,
    и отдохнуть где-нибудь на травке.

    №7 (РЕЦЕПТ)

    Чтобы выпечь стихотворение,
    возьмите
    безмятежно-пароходный,
    волжский,
    окающий сон,
    добавьте
    расколотый колокол
    Пабло Неруды
    и лесной воздух,
    неохватный,
    как рязанская баба.

    №8

    Пожалеем атеистов,
    им трудно.
    У них нет не только Бога,
    но также дома, стены, гвоздя
    (если они и впрямь атеисты) -
    только пытливый сквозняк
    и бескрайнее ожидание.



    №15

    "Не высовывайся!" -
    так сказал Заратустра.
    Это повторили мне
    горбатый ангел,
    акробат с раскроенным черепом
    и голубоглазый миротворец
    с автоматом наперевес.

    Не высовывайся!

    2007

    _^_




    МЕМУАРЫ ОЛУХА

    1. ПОТЕРЯ НЕВИННОСТИ

    На Новый год со мной плясала
    Красавица из смежной группы -
    Весёлая и толстая хохлушка
    С пылающим снопом густых волос.
    Она была забористо пьяна,
    Размахивала потными руками
    И взглядами давала мне понять,
    Что ей нужна мужская ласка.
    Я захотел её поцеловать -
    Мы крепко стукнулись зубами
    И долго хохотали, прежде чем
    Слепить объятия и слюни.
    Тем временем музЫка умерла.
    Качаясь, мы поплыли по общаге.
    Едва попали в комнату, девчонка
    Скорёхонько стянула с меня брюки
    И бережно взяла красивым ртом
    Моё расцветшее растенье.
    Когда я брызнул, пассия слизнула
    Остатки семени, и добродушно
    Мне улыбнулась, и разделась догола.
    Четыре яростных минуты
    Над скользкой, колыхающейся тёткой -
    И девственность, как скорбный сон, ушла;
    А милая сжимала мою жопу,
    Разила самогоном и духами
    И сладко материлась от любви.

    2. ЖЕНА ОЛУХА

    Не перестаю удивляться.
    Красивая женщина
    спит в моей постели,
    варит мне пищу,
    сопровождает в путешествиях
    и занимает всё свободное время,
    которое я и так уделял бы женщинам.
    Иногда мы ругаемся с ней
    о том, как истратить мою зарплату.
    Бойкая любовница,
    чуткий семейный руководитель.
    Не понимаю, как это случилось,
    и куда бы от неё сбежать.

    3. ОДНОКЛАССНИЦЕ

    Мне так нравятся
    твоя потная ладошка,
    тонкие ноги,
    волосы, как спутанное солнце,
    милые веснушки -
    всё это похоже на вечерний Крещатик
    и на концерт Элтона Джона,
    куда нас не пустила милиция.
    По дороге нам встретились
    воинственные бабушки с хоругвями,
    протестующие против содомии.
    В этот раз они промазали -
    как раз перед выходом на улицу
    мы предавались другому греху.

    Какое счастье,
    что ты тоже не любишь
    рыбьих предосторожностей
    и отдаёшься, как велит природа.

    Итак, десять лет спустя,
    воспользовавшись
    синхронным отъездом супругов,
    мы можем снова сесть за парту
    и повторить основные предметы:
    геометрию сброшенного платья,
    алгебру твоих сосков,
    естествознание пылающих губ
    и несравненную,
    глубокую, как море,
    химию взглядов.

    А ведь раньше было только мороженое
    и дурацкие первые поцелуи.

    4. ОДНОКУРСНИЦЕ

    Когда ночь
    золотым копытом
    выстучит
    на пишущей машинке
    все свои имена,

    когда
    лунный дирижабль
    совершит
    вынужденную посадку
    на твоём балконе,

    когда
    ледяная сабля
    разрежет солнце
    и половинки
    брызнут гранатовым соком,

    когда ветер-рубанок
    разгладит морщины заборов,
    разгородивших
    бездорожные судьбы -

    именно тогда
    (и не раньше)
    во внутренней берёзовой роще
    нашего института,
    искусанные муравьями,
    соединим несчастья,
    губы, мысли, чресла,

    и недостаточно полные
    высшие образования.

    2007

    _^_




    ПРИСУТСТВИЕ

    1.

    Десять ступеней, десять пылающих дней.
    Я грызу карандаш, я стою у Китайской стены,
    А весна отмычкой вскрывает твоё окно,
    И ты шлёшь в бандеролях мокрый, дрожащий смех.

    2.

    Десять молитв и десять покорных стихий.
    Мост над ущельем, заросшим цветущею сливой,
    Спящие в бухте зелёной подводные лодки,
    Город из чёрного камня над горной рекой.

    Грушевый вкус твоих губ и простуженный голос,
    Плечи сгоревшие, вьющийся, колющий смех.

    3.

    Ты потеряла остроту,
    ты уже не ранишь
    при каждом неловком движении.
    Я смотрю на других женщин
    и не сравниваю их с тобой.
    Ещё день или два -
    и я стану, как спелеолог,
    спускаться в их души и тела,
    искать запретные темы,
    вытряхивать из памяти сор.

    Череда коротких замыканий,
    столкновений, исчезновений -
    вот что прописал мне
    докрасна раскалённый воздух.

    Я - полуфабрикат любви,
    запечённый в своём невежестве,
    я - бородатый младенец,
    монетка, скользнувшая из рук.

    4.

    Ты как вода,
    У тебя ускользающий вид.
    Даже если я схвачу тебя,
    Ты уйдёшь от меня в песок.

    Ты приходишь ко мне голой,
    Со следами чужих рук.
    Мы пьём коньяк на балконе
    Среди сохнущего белья.

    Ты работаешь портнихой
    В ателье по пошиву снов.
    Дедушка твой - индеец,
    Ты смугла и толста.

    В твоих интонациях - нечто
    От шороха быстрой змеи,
    Твой дом стоит на опушке
    Осеннего букваря.

    Ты рисуешь картины,
    На которых - одни ключи.
    Когда падают листья,
    В твоих глазах идёт снег.

    5.

    Девчонка, дай мне пописАть стихи!
    Не обнимай меня, не дуй мне в уши,
    Не грей меня землёю сонной
    И не меняй меня на пригоршню улыбок.

    Какие здесь больные стены!
    Я начинаю кашлять и сморкаться,
    И, спотыкаясь, думать о любви,
    Как только ты уходишь в магазин
    И оставляешь душу без работы.

    6.

    До крови стёрла душу связь.
    Нас слопали старухи-звёзды,
    И вспученной лошадкою луна
    Бежит меж ними, ухмыляясь.

    Не будем по ночам крутить любовь
    В зашторенном кинотеатре,
    Дождёмся гладкой одури зимы
    И скроем в бересте протуберанцы
    Потливой и обмякшей тесноты.

    Забросим к чёрту семь томов
    Энциклопедии влюблённых -
    Весь этот лживый шепоток,
    Окованный романским льдом.

    2007

    _^_




    ЖИВОЙ  ЖУРНАЛ

    1.

    Небо может быть издано
    в любом печатном формате.
    Когда мы приехали в Харьков,
    стояла глянцевая погодка:
    припухшие, как губы, облака,
    корректные церкви в кепи,
    солнечные зайцы, прыгающие из окон.

    А на второй день
    небесная типография
    сверстала канатный дождь,
    изрубленный автографами молний.
    ________________

    Мой попутчик,
    второй том Мандельштама,
    утверждал, что по Сумской
    можно добраться до Невского проспекта.

    Нет, не получилось.

    2.

    Сон,
    как разболтанная лодка,
    внёс меня в ялтинский троллейбус.
    Я украшаю
    крымский воздух зевками -
    идеальными буквами "о",
    простодушными лунами.

    Медведь-гора,
    режущая в клочья
    облачную папаху,
    узкие сумерки Гурзуфа,
    хлопотливое море.

    Не удаётся уснуть,
    пока по скалистым тропинкам
    ходят ангелы,
    освещая путь
    фонариками мобильных телефонов.

    3. СНОВА ВЫКСА

    я вернулся домой
    к тоскливым свисткам паровозов
    ссыльным кастрюлям
    скребущимся в щелях царям

    клейким лентам
    где корчатся синие мухи
    рябиновому солнцу
    и вывескам шапито

    к библиотечным бабочкам
    обсуждающим свойства шампуней
    гипнотическим кошкам
    и сумеречным кораблям

    4.

    Рассматриваю
    чугунную кошку,
    свисающую с карниза,
    каменный ковш кремля
    с кипящим июльским небом,
    золотые флажки
    на бочонках-башнях,
    сиреневую скатерть Волги
    с воздушными пирожными пароходов.

    Кладу всё это
    в конверт из грубой бумаги
    и запечатываю Канавинским мостом.

    До востребования.

    5.

    Казанский кремль -
    белая лодка
    с парусом-мечетью
    и башнями-гребцами -
    плывёт в подвенечном ливне.

    Раскаты грома
    и пушечные ядра
    прыгают по улицам,
    как лягушки.

    Сиюминутное, беспощадное,
    бесконечное -
    кривые сабли аллаха,
    лопасти Лобачевского
    плачут
    в шестикрылом воздухе,
    как татарские принцессы
    на чешуйчатых берегах.

    6.

    Петербург -
    суконная мастерская,
    прямоугольная вселенная,
    забрызганная кровью,
    линейная ночь,
    разрубленная каналами,
    плотничья логика
    с привидениями на чердаках.

    Древний змей извивается
    под раскалённой сковородой Исакия,
    замшелые айсберги дворцов
    шагают по набережным,
    на каждом углу
    симметричных джунглей
    вас может загрызть
    каменная химера.

    Хтонический
    подводный город,
    позеленевший медный динозавр,
    я влюбился в тебя -
    наверное, это смертельно.

    7.

    Набережная -
    жестяной барабан,
    покрытый инеем,
    бессознатетельные улицы,
    вялые, как бодхисатвы,
    слюдяная речка,
    подрагивающая
    свинцовым раздвоенным жалом,
    гневливые перекрёстки
    и памятники-указатели,
    измождённая задумчивость,
    запаянная в капсулу трамвая,
    и наконец, твой взгляд,
    освещающий город,
    как лампочка -
    вытертые обои.

    8.

    Простушка-Москва,
    девчонка в цветастой юбке,
    подзаборная дрянь,
    сумасбродная леди -
    как пройти мимо
    и не кинуть копеечку?

    Натянула кофтчонку
    широкорукавой церкви,
    подоткнула красный
    узорный платок Кремля,
    вертится,
    охорашивается,
    грызёт райское яблочко,
    смотрится в зеркальце -
    ай, красота!

    2007

    _^_




    ИЗВЕСТНЯК

    1.

    Тонкими линиями,
    нечёткими штрихами
    рисует время
    у нас на лицах.

    Душа - хрупкий стол,
    заставленный снедью.

    Каждая ночь, как волна,
    оставляет следы в песке.

    Надо выучить наизусть
    алфавит шершавых ладоней,
    известняковых туч
    и солнца,
    играющего ключами.

    2.

    Утонувшие
    в подземных озёрах,
    в подоплёках,
    в неопределённых праздниках,
    голые,
    как растревоженные ульи,

    мы видим солнце
    по дороге к трамваю
    с восьми до полдевятого утра,
    и находим следы крупных зверей
    в наших комнатах
    по вечерам.

    Билетёры,
    химики, эльфы -
    мы ищем защиты
    от электричества
    в утешительных соитиях,
    в тенистых садах
    пищеварения.

    Мы похожи
    на уравнения без неизвестных,
    на звёзды без глаз,
    на скомканную одежду
    строителей неба.

    2007

    _^_



© Станислав Бельский, 2006-2017.
© Сетевая Словесность, 2008-2017.





 
 

Смотрите такси белгород у нас.

greentaxi31.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность