Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



СКВОЗЬ  ТУСКЛОЕ  СТЕКЛО





      КАМЕШКИ

      Телевизор - подельник демонов:
      Превратил в Будду
      мою толстую маму.

      *

      У каждой вещи есть история,
      а у меня - только будущее,
      чистенькое, как больничная палата.

      *

      Лучшие стихи тают в воздухе,
      не оставляя следов на бумаге.

      *

      Кто-то рисует горный пейзаж,
      Кто-то - кардиограмму,
      А я - исключительно чёртиков
      На салфетках в кафе.

      *

      Наши тела образовали иероглиф,
      непрерывно меняющий значение:
      речная слепота,
      колокольная ночь,
      взятое на поруки забвение.

      *

      Сердце опять ноет.
      Хлопотливому зверьку
      достался несносный хозяин.

      *

      Поздно обустраивать дом
      в духе капитана Шотовера.
      Фэн-шуй свистит по квартире.
      Ты уже простудилась.

      *

      Поутру меня разбудили
      звуки молотка.
      Кто-то хорошо выспался.

      *

      Представить тебя голой -
      всё равно, что распороть ножом темноту
      и вызволить потерянную флейту.

      *

      недавно по радио сказали
      все буквы двуличны
      поэзия должна обходиться
      точками и тире

      *

      вот оно счастье
      ощетинилось как ёж
      и не даётся в руки

      *

      Пожилые актрисы
      напоминают автоматы с газировкой.
      Иногда даже не нужно
      бросать монетку.

      *

      Безобразная девушка
      трепещет в небе
      как виолончельный смычок
      Смерть не вписывется
      в классификации.

      *

      у настоящего поэта
      совесть и та говорит стихами
      тут она не права

      *

      маленькому кораблю маленькое плавание
      с задёрнутыми шторами
      с круглыми от удивления иллюминаторами

      *

      длинные комнаты
      холодные как мёртвые близняшки
      не хватает кинокамеры

      _^_




      * * *

      путешествие начинается
      во ржи
      в ночной наготе
      где медные шары
      приближаются
      как упорядоченное унижение

      дитя встаёт на руки
      и ускользает от тебя
      в прозрачную апрельскую пустыню
      мраморные цистерны
      увозят яблоки гор
      и семя
      отделённое от дешёвых чисел

      строгий крот
      скрывает за ресницами ласку
      а голубь сидящий
      на плече лолиты
      выплёвывает козьи какашки

      на веках слабеет
      пресный звук

      в подвале прыгают градины

      факел очищенного неба
      мудрый как доказательства
      на дне полицейской лодки

      _^_




      И  ЕЩЁ

      1.

      аня аня
      сколько можно падать
      иди к чёрту
      у тебя так много
      зрения в трусах

      попробуй наощупь
      смысла нет
      спускаться по лестнице
      железной

      сейчас зеркальце
      или
      драные колготки
      стиль портовой шлюхи
      как тебе кажется

      2.

      зрение
      ночное
      плавное
      и немного
      жалко бумаги

      лимузин
      и
      новая плотность
      сознательной
      распродажи

      стеклянный глобус
      как
      робкая смерть
      с заячьей губой

      3.

      акцентируешь
      какого-то лешего
      и звонко
      не объясняя

      маскируешь
      жёлтые зубы
      слюнка-оттепель
      ломака

      пропаганда
      здорового образа
      и курения
      в публичных

      кино
      иже льётся
      рубленое мясо и
      шёлковый платок
      на бёдрах

      симпатично
      но в парадном
      мельхиор
      капустный червь

      4.

      после краткой преамбулы
      лажа
      и не обязательно
      греметь бубенцами

      и я бы выпал
      но
      как жук

      после краткой преамбулы

      профессионалы просят
      а тексты
      свистят

      _^_




      * * *

      Сегодня я не усну,
      это вопрос только правды,
      а правда любит
      скатываться в душу
      по наклонной плоскости.

      Может быть, ночь - это смоква,
      которая падает
      с подопытного дерева
      в руку беременной женщины,

      может быть, ночь -
      холодное стёклышко
      с изумрудным разводом,
      сквозь которое я вижу
      коленку плясуньи.

      Всё равно -
      скажу я как можно прохладней,
      не обращая внимания
      на обнажённую художницу, -
      всё равно я забуду одну строфу,
      пока думаю о тебе, ночь,
      пока сжимаю твоё
      плотоядное тельце.

      _^_




      КОНТРОЛЬНЫЕ  ВОПРОСЫ

      Кто учит выксунских простушек
      пыхтеть, как раненый троллейбус,
      и громко каркать, точно пчёлы?

      *

      На что похожа поэзия?
      Может, на попытку пробраться
      на чердак нежилого дома
      или на разговор с любимой
      в битком набитом троллейбусе?

      *

      Почему музыка
      всегда играет вничью?

      Почему твои пальцы влажны,
      как попавшие под дождь почтальоны?

      *

      Погибнут ли мои зубы
      в неравной борьбе с шоколадом?

      Видела ли ты море,
      свёрнутое в кольцо?

      *

      Где мне найти аптеку
      с каплями против де Ниро?

      Сколько фильмов расположилось
      на острие иглы?

      *

      Как любят друг друга радуги
      и как рожают детей?

      Есть ли у радуг парламент,
      или у них - монарх?

      Вяжут ли мамы-радуги
      варежки для малышей?

      _^_




      СТИХИ  ПРО  ДЖОАННУ  ЛЕТО

      1.

      никто
      из ныне живущих поэтов
      не может
      швырнуть окурок
      так артистично
      как Джоанна Лето
      в лоб своему президенту

      2.

      даже Джоанна Лето
      не знает
      на какой дудочке
      высвистывает ночь
      свои бутафорские песни

      3.

      у Джоанны Лето
      сутулая спина
      и это
      не остаётся
      незамеченным

      4.

      стоит Джоанне Лето
      появиться на людях
      и люди тоже
      появляются
      на Джоанне Лето

      5.

      Джоанна Лето
      больше не откликается
      на бесстыжую морду

      _^_




      СКВОЗЬ  ТУСКЛОЕ  СТЕКЛО

      1.

      Девочка,
      ты до сих пор плачешь по ночам,
      обнимая собственного судью.
      Утром он молится
      на незнакомом языке
      и надевает маску,
      когда идёт на работу.

      Всё в прошлом:
      экспедиция,
      летняя дружба,
      телефонное счастье,
      беременность,
      два ножа,
      распоровшие майское солнце.

      2.

      Ты
      перебираешь мужчин,
      как чётки,
      обнимаешься
      с сопливым англичанином,
      хочешь,
      чтобы я ревновал.
      Это смешно,
      как твой вздёрнутый носик
      и жиденькие косички.
      Я люблю не тебя,
      а этот волнистый город,
      где звездообразные бакалейщики
      бьют меня наотмашь по лицу.
      Выброшусь с площадки
      на верхушке ратуши,
      буду кружиться,
      как подстреленная птица,
      между одутловатых епископов
      и задумчивых Христов
      с мозолистыми руками.

      3.

      В этом доме
      так много помещений,
      и чего тут только нет:
      я видел
      осёдланных лошадей,
      запылённые старые автомобили,
      целую галерею
      фотопортретов Веры Холодной
      и пьяных в дым,
      но всё ещё довольно адекватных
      царскосельских балбесов.
      Я даже пытался побеседовать с Гёте,
      но он выставил меня за дверь,
      едва услышал ломаный немецкий.
      И только в одну комнату
      я не могу найти путь:
      в ней сидишь ты,
      глядишь на расклешённую
      осеннюю дорогу
      и укачиваешь чужого ребёнка.

      4. БЛЮЗ

      Снег с дождём.
      Ничего не изменится,
      даже если я
      закрою глаза
      и представлю, что тискаю
      самую первую девочку.
      Достань водку
      из холодильника,
      моя помятая небожительница.
      Пусть печень
      лопнет
      и просыплется на город
      хрустальными строчками,
      пусть музыка
      повиснет в комнате,
      как чугунная батарея
      (на такой сейчас сушатся
      твои пёстрые чулки).
      Будем бить
      друг друга подушками,
      ругаться по-немецки,
      а потом сольёмся в одно
      пыхтящее немолодое тело,
      источающее кислый запах
      в ритме блюз.

      6.

      Несомненны только
      аптечная улыбка препода
      и компакт-диск насаженный
      на согнутый палец
      далее до горизонта
      святая простота
      молочная неизвестность
      ими я и торгую

      Прежде всего
      июньская пушинка
      щекочущая в горле
      узловатое настроение
      вызванное
      безответственным воздержанием
      затем ажурное лето
      с выпирающими
      как лопатки грозами
      и дежурные отмазки
      не послужившие причиной
      ни одному сдобному тексту

      Я даже не знаю каллиграфии
      и тем более - не верю
      хитиновым поездам

      8.

      всё равно этот пух не летит
      а в руках застревает
      жёлтыми копейками
      тусклыми ласками
      вязкой клинописью
      ностальгии

      молочное освещение и нега
      запутавшихся в тумане
      вельмож
      торжественно шагающих
      по промышленным пустыням
      срывающих на ходу
      мясистые стебли

      (двойная досада
      лучше войти в женщину
      как придётся
      чем искать место
      для нормальной любви
      среди лабиринтов
      пастилы и сгущёнки)

      9.

      придумывается первый сюжетный ход
      опрокидывающий навзничь реальность
      какая-нибудь гнилая лужа
      с бездонным волчьим характером

      затем несколько случайных встреч
      уточняющих позицию автора
      диалоги прописаны вкривь и вкось
      лишь бы не зияли рваные дыры

      сразу после этого финал
      с голыми девушками и фанфарами
      все несут ветки олив
      и швыряют в издателей
      лавровыми венками

      последний кадр
      мой товарищ селимов
      почему-то со спины и кверху ногами
      (непреклонная воля режиссёра)
      произносит
      аллилуйя

      _^_



© Станислав Бельский, 2011-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2017.





 
 

Каталог ивановского трикотажа http://www.odejda37.ru/.

odejda37.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность