Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ПО  МЕСТНЫМ  ЗАКОНАМ


* Сбивается, как рыхлое, в комок...
* Синие сливы дождя...
* И снова кто-то...
* Когда нагнулась та, которая мать...
* Укрылся город темным покрывалом...



    * * *

    Сбивается, как рыхлое, в комок.
    Я чувствую его округлый бок.
    Он так давно внутри меня лежал,
    О ребра мои терся и дрожал.
    И я ношу его, как горький плод,
    В себе, с собой уже который год.
    И мне нести его, в себе нести.
    В моей воздушной внутренней горсти,
    Как луковица зреет плотный ком
    слоистый, без прослоек и проблем.
    и я с рождения к нему влеком,
    а он ко мне несправедливо нем.

    _^_




    * * *

    Синие сливы дождя.
    Косточки плюхаются в компот.
    Тетя Маня пухлая пустая туча
    Посылает Димку в соседский сад.
    Пошли, мол, господи, дождичка.
    Батя-скотина усох,
    Всю меня выжимает,
    Слив просит.
    Димка мигом - на, батя пей
    Глотай те что помельче.
    А сам руки в кулачки жмет -
    Хоть бы всё наладилось.

    _^_




    * * *

    И снова кто-то
    Вытрусив из тряпичного нутра
    Отсыревшие опилки,
    натянет пустую куклу на сильную руку,
    (ведь так заполняется пустота)
    и пальцами разжимая ей рот,
    выпустит слово.
    И после снимет, вроде перчатки,
    Впитавшей пот.
    и в складках вялого тела
    еще будет болеть недавний запах.

    _^_




    * * *

    Когда нагнулась та, которая мать
    Грудью потной кормить,
    То есть молоком
    Кислым-кислым (господи, сразу сплюнул).
    Ей же было всегда страшно,
    Что ребёночек голодный и орёт.
    И сама плакала,
    И слезы стали густыми, как молоко.
    Бабка кричала, что дитё ревёт.
    Тогда та, которая мать, решила:
    Ну, вроде, лучше мертвый ребеночек,
    Чем ругань.
    Но потом ребеночек молчал
    Ведь лучше голодным быть.

    _^_




    * * *

    Укрылся город темным покрывалом.
    Сухая ночь на крыши мертвой птицей
    Как никогда решительно упала.
    И мне под покрывалом не вместиться.
    Еще таится в перьях запах стаи,
    И между ними ветер нагло шарит.
    Мне стало тесно, вот я улетаю
    В сверкающем над всеми мыльном шаре.
    Шуршащие ладони мертвой птицы
    Легли на расколдованные крыши
    Пером к перу холодной черепицей:
    Ей не подняться вверх, мне не спуститься.
    А город спящий равнодушно дышит,
    Но стука из груди моей не слышит.

    _^_



© Александр Авербух, 2006-2017.
© Сетевая Словесность, 2006-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность