Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



БЕЗ  НАЗВАНИЯ


* А снега-то, снега насыпало...
* Ветер вьюжен, ветер вьюжен...
* И было всё, и ты уже была...
* Дело к весне, похоже, а на душе покойно...
* Мандариновый сад откровенно оранжев...
 
* Пейзаж в окне меняется некстати...
* Мы говорили долго, ни о чём...
* Капризами грозы наскучат вёсны...
* Надо бы новый костюм - обновить гардероб мне...


    * * *

    А снега-то, снега насыпало.
    Деревья по грудь занесло.
    В загуле метелица сиплая -
    Дородная баба с веслом.

    В загуле. Дороги растасканы.
    И мечет, и рвёт - горяча.
    Такая обнимет неласково
    И шею свернёт невзначай.

    2004г.

    _^_




    * * *

    Ветер вьюжен, ветер вьюжен
    За окном. В окно. В окне.
    Был бы я кому-то нужен,
    Был бы кто-то нужен мне.

    Настоялись мысли, скисли,
    Забродили в голове.
    В одиночестве от мыслей
    Можно и осолове...

    Я в окно глазами воткнут
    Точно нож калёный в грудь
    Друга. Надо выпить водки,
    Помолиться и уснуть.

    Эй, вы, люди-человеки!
    В грязь лицом ложится снех.
    Если грешен, то навеки,
    Если вечен, то за грех.

    Спать пошёл, к чертям собачим.
    Успокою сердце. Но...
    Что за сука снова плачет
    Мне в открытое окно?

    То ли я на этом свете,
    То ли я уже на том.
    Кто там?
    Ветер.
    Кто там?
    Ветер,
    Ветер, ветер под окном.

    Выпью водки. Водка кстати
    Убежавшему с ума.
    На мою срыгнула скатерть
    Снегом пьяная зима.

    От себя не отмолиться,
    От себя не убежать.
    Кто там рвётся белой птицей
    В мою комнату опять?

    Это ветер. Ветер вьюжен
    За окном. В окно. В окне.
    Только ветру я не нужен
    И не нужен ветер мне.

    2003г.

    _^_




    * * *

    И было всё, и ты уже была,
    И дети намечались, и февраль
    С упорством молодой домохозяйки
    Мыл окна на рассвете до бела
    И рисовал порхающие стайки
    Амурчиков на стёклах, снежный вальс,
    И ветер был, и ты уже была...

    И газовая, старая плита
    На шесть квадратов кухни, и тепла
    Достаточно - не думать о камине,
    О том, что надо щели залатать
    Не думал я, и не было в помине
    Ещё зимы, а ты уже была,
    И ветер был, и старая плита...

    И было всё без боли, не до зла.
    Изгиб дивана шею не ломал,
    Когда в мои трясущиеся руки
    Ты грудь свою малиново несла,
    А на плите взволнованная турка
    На белом рисовала терема
    Кофейной гущей. Было не до зла.

    И ветер был, и ты уже была
    Намного старше. Господи, прости.
    Я забываю прошлое, вестимо.
    И, кажется, теперь без бла-бла-бла
    Теряет жизнь тепло, теряет стимул...
    А детям удаётся подрасти,
    И всё, что было - ты уже была.

    2004г.

    _^_




    * * *

    Дело к весне, похоже, а на душе покойно.
    Солнце - котёнок жёлтый трётся о подоконник.

    Тихое небо в радость. Робко рассвет печалит.
    Точно в такое утро как-то меня зачали.

    Родственно, близко, тонко всё, что доступно взгляду.
    К чёрту дурные мысли, мысли дурные к ляду.

    Только не отсчитайте мне от рожденья осень.
    Осенью всех поэтов, мягко сказать, заносит.

    Милый такой котёнок. И не беда, что жёлтый.
    Трётся, засранец, трётся о подоконник жопкой.

    Дело к весне, похоже, и холодок - по коже...
    Я от печали нынче радостно невозможен.

    Мне от печали нынче весело и покойно.
    Трётся котёнок жёлтый, трётся о подоконник.

    2004г.

    _^_




    * * *

    Мандариновый сад откровенно оранжев,
    Виноградная кисть невозможно легка.
    Ты целуешь меня. (Целовала и раньше,
    Но чуть-чуть аккуратней, чуть-чуть свысока).

    Розовеет на блюдце лимонная долька,
    А под рюмкой текилы желтеет весна.
    Ты опять влюблена и как будто надолго,
    Ты как будто надолго в меня влюблена.

    Оглянуться ли нам? ты была здесь, я не был.
    Оглянусь, оглянись, отвлекусь, отвлекись.
    Только тянет глаза точно в тонкую небыль
    Виноградная грудь - невозможная кисть.

    Всё банально обычно, возвышенно просто.
    У тебя, у меня так бывало не раз.
    Покатилась луна как прыщавый подросток
    С ледяного обрыва на пыльный палас.

    Ты целуешь меня. (Целовала и раньше,
    Но чуть-чуть аккуратней, чуть-чуть невпопад).
    На коленях твоих откровенно оранжев
    Мандариновый сад, мандариновый сад.

    2004г.

    _^_




    * * *

    Пейзаж в окне меняется некстати
    По прихоти заснеженного марта:
    Изогнутыми улицами катит
    Метели обруч маленькая Марта.

    Ещё вчера казалось, что недолго
    До солнца отражённого в апреле,
    До радуги, до грёз, до гроз да только
    Не кажет нос на улицу Апрелий.

    Худые, неприкрытые листвою
    Дрожат деревья - вылезли из кожи
    Мурашки почек. Машет головою
    Холодный ветер в сторону прохожих,

    И катит обруч маленькая Марта,
    Изогнутыми улицами катит.
    По прихоти заснеженного марта
    Пейзаж в окне меняется некстати.

    2003г.

    _^_




    * * *

    Мы говорили долго, ни о чём,
    Не помню даже тему разговора...
    Мне тень твоя садилась на плечо,
    Как на плечо садится только ворон.

    И я стоял, откинувшись назад,
    Такой очаровательный негодник.
    (Кто может нынче ласковей назвать,
    Принявшего косяк за подлокотник?)

    Я был нетрезв. Но это ж не беда.
    Ах, если б знала ты, какое детство -
    Придти к тебе, не чувствуя стыда
    За то, что пил с друзьями у подъезда.

    Мир уплывал неведомо зачем,
    Неведомо куда за разговором,
    И расшивала кожу на плече
    Мне тень твоя, а не какой-то ворон.

    2005г.

    _^_




    * * *

    Капризами грозы наскучат вёсны
    Причудливым, волнующимся, юным...
    Небрежно налегающий на вёсла,
    Закатывая стынущие луны,
    Седеющий, ворчливый, неомытый -
    Невыносим, до дьявола несносен! -
    И он уплыл, оскалившийся мытарь,
    В такую померанцевую осень.

    2003-2004гг.

    _^_




    * * *

    Надо бы новый костюм - обновить гардероб мне,
    Охолонуться, подстричь аккуратно усы,
    Пару причин подготовить для жизни загробной,
    Туфли купить. (Не лежать же мне вечно босым!)

    Словом, себя обозначить к последнему шагу -
    Окна открыть, пораскинуть спокойно мозги,
    Соком запястья вскормить перочинную шавку,
    Шею намылить и мёдом намазать виски.

    Что же ещё? Написать завещание? Бросьте!
    Некому, стало быть, нечего мне завещать.
    Всё, что имею теперь, это кожа да кости,
    Глупое слово "прости" и пустое "прощай".

    Всё, что теперь получается, это неважно,
    Мягко сказать, в этом нет убедительных тем.
    Выпит рассвет, опустевший стаканчик бумажный
    Может наполнить закат, а потом... А затем...

    Что же ещё? В голове ни рубля, ни верлибра.
    Нынче весна, значит можно - шагал без плаща.
    (Туфли, костюм, безопасная бритва.) Обрыдло
    Глупое слово просить и пустое прощать!

    Вроде бы всё. Не упущена даже причина,
    Пара причин, упомянут небрежно Шагал...
    Сделано дело, смотрите, отважный мужчина
    Чинно рванул под уздцы и вперёд зашагал.

    2004г.

    _^_



© Дмитрий Артис, 2005-2017.
© Сетевая Словесность, 2005-2017.





 
 

Приглашаем в Судак, город-курорт на восточном Южнобережье Крыма.

www.kandagar.com


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность