Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Артем Великанов

Двенадцать стихотворений


  • Таллинн
  • Под впечатлением "Игры в классики"
  • Надпись на книге, подаренной в Новый Год
  • Алфавит
  • Предопределение
  • "А в перелете птицы вновь трубят..."
  • "Балансируя на электрическом проводе..."
  • Вариация
  • "Он путался в неясных тупиках..."
  • "Вот ряд вариаций на тему корня..."
  • Новый символизм
  • "На дороге люди, лошади, и порой - телеги..."

  • Таллинн

    Дотронься до лица слегка рукой.
    Другой
    Уже рукой.
    Тогда проснусь - пойму,
    Что это - ночь.
    - Помочь?
    - Чему?
    Весь диалог. Простой как голоса,
    Как наши голоса в спокойной чаше
    Пустой квартиры.
    Разве в этой чаще
    Теней мне разобраться?
    Мне закрой глаза -
    И кажется, что сумрачно и сыро,
    И кажется - скитаться.
    Пришла пора.

    Не надо утешать - хочу уехать: Там
    На горке круто замок. По углам
    Сторожевые башни... Люди ж... Гласных
    Им не хватает. В каждом слове их
    Они растягивать стремятся, повторяя
    Их по два раза. Камень мостовой
    Им служит мерой времени. Иная
    У них система жизни. И иной
    У них, наверное, порядок слов и фраз...
    И улицы там узкие. Ни разу
    Я не был там, внутри, у них в домах...
    Я жил, как ветер... Впрочем... Это так...

    Я снова здесь. И тишина. И тени.
    А где-то там, где и бетон продрог,
    Почто что там, где море по-тюленьи
    Кричит, Заснул и спит уставший Кадриорг.


    Под впечатлением "Игры в классики"

    Жизнь мимолетна. Мало нам дано.
    Поваленная вывеска кино-
    театра "Мир" распластана в траве,
    а поточней - заброшена в бурьяне.
    И где-то там, быть может, на Неве
    гуманитарий прячется в тумане.

    Он так измучен муторностью фраз,
    в родимом языке почти изверясь.
    И, может быть, он курит "Голуаз".
    Перевести? Похоже на "Лигейрос".

    Он знает - все не так и все не там,
    и этим знаньем в чине он понижен.
    И если вдруг рассеется туман,
    то, может статься, он уже в Париже.


    Надпись на книге,
    подаренной в Новый Год

    Снег белый, лошадь черная.
    Год старый, печаль крученая.

    Снег падает, щелкает маятник.
    Книга на полке - кому-то памятник.
    Просто так, без надписи, здесь новоселом.
    Снегопад, безветрие, стекол инея сколы.

    Новый Год. Прочь, горечь старая.
    Маятник щелкает, снег падает.


    Алфавит

    Александра
    Бесполезно
    Верить в
    Горы и
    Долины
    Если
    Еж
    Желаний
    Знаньем
    Изучает
    Календарь.

    ...Любит -
    Может
    Непрестанно
    Открывать
    Простую
    Радость,
    Сердце
    Тушит
    Утешеньем.

    ...Фауст
    Хитрости
    Цинично
    Черным
    Шепотом,
    Щелчками:
    Ъест все
    пЫль..."
    во вЬюге
    Этой
    Юг
    Явился
    Александре...


    Предопределение

    Неужели?
    Ты жестока.
    Нет, проста.
    И, раньше срока,
    Ты, не выдержав поста...
    Полетели
    Все модели
    К бесу, к дьяволу,
    к пороку
    Через злачные места.
    Неужели
    Все пропало?
    У надежды смысла мало,
    Не заметив, ты сказала...
    ...Красота...
    Ни осталось ни черта,
    Ни былинки, ни намека,
    Даже эхом застонала
    В телефоне пустота.
    Неужели
    Не сумели
    Довести... На самом деле:
    Все метели
    И метели.
    Ждать чего?
    Чего хотели?
    Ты - жестока.
    Нет - проста.
    Ты уходишь раньше срока,
    Ты, не выдержав поста
    (Это я давал обеты,
    Это я держу их, это
    Лишь мираж и суета,
    Лишь смущенные прикидки,
    Я - виновник, ты - навскидку).
    Ты уходишь. Вестник рока -
    Полнолуние. С креста
    Смотрит кто-то и пророком
    Улыбается Христа.


    ***

    А в перелете птицы вновь трубят,
    Все это, вероятно, только снилось.
    "Я не хочу, чтоб снова повторилось
    То, что со мною было до тебя,

    Я не хочу." И слышно внятно
    Листа падение в листву.
    Все это было наяву,
    Но только снилось, вероятно.


    ***

    Балансируя на электрическом проводе,
    В состоянии непрерывного возбуждения,
    Осматриваешься в полуночном городе,
    Хамишь - и тут же просишь прощения.

    Пьяным прохожим рассказываешь про звезды,
    Повторяешься, сбиваешься, ругаешь их.
    И видишь лужи на улице поздней
    удивительно ясно и отчетливо,
    И этот стишок в книге "Творчество душевнобольных".


    Вариация

    Когда кильватерной колонной
    входили мрачные суда,
    молчали девушки влюбленно,
    совсем не знавшие стыда.

    Они влюблялись перманентно,
    и в криках чаек уловя
    экстаз и трепетность момента,
    с восторгом выдыхали "бля!!!"

    И в их зобах дыханье сперло,
    стеснились груди их, когда
    сквозь бухты узенькое горло
    вошли дымящие суда.


    ***

    Он путался в неясных тупиках,
    несло волной. Пугаясь столкновений,
    глаза он прятал, чтоб животный страх
    загнать в глубины. Сотни повторений

    (молитвы) он гонял, как вольтижер,
    пугаясь смысла их. А почему - не знаю.
    Он видел споры, не вступая в спор.
    Он видел стаи, в стаю не вступая.

    Его несло сквозь жизни, города,
    сквозь тысячи непонятых событий.

    И что-то зазвенело.
    И тогда
    Он вышел в свет, спустив предохранитель.


    ***

    Вот ряд вариаций на тему корня:
    "пусто", "пустыня", "пустошь", "пусть".
    Ты обо мне, пожалуйста, вспомни
    через четыреста лет. Ведь я вернусь

    К тебе образом грустной собаки,
    или бельем на веревке в снежном дворе.
    Я буду двигаться, делать знаки,
    и ты будешь пытаться понять, смотреть.

    И мне непонятно - как жить иначе,
    Как может время ускорить бег.
    Мой путь - это камешки. Мальчик-с-пальчик.
    Точнее - старушка роняет прищепки в снег.


    Новый символизм

    Здесь девочки статей непионерских
    зовут отведать их початых тел.
    Здесь в вендиспансер с ними залетел
    заезжий швед, почтенный концертмейстер.

    Здесь по столам раскиданы бычки
    и, как сказал поэт, здесь пахнет газом
    ужасно сладко. Грязью пол измазан
    и по углам заходятся торчки,

    им каждый праздник - повод для стола,
    где крыша едет до смешного быстро.

    Не масло - самогон, до дури маслянистый
    здесь Аннушка на рельсы пролила.


    ***

          "На тарелках рыба, сметана, голубичное варенье.
          Нил Лаврентьевич и его жена сплевывали кости на стол"

          А.Рыбаков "Дети Арбата"

    На дороге люди, лошади, и порой - телеги,
    То есть симбиоз: человек, лошадь и сено.
    По законам давленья мы вязнем в снеге.
    По закону подлости здесь - по колено.

    На тарелках рыба, сметана, голубичное варенье.
    Нил Лаврентьевич и его жена сплевывали кости нА стол.
    Так здесь принято. По законам тренья
    Ноги очень легко скользят по насту.

    На дворе жена, от забот оглохла:
    В сарае корова, с блеяньем мнутся козы.
    Мы хотели петь, но, как видно, плохо;
    И теперь живем по законам прозы.







     
     
    Книга отзывов


    НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
    Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
    Словесность