Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




АВТОПОРТРЕТ  В  СИНЕМ




Иллюстрация автора

Эта история... началась с одной уборки. Я вытащила все ящики из туалетного столика и разложила их содержимое. Последним возник флакон синего стекла с золотой крышечкой. Когда-то в нём был волшебный крем - очень дорогой - нежный, прохладный, похожий на чуть голубоватый шёлк.

Лет пять тому назад я как-то вдруг измучилась... Космический мусор обрушился на мою планету, и я не успевала убирать - груда пыльных обстоятельств мешала дышать, глаза воспалились от ядовитого марева, ползущего с экватора, и не было дождя.

И тогда я отправилась в косметический магазин и миновав дешевые полки пахучего, большого и яркого, остановилась перед ласковой сиреневой старушкой, стоящей на хрустальном мостике. Она сделала шаг навстречу и спросила:

- Что с вами, милая?

- Видите-ли, моя планета...

- Да, эта дурацкая активность Солнца... поверьте на слово, к добру никогда не ведёт.

- Вы думаете?

- Я знаю. Все эти вспышки энергии - не от большого ума, поверьте. Конечно, протуберанцы - красиво, но согласитесь, истинная нежность достаётся Луне. Прелесть компромисса, оттенки, постоянство изменчивости... впрочем, я заболталась. Проходите, милая, ай-ай-яй... да вы просто измучились... можно я буду называть Вас Милая?

- Умоляю, да...

- Так, для начала нужно поплакать... Вы давно не плакали?

- Давно - я, видите ли, сильная...

- Какое несчастье... Очень сильная?

- Да.

- Может быть, всё не так уж безнадежно, может, Вас обманули? Что Вам сказали?

- Ты, мол, не плачешь, значит ты сильная, и тебе нельзя плакать.

- И Вы... действительно не плачете?

- Ещё как... однажды я плакала не переставая три года...

- Ну?

- Никто не заметил...

- Ай-яй-яй, Вы, должно быть, продолжали убирать, кормить, а свои носовые платки стирали, гладили и складывали в стопочку?

- Конечно, как же иначе...

- Да, случай действительно не простой... Вы не сердитесь, что я расспрашиваю? Ведь мне нужно подобрать Вам самый подходящий крем.

- Что Вы, меня так давно никто не расспрашивал... я и не помню...

- А что Вы помните?

- ... Эхо... мои слова возвращались мёртвыми... знаете, шуршанием... когда хочется исчезнуть...

- То-то я смотрю, что Вы совсем ушли в себя. Вот, пожалуй, Вам подойдёт - раскрывает и защищает - сами понимаете, что эффект достижим только в сочетании..." - старушка протянула синий флакон с золотой крышечкой: "Но это очень дорого, милая, простите. Нам тут приходится, сами понимаете, тратиться... один флакон... заметили - он синий? Знаете, сколько это стоит, синий? Мы могли бы и фиолетовый, скажем, или даже вишнёвый, но к счастью наши клиенты платят за качество.

- Может быть у меня не хватит?

- Что Вы, я давно не встречала такую состоятельность. Сколько вы тогда проплакали? Три года? Убирали, кормили и платочки складывали в стопочку?

- Да.

- Вполне достаточно. Вам - флакончик, а нам - те три года. Меняемся?

- Да.

- Вот и славно. Вам повезло. Утром и вечером... смотрите, внутри там такая кисточка, можно рисовать... и доверьтесь впечатлению - классический стиль хорош в искусстве, а в жизни нужно быть - вот, прочтите инструкцию: здесь на девяти языках... - одно и то же.... А те три года даже и не вспоминайте - их больше нет - ни единой слезинки... Все хлопоты по пересылке берём на себя. Значит так, завтра мы делаем солнечное затмение, скажем, процентов на восемьдесят, хватит, пожалуй, и никто даже не заметит. В четверть третьего Вас устроит? Отлично. Так вот, ровно в два с четвертью выходите к себе во дворик, берёте шланг для полива и направляете струю на Солнце, а мы, со своей стороны, тоже примем меры. Мгновение - и всё прекрасно. А потом воду закрыли, шланг на место... ну, вы знаете, не мне Вас учить прибираться... И сразу - к зеркалу, открывайте флакончик и кисточкой... Удачи, милая... Распишитесь...

- Кровью?

- Бог с Вами, милая... впрочем, у Вас какая группа?

- Вторая, резус положительный, вены голубые...

- Так я и думала - кровь решительно не при чём. Просто распишитесь, мол, плакала в дни рождения - этого достаточно...



Солнечное затмение на этот раз лучше всего было видно в соседнем дворе - видимо, фокус рассчитывали по старой системе, а это всегда ведёт к погрешности. Кроме того, яблони в наших дворах очень похожи, хоть они и разного сорта, но по виду не отличишь - только на вкус, так что, легко ввести в грех.

Но когда с неба - прямо на кусты роз - вернулась вода... никакой мистики: просто я, как всегда, устраивала себе летний дождь. Дело в том, что волею обстоятельств, я живу в таком месте, где нет - совсем нет - летних дождей и, конечно, это не просто... и может стать первопричиной слёз.... А когда я жила в месте, где дождей было много, то мечтала о безоблачных небесах... Летний дождь - самое простое из всего, чему я научилась: направляешь шланг в небо и на покатую крышу веранды так, что вода возвращается слегка потеплевшей - прямо в поднятое к небу лицо с полуприкрытыми глазами. Полуприкрытость - непременное условие игры - как иначе довериться впечатлению?

Для начала я решила, всё же, рисовать в классическом стиле, то есть, не покидая плоскости - чтобы хоть как-то определиться. Дело в том, что в инструкции по применению крема совсем не оказалось перевода на русский, а этот язык, к несчастью, единственный способ моего общения, и это обстоятельство - вторая первопричина слёз... "Как быть" написано на английском, немецком, французском, японском, китайском, арабском, и ещё на трёх, неопознанных мной, но не на русском - как будто, русские не покупают у этой фирмы, то есть, нет прецедента... впрочем... может быть, я - первый клиент...

Прежде всего мне пришлось освоить плоскость полотна, а потом уж заняться автопортретом. Мне нужно было привлечь внимание какими-нибудь общепонятными символами, не вызывающими агрессии. Раньше я тоже совершала попытки такого рода. Так, например, готовила суп из разноцветных овощей: сладкого перца - красного, жёлтого и салатового, - оранжевой моркови, белой и фиолетовой капусты, зелёного горошка, - и подавала всё это в синих тарелках. Но мои усилия съедались равнодушно, и я поняла, что из жизни невозможно создать произведение искусства, и что этот путь - тупик. Трудно признать ошибку, когда путь пройден почти до конца и это - третья первопричина слёз.

Подытожим: сухость небес, вавилонское столпотворение и запоздавшее покаяние в сочетании с солнечным затмением, создали эффект моего присутствия на презентации крема на русском языке.

Уходя в сторону, скажу, что сиреневая старушка из косметического магазина была внучатой племянницей той старухи, которую печально известный студент зарубил в Петербурге. В знаменитом русском романе, к сожалению, не описан ни один случай исхода. А на самом деле, у старухи была сестра - близнец, и она ещё в молодости уехала в Париж и работала там - поначалу, конечно, - в услужении. А потом благополучно вышла замуж за булочника и родила ему детей, которые говорили уже на парижском. А младшая её дочка обладала тем самым шармом, который возникает, как награда за исход, уже во втором поколении. Так что в русском романе могло быть всё не так уж и безысходно, если бы автор не шёл на поводу у своих читателей, не терпящих чужое спасение. Сестры довольно долго переписывались, и парижанка посылала в Петербург на рождество булочки и описывала ностальгию по России так красочно, что отбила у сестры охоту к любой перемене мест, и это к старости испортило её характер настолько, что соблазнило молодого психопата на преступление.

Вот, на самом деле, первопричина убийства, а не только деньги... Деньги, как известно - только эквивалент, а психопат, в переводе на девять фирменных языков - это "человек неразумный", то есть, раб своей психики, и не способен жить свободно: согласно инструкции по своему применению.



С крыши ещё капало, когда я устроилась перед зеркалом и отвинтила золотую крышечку у синего флакона. Понюхала прекраснейший из всех кремов, которые когда-либо давались мне в обоняние... Это был даже не аромат, а его архетип, для которого мой нос был недостаточно совершенен, и только мысленно я осознавала, как утончён запах. "Бесконечно" - думала я :"Жаль, что моё обоняние недостаточно совершенно, чтобы оценить его, но я верю в него - доверяю впечатлению о креме..."

Я прикоснулась кисточкой к лицу и ощутила нежность и силу прикосновения. "Как жаль, что я не могу разменять своё новое ощущение на привычную мелочь так, чтобы пережить его последовательно: одно за другим - растянутым во времени, а не сжатым в мгновение - на что я не способна..."

"Господи" - думала я: "в одно и тоже мгновение я должна суметь ощутить и осознать бесконечное и бесчисленное, и суметь поступить... - повести себя относительно... - быть - возможно ли это, Господи? У меня даже нет инструкции на русском..."

И тогда я, испугавшись, что не сумею быть, закрыла золотую крышечку, решив прежде нарисовать натюрморт простыми масляными красками на небольшом холсте: суп из пёстрых овощей в синей тарелке. Это сложнее, чем устроить летний дождь - облить небо водой и зажмурить от счастья глаза. В живописи, даже на плоскости, необходимо знание множества важных вещей. Например, про льняное масло: оно совершенно необходимо, чтобы подмешивать его на палитре, смягчая краски. Сплетничают, что художники присутствуют в своём творении частично - "глазом и рукой" - но это не так. Даже если художник отрезает себе ухо, он при этом не забывает добавить в краску льняное масло, что говорит о его святой вере в инструкцию о бытие. А ухо - дело житейское - мелочи жизни - мелочь - понимаете? То есть, когда обладатель флакончика из синего стекла на мгновение не справляется со своим несовершенством и не может быть, то есть, вести себя относительно,... - он разменивает своё впечатление на мелочь, чтобы пережить его произвольно... И этот компромисс - архепричина отрезания уха....



А тут, как раз, подошел день моего рождения. А так как я не решилась воспользоваться флаконом, то сделка не вошла в силу, и я весь день провела в слезах, но на этот раз я не тратила их зря - напротив, специально усилила сороковой симфонией с тем, чтобы наш с Моцартом суп в синей тарелке произвёл впечатление на хорошего человека и, может быть, даже на плохого.

Поднявшись вверх, замечу, что это движение - единственно достойный способ отличить хорошее от плохого. Хорошее часто похоже на плохое и наоборот... Всё зависит от фокуса. Так, например, прелесть восхода и заката могут ощущаться одинаково, но... далее - в продолжении ощущений - в осознании Солнца... его явлений... путей... То есть, невыносима жизнь на Васильевском острове со скверной старухой, и один исходит в Париж, а другой - напротив - остаётся со старухой навеки.

Я использую слова "хороший - плохой", потому что они - из инструкции по применению крема, который я купила для себя. Это было лет пять тому назад: действительно, я как-то вдруг измучилась... Космический мусор обрушился на мою планету, и я не успевала убирать: груда пыльных обстоятельств мешала дышать, глаза воспалились от ядовитого марева, ползущего с экватора и не было дождя. Мне нужно было на что-то решиться и я бы уехала, пожалуй, в Париж, и даже пошла бы на первых порах в услужение к булочнику, но мне нечем было платить: за перемену места приходится платить временем из будущего, а у меня уже не было его, и я заплатила прошлым - тремя годами... Меня даже назвали "Милая" и дали в подарок синий дождевой зонт с эмблемой фирмы.

Признаюсь, я не сумела бы зарубить старуху даже не потому, что верю, что это зло, а потому что это плохо... - мне. И студенту, как оказалось, было плохо, но он преступил... - через себя...

Я привела его однажды в косметический магазин к сиреневой старушке. Конечно, она не знала, что этот молодой человек когда-то убил её двоюродную прабабушку... Знаете, что она ему сказала?: "Простите, фирма очень сожалеет, но у нас нет подходящего для Вас крема" - должно быть, сочла несостоятельным. И... подарила ему зонтик и два бесплатных билетика на гамбургеры в закусочной на первом этаже.

Допускаю, может быть, кому-то и хорошо... убить... если нечем платить за качество... - не знаю, простите... попробуйте обратиться в другую фирму и возьмите в подарок эту картинку с синей тарелкой - повесьте... где-нибудь... там... где проживаете...



Я нарисовала несколько натюрмортов в разном освещении: со связкой луковиц на столе и с апельсинами у керамического горшка, с мятой салфеткой и бокалом с вином, в котором светился отблеск лампы. Почему-то более всего всем нравился этот бокал - на тонкой ножке с красным вином и бликом. Эффект достигается простым касанием кисти - куда больше мастерства понадобилось для салфетки, небрежно брошенной в углу полотна... Странно, суп на полотне произвёл впечатление большее, чем настоящий... Меня... стали замечать, словно я впервые материализовалась среди нарисованных мною предметов... И тогда... я стала описывать суп - его дивный вкус, ароматный запах, чудную пестроту и синеву тарелки... и текст произвел впечатление, а моё присутствие стало очевидным - настолько, что у меня даже появился дом и сад.

Наконец, овладев пером и кистью, я решилась приступить к автопортрету. Достала синий флакон, открутила крышечку... - флакон был пуст... нет не совсем так... Он был полон... бликом в глубине бокала... запахом летнего дождя, молчанием птиц, короткой грозой...

Крем исчез...

Я посмотрела в зеркало и увидела в нём себя...

сентябрь 99 г.

© Татьяна Ахтман, 1999-2017.
© Иллюстрация автора, 2005-2017.
© Сетевая Словесность, 2000-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Исходному верить [Редакторы и переводчики суть невидимки. Если последние еще бывают известны, то первых не знают вообще. Никто не заглядывает в выходные данные, не интересуется...] Галина Грановская: Охота [Войдя в холл гостиницы, Баба-Яга приостановилась у огромного зеркала, которое с готовностью отразило худую фигуру, одетую в блеклой расцветки ситцевый...] Андрей Прокофьев: Павлушкины путешествия [Когда мой сын Павел был помладше, мы были с ним очень дружны - теперь у него много других интересов, и дружба не такая близкая. Из нашего общения получились...] Рецензии Андрея Пермякова и Константина Рубинского [] Виталий Леоненко: Страстной апрель [Плыть за шумом осины седых серёг, / за мотора гурканьем над Окою, / самоходной баржей горючих строк / неумолчно, трудно - свой поздний срок / ...]
Словесность