Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ЗАЛПЫ  СУВЕРЕННОЙ  ПОРЫ


- Дедушка, покажи мне подземную парковку!

Старик подкрутил густые усы. Высокий, жилистый, он был настолько похож на древнего токаря, мудрого наставника молодежи, что сходство граничило с карикатурой. Штаны с него сваливались и держались на широких подтяжках, которые сзади перечеркивали крестом ветхую клетчатую рубаху с закатанными рукавами.

- Ну, пойдем, - произнес он голосом дребезжащим и тонким.

Толстый внучек восторженно подскочил.

- Только учти, что нас могут и не пустить, - предупредил дед. - Скажешь, что тебе очень хочется - глядишь, подобреют. А на нет и суда нет.

Они дружно встали с качелей, установленных против касс магазина "ОБИ", и тронулись в путь. Внук нарезал вокруг деда радостные круги, а тот аккуратно шаркал, стараясь не наподдать наследнику, и щурился на государственное телевидение. На границе отдела путешественников остановил патруль и спросил документы. Дед выудил из заднего кармана паспорт республики "Максидом", и солдат повел стволом автомата, разрешая пройти.

Телевизоры выстроились в два ряда вдоль километрового прохода. С экранов озабоченно говорили:

- После вчерашней атаки "Карусели" на "Ашан" сеть Венских Кофеен изъявила готовность быть посредником в мирном урегулировании. Однако эта миссия оказалась под угрозой после того, как беспилотник "Ашана" был сбит сегодня утром над "Шоколадницей"...

Внук дернул старика за штанину.

- Дедушка, а что такое "Ашан"?

- Ну как же! Я же тебе показывал на карте! Это магазин-государство, у нас с ним заключен военный альянс...

- Что такое альянс?

- Союз. Мы друзья.

- "Ашан" это как "Максидом"?

- Да, только поменьше.

Они пересекли границу Автономии Быстрого Питания. Здесь их не остановили, хотя военных в форме "Макдональдс" и "Бургер Кинг" было полно. Добрая половина расселась за столиками и гоготала, вспоминая события вчерашнего дня, когда государство подверглось обстрелу со стороны "Стокманна".

- Совсем умом тронулись! "Максидом", да под минометный огонь!

- Они же чухна. "Град" по ним всего полчаса и работал.

- Ты что написал на боеприпасе?

- "В сраку тебе, полярный олень!"

Старик тронул внука за плечо, и тот послушно повернулся на ходу к тонированному окну.

- Видишь, дым валит?

- Плохо видно, темно.

- Да вон же! Я старый, и то вижу. Это "Стокманн" горит. Колы хочешь?

- Не надо, потом. Я хочу в подземный гараж.

Автономия кончилась, и началась территория "Спортмастера". Повсюду бродили толпы бездельных горожан, которые гуляли себе, как будто не было войны. Здесь господствовало свое телевидение, но новости ничем не отличались от тех, что передавали по каналам "Максидома", и даже дикторы, казалось, были те же самые.

- Кинотеатр требует автономии, - сообщили с экрана.

- Ну, ему-то хайло заткнут, - буркнул прохожий прапорщик с гранатометом на плече.

Старый и малый шагали вдоль лыж, снегокатов, велосипедов, коньков и надувных лодок. Повсюду виднелись вкрапления зарубежных посольств - "Эльдорадо", "Медиа-Маркета" и "Мира Сумок", это были официальные дипломатические представительства с правом торговли.

- Дедушка, а мы победим "Карусель"?

- Конечно, куда она денется. Другое дело, что у нее союз с "Мегой", а у нас на сегодня из крупных только с "Балтикой"... Если по нам ударит "Мега", то мало не покажется.

- А кто она такая?

Старик покачал головой.

- Вот же ты неуч! Это мировой жандарм, главный агрессор. Хищник. Вон, видишь пленных ведут? - Дед подслеповато присмотрелся. - А, нет, это дезертиры... предатели...

- Что они сделали?

- Отоваривались в "Строймаркете", вот что, - сплюнул старик. - Под покровом, понимаешь ли, ночи, норовят нам нагадить.

Внук остановился, разинул рот и вытаращился на унылую шеренгу, которую как раз начали строить у деревообрабатывающих станков. Расстрельная команда занимала позиции. Шустрый комендант с боевым орденом на спецовке метался вдоль строя, спеша поскорее покончить с делом и отправиться на обед.

- Цельсь! Пли!

Грянул нестройный залп, и предатели повалились кто как. Горожане чуть ускорили шаг, подчеркнуто не глядя на трупы.

- Иди, не задерживайся, - дед подтолкнул карапуза, и тот споткнулся.

- Дедушка! Почему у нас везде такой пол... в кочках?

- Это чтобы ходили медленно и успевали заметить товар...

Они продолжили путь, минуя карликовые государства - "Газеты и Журналы", "Мясо", "Розовый кролик" и "Товары в дорогу". Тихо жужжали бессчетные видеокамеры. Лилась бездумная музыка, журчали фонтаны, однако печать военного времени лежала на всем, и каждый мало-мальски резкий звук понуждал пешеходов втягивать головы в плечи. Очень, очень далеко звучали глухие разрывы - в десяти километрах отсюда "Карусель" наступала на "Ашан".

- Ну, вот и пришли.

Они остановились перед лифтами, и часовой заступил им путь.

- А можно нам посмотреть гараж? - Взор малыша был ясен и чист, а сказал он вежливо, как учили.

Солдат вернул предохранитель на место.

- Паспорт, - потребовал он коротко.

Старик показал, и часовой мрачно посторонился.

- Десять минут, - предупредил он.

- Так точно! - вытянулся по струнке дед.

Лифт доставил их в цокольный этаж, где было несметно машин - самых разных, легковых и грузовых. Многие давным-давно стояли без дела, благо ехать стало незачем, некуда и просто нельзя. Здесь было прохладно и темнее, чем наверху. Прохаживались военные, но их не набиралось и двух десятков на все огромное помещение. Зевак оказалось и вовсе пять человек.

- Я хочу посидеть за рулем, - потребовал внучек.

- Не положено, - отрезал старик, почему-то пришедший в некоторое беспокойство.

Он осторожно огляделся и вдруг шагнул на квадратную крышку люка. Снова зыркнул по сторонам и несколько раз притопнул, как бы исполнив дробь. После этого дед отошел в сторонку и с видимым облегчением вздохнул. Как выяснилось, напрасно. Спецназ с нашивками "Максидома" вырос словно из-под земли и взял обоих в кольцо.

- Сигналишь, сука? - осведомился командир, кивнув на люк.

- Помилуйте, да кому? - испугался дед, прижимая руки к груди.

- "Метрострою", кому же еще, - откликнулся тот и приказал: - В расход эту сволочь, а пацана ведите в распределитель.

Их поволокли в разные стороны.

- Деда, деда! - завопил внучек.

- Вырасти настоящим человеком! - кричал дед. - Вырасти настоящим человеком!

Командир присел над люком на корточки и прислушался. Затем отстегнул две гранаты и откинул крышку.

- Сраные крысы, - пробормотал он, швырнул гранаты в проем, сгруппировался и откатился. - Шакалы сучьи, шестерят и вашим, и нашим...

Ахнули взрывы, и он вжался в бетонный пол, прикрывая затылок руками.


август 2014




© Алексей Смирнов, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2015-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность