Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Рассказы: Алексей Смирнов


CВАТ


Штах, полулежа в рабочем кресле, слушал жалобы коллеги - высокой размалеванной особы в очках.

- Что у меня за судьба, - сетовала особа. - Один - моральный урод, другой - импотент. Страшное невезенье!

Штах отхлебнул кофе.

- Ты по знаку - кто? - осведомился он.

- Овен.

- Не знаю, - подумав, решительно хмыкнул Штах.

- А по году - Змея.

- Я - Дракон, - скромно сообщил Штах, опуская глаза.

Его признание не возбудило интереса.

- Ты только глянь, - особа - кстати, звали ее Маргаритой - принялась листать дешевую, рассыпавшуюся в руках книжку. - Год 93-й. У Змеи - все плохо. 94-й - тоже все плохо. 95-й - опять все плохо. В 96-м, правда, немножко лучше... в 97-м - снова плохо! - Маргарита рассмеялась беспомощным, заливистым смехом. Штаху нравилось, когда она смеялась, это почему-то прибавляло ему уверенности в себе.

- А Дракон? - спросил Штах.

Маргарита ненадолго умолкла и стала читать.

- У Дракона все прекрасно! - снова захихикала она. Вообще, ей ничего не стоило рассмеяться, веселье лилось из нее как из дырявой посуды. - Ну почему так? - и Маргарита безнадежно потянулась за спичками.

Штах задумчиво смотрел перед собой, жуя губами. Беседа затрагивала близкие и понятные ему темы, и это Штаху тоже нравилось. В голове неторопливо прохаживались немногочисленные, приличествующие теме мысли.

- Такая, видно, у меня судьба, - повторила Маргарита, поспешно затягиваясь дымом.

Штах стрельнул в ее сторону глазами. "В принципе, конечно, можно оказать первую помощь, - подумал он лениво. - Особых усилий прикладывать не придется. Впрочем, все равно морока. Годы уже не те!"

- Ну посоветуй что-нибудь, ты же у нас умный! - канючила Маргарита, веселясь на одном слове и печалясь на следующем.

Штах вдруг радостно выпрямился в кресле.

- Есть у меня человек, - протянул он глубокомысленно и, как бы лукавя, прищурился. На душе сделалось легко: Штах нашел себе дело. Появилась возможность развлечься.

К тридцати годам Штаху было известно, что люди с возрастом склонны умнеть. Он считал, что процесс этот протекает автоматически, сам по себе, и исключением из правила себе ни в коем случае не казался. Мысль, рождение которой он только что возвестил, бродила в нем уж с самого начала беседы, но в какой-то миг все надуманные преграды рухнули, и Штах увидел, что в осуществлении его замысла нет ничего невозможного.

Маргарита прижала руку к сердцу.

- Он хоть не моральный урод? А то мне заранее страшно!

- М-м... - Штах изобразил сомнение: вытаращил глаза и пожал плечами.

- Не надо тогда, - отказалась Маргарита. Штах устыдился: думать он мог все, что угодно, но откровенно чернить друга за глаза ему не хотелось.

- Да нет, не совсем, - сказал он утешающе. - Но, конечно, не подарок. И точно не импотент, - воодушевляясь любимым предметом, Штах даже вскочил на ноги и начал, сутулясь, ходить из угла в угол и жестикулировать. - Здесь ты можешь не бояться! что-что, а с этим - будь спокойна!

- А зовут его как? - спросила Маргарита.

- Павлом его зовут.

- А фамилия?

- Икроногов, - сказал Штах виновато и стал ждать, когда у Маргариты закончится истерика.

- Впрочем, я все равно фамилию менять не хотела, - призналась, переварив смешинку и отдышавшись, Маргарита. - Квартира-то хоть у него есть?

Штах чуть не задохнулся. Была ли у Икроногова квартира!

- Да у него и нет больше ничего, кроме квартиры!

- Как это? - ужаснулась Маргарита.

- Ну, кое-что есть, разумеется, я же говорил, что он не импотент, - поправился Штах.

- Всего лишь кое-что? - смеялась невеста.

- На лекции уверяли, что пяти сантиметров достаточно, - заявил Штах авторитетно, рассчитывая удивить собеседницу парадоксом и вести рискованные разговоры дальше.

- Пять - это же мало! - возразила Маргарита недоверчиво.

- Нет, достаточно, - настаивал Штах и устроил пространный ликбез. Полностью, наконец, удовлетворенный, он добродушно молвил: - Да у него больше.

- Он хоть умный? - допытывалась Маргарита.

- Куда там! Поэт. Стихи тебе напишет.

- Обожаю, - Маргарита завела глаза.

- Стихи напишет, - продолжал Штах, - в театр поведет, в филармонию, в капеллу.

- А в музей?

- Может. Может и в парк свести. По кладбищам любит гулять, - Штах с опаской взглянул на даму.

- Мне, знаешь, Смоленское... так его, да? нравится, - последовал ответ, и Штах успокоился.

- Вот и отлично. Синичек покормите. Руку будет гладить...

- Ой...

- До утра...

- Зачем же до утра, - смутилась Маргарита.

- А он такой! Он будет и не одну руку, только надо ему намекнуть. Иначе побоится. У него, понимаешь, тоже проблемы... творческая личность, фамильное серебро, комплекс неполноценности...

- Значит, опять все на себе тащить, - вздохнула Маргарита. - Не осталось, видно, настоящих мужиков.

- Всех застолбили, - сочувственно кивнул Штах, машинально ощупывая обручальное кольцо. - Сделаем так. Я ему, конечно, ни гу-гу. Скажу вот что: знаешь, дескать, Паша, есть у меня знакомая - хороший, одинокий человек. Давно зовет в гости, а мне боязно. Тебе, мол, известно: я в последнее время как напьюсь - чудить начинаю. Полностью теряю контроль, а ее обижать не хочется. Ты бы сходил со мной, поприсутствовал, присмотрел. И она тоже: как увидит, что пришел не один, сразу сообразит - никаких, стало быть, надежд на меня нету.

- Что ты меня пугаешь-то, - Маргарита без устали смеялась и краснела.

- Ну а как же мне его иначе затащить? Он ведь гордый. Значит, приведу, а дальше уже смотри сама - надо тебе такое или не надо. Он хоть на женщин робкий, в душе изрядный буян, учти. Я тебе зла не желаю, предупреждаю загодя. А то примелькаешься, привыкнет он к тебе через годик, - может в сердцах и запустить чем-нибудь тяжелым.

- Штах, ты меня ненавидишь.

- У него и плюсов хватает. Человек искусства, не забывай. Опять же квартира: в три дня не обойдешь. С портретами предков-князей.

- Князей?

- Он говорит, что князей. Вот приедем - ты сначала с ним не очень, больше со мной. Оно, к тому же, и само так получится, ведь вы не знакомы. А после, как зайдет речь о чем-нибудь высоком, переключайся на него. Мол, интерес потихоньку просыпается. Об очень высоком не говорите, меня пожалейте. Едва он поймет, что тебе с ним занятней, чем со мной - все, заглотил крючок. Я ему уже несколько раз дорогу перебегал, для него такой поворот - именины сердца. А я буду изображать эдакого туповатого, хамоватого солдафона под мухой. У меня это здорово выходит. Увидишь, он меня еще стыдиться вздумает. Цыкать начнет на меня, на благодетеля своего.



* * *

- Не пойму, зачем я тебе там нужен, - Икроногов одевался и недоуменно гримасничал.

- Что это у тебя за шарфик? - спросил вместо ответа топтавшийся в прихожей Штах.

- Что? Шарфик? - Икроногов испуганно уставился на старенький, вытертый шарфик, который держал в руках.

- Мой это шарфик, похоже, - заметил Штах озадаченно, не сводя с шарфика глаз.

- Разве? Может быть, - задумался Икроногов, продолжая одеваться. Он встал перед зеркалом на цыпочки и облизнул губы.

- Убей, не помню, когда я мог его забыть, - сокрушенно сказал Штах. - Может, и не мой. Мой, может, дома валяется. Правда, я его давно не видел.

- Пил бы меньше, - научил Икроногов.

- Помалкивай.

Икроногов легонько, пинком выставил Штаха на лестницу и запер дверь. Пока они спускались, Штах, обгоняя Икроногова и оглядываясь, без умолку болтал:

- Дошел, дружище, до ручки: страшно идти одному. Мне ведь капля западет - все, пиши пропало. Наломаю дров, а мне с ней работать. Помнишь закон: не гадить там, где живешь. И главное, вижу - скучает баба, томится, и баба-то хорошая, не стерва... ну, не семи пядей... честная давалка, гулящей назвать не могу...

- Она хоть ничего? - спросил Икроногов, деловито отдуваясь.

Они вышли на мороз.

- Ничего... не знаю, конечно, как тебе... из провинции, но с задатками. Искусство любит. Не волнуйся, найдете общий язык.

- Так может, я тогда не то купил? - Икроногов встревоженно покачал авоськой.

- То, то, - заверил его Штах. - В самый раз.

Икроногов, не в силах прогнать сомнения окончательно, шагал с чрезвычайно серьезным видом. Оранжевое плюшевое пальто с капюшоном и каракулевая шапочка с козырьком делали его похожим на маленького румяного бегемота, занятого поисками съестного.

- Ты мне еще раз скажи: что я должен делать, если ты... ну, это, - Икроногов говорил быстро, спеша поскорее разделаться с неприятным.

- Сразу в зубы, - отважно потребовал Штах.

- Зубов не останется, милый, - усмехнулся Икроногов, теряя деликатность.

Штах промолчал, наслаждаясь.



* * *

При виде Икроногова хозяйка зажала ладонью рот. Гость доходил ей до плеча.

Икроногов церемонно, по-собачьи шаркнул и на мгновение замер в полупоклоне.

- Топай давай, - Штах вернул ему недавний пинок. Икроногов, словно на сцене, картинно, в демонстративном возмущении замахнулся. Штах пришел в восторг от мысли, что спектакль состоится.

- Извините, он у нас скот-с, - бросил Икроногов тоном изнемогшего в коммуналке барина.

- Ой, зачем вы так на него, - всплеснула руками Маргарита.

Штах поймал ее взгляд и заговорщицки зыркнул.

- Проходите, садитесь где хотите, - пригласила Маргарита и прошла первой. Ее движения были несколько скованными из-за тесного платья, смешных Штаху побрякушек и высоченных острых каблуков, то и дело попадавших в щели паркета.

Икроногов тем временем заканчивал вешать пальто.

- Да, подозрительный шарфик, - пробормотал он вполголоса.

- Руки помой, - велел ему из комнаты Штах, уже сидевший за столом на самом видном месте.

Икроногов - наполовину театрально, наполовину нет - сдвинул брови. В бороде угрожающе приоткрылся красный рот.

Маргарита, неспособная строить из себя светскую даму дольше пяти минут, оправилась от первых впечатлений и теперь, по обыкновению своему, смеялась непрерывно.

- Я не знаю, - смущенно щебетала она, аттестуя накрытый стол, - у всех разные вкусы... - и она помедлила, призывая гостей высказаться по поводу бутылок, тех было две - с сухим вином и сладкой наливкой.

- Видишь, ты зря переживал, - отечески попенял Штах, завладевший уже авоськой Икроногова. - Мы, Рит, люди простые...

- Говорите только за себя, сударь, - посоветовал Икроногов сдержанно и, заведя очи, напоказ отмежевался от выросшего на столе по соседству сосуда с прозрачной жидкостью.

Штах тоже ценил актерское мастерство. Ни слова не сказав, он содрал бескозырку черными зубами и вопросительно застыл, держа бутылку в дюйме от стопочки Маргариты.

- Нет, я лучше сладкой, - отказалась та.

- Хозяин-барин, - крякнул Штах и наполнил рюмку Икроногова.

- Может, ты нас для начала представишь? - ядовито спросил Икроногов.

- Паша-Рита, - буркнул Штах, занятый теперь непослушной шпротиной.

Икроногов с Маргаритой, улыбаясь, шутовски кивнули друг другу. Маргарита немедленно прыснула.

- Даме налей, - сказал Икроногов с презрением.

- Поучи жену блины печь, - Штах надменно кивнул дамской стопке, где загадочно пунцовела наливка. Икроногов развел руками, искренне дивясь расторопности товарища.

- За встречу! - рявкнул Штах, берясь за рюмку.

- За знакомство, - кивнул Икроногов, обнаруживая оппозиционность благовоспитанного человека.

Штах уже выпил и нюхал хлеб.

- Как концерт? - спросил он бодро и вилкой отделил от шпроты хвост.

Икроногов нейтрально-удивленно взглянул на него, пытаясь предугадать дальнейшее, но Маргарита ответила, что концерт ей понравился, и Икроногов перевел взор на нее, светясь неподдельным любопытством.

- На какой вы ходили концерт? - осведомился он. Тем временем вилка и нож в его руках гуляли сами по себе, а глотал он резво и неприметно, лихо размещая глотки в промежутках между словами - при вполне обычном темпе речи.

- Поэтический вечер. Поэзия начала века.

- Ну! Не в "Приют ли комедианта"?

- В "Приют".

- Я тоже на днях побывал и видел совершенно изумительную вещь...



* * *

- Ну, как? - часом позже Штах подался к Маргарите, сверля ее взглядом.

Та оглянулась и виновато сморщила нос.

- Как-то не очень...

- Дело хозяйское, - вздохнул Штах с неясным облегчением и придвинул вторую бутылку. В груди что-то томно растекалось, сердце топорщилось розой. Штах с жалостью посмотрел на Икроногова, пробиравшегося обратно к столу. Его возвращение сопровождалось беззаботным сипением бачка в далеком коридоре.

- Прум-пурум-пурум! - спел счастливый Икроногов, разлил водку и потянулся к ветчине.

Штах молча следил за хозяйкой, пока та убирала со стола ненужную посуду. Маргарита сослепу не замечала его взгляда. Штах в растущем восторженном потрясении думал: "Редкий же я идиот. Счастье плывет в руки, а мне приспичило сводить ее с этим сибаритом". Словно опомнившись, он вскочил:

- Что ты все одна-то... не перевелись покамест гусары, - Штах сгреб грязные тарелки и поволок на кухню. Икроногов скорбно охнул, встрепенулся, но на его долю работы уже не осталось.

На кухне Штах подцепил давно усмотренный графинчик с чем-то прохладительным. Он поспешно наполнил две рюмки.

- Ты что, это спирт! - шепотом воскликнула Маргарита.

- Я худому не научу, - уверил Штах строго. - Ну, раз-два!

Маргарита поперхнулась и едва не потеряла очки. Штах, млея, будто в замедленной съемке, похлопывал ее по спине. Потом проказливо подмигнул и бегом устремился в гостиную.

Икроногов сосредоточенно обгладывал косточку.

- Ну, какое твое впечатление? - озираясь, склонился к его уху Штах.

- Знаешь, не фонтан, - вздохнул Икроногов, берясь за салфетку. - Понятно, почему ты не хотел идти один.

- Я, дружище, передумал, - открыл ему Штах, мечтательно скалясь. - Для меня, пожалуй, сойдет.

- Иди остынь, - посоветовал ему Икроногов бесцветным голосом.

- Брось ты! - Штах раздраженно опрокинул в рот первое, что подвернулось под руку, и расстегнул ворот рубашки. Ослабляя узел галстука, он предложил: - Тебя уложим на раскладушке, а...

- Я тебе говорю: остынь! - повысил голос Икроногов. - Давай-ка лучше садись, сейчас допьем и пойдем восвояси.

Штах оторопел и непонимающе уставился на приятеля.

- Со мной, - рассуждал Икроногов, - ты, братец, никогда в дурную историю не влипнешь. Уж я за тебя постою. Я слов на ветер не бросаю. Раз обещал - выполню. Хватит силенок-то, хватит.

- Ну-ну, - скривил губы Штах, развернулся и сделал шаг в направлении кухни.

- А вот стой, - Икроногов уже сам стоял на ногах и крепко держал его за рукав. Штах, пошатываясь, остановился. Он никак не мог сообразить, какие-такие враждебные силы стремятся расстроить его планы. Наконец до него дошло.

- Ну слушай, ну пусти, - возмутился он. - Не твою же бабу увожу.

- Еще не хватало, - звонко и торжествующе рассмеялся Икроногов, жестом приглашая посуду принять участие в веселье.

Тут на пороге возникла Маргарита.

- Чем это вы тут занимаетесь? - спросила она с интересом.

- Да вот копытом бьет! - смеясь, воскликнул Икроногов, дергая бородой в сторону Штаха. - У-у, фары зажег! - и он, выпустив рукав, стал наступать, угрожающе шевеля нацеленными в фары пальцами. Штах попятился. Вдруг лицо его просветлело.

- Предлагаю танец! - закричал он. - Дама скучает, а ты тут лезешь с ерундой! Отвали!

Икроногов растерялся, а Штах бросился к стопке кассет и начал рыться.

- Вот, - молвил он умиротворенно и нажал на клавишу.

- Разрешите, - Икроногов в почтительном поклоне встал перед Маргаритой.

- Да я не хочу танцевать, - неуверенно возразила хозяйка, с добродушной иронией глядя на кавалера сверху вниз.

- Слыхал? Дама танцевать не хочет! Дама хочет пить наливку и беседовать о новинках сезона! А ты хочешь угомониться и подремать во-о-он в том кресле. Смотри, кресло какое хорошее, удобное, - ступай, кончай куролесить.

Штах сердито оттолкнул Икроногова и уселся на стул. Плеснув себе дамской наливки, он погрузился в мрачные раздумья. Мысли разлетались, терялись, не находя за что зацепиться в безбрежном космосе злобы. Некоторое время он барабанил пальцами по скатерти, потом поднялся и вышел.

- Вы, Маргарита, на него не обижайтесь! - доверительно говорил Икроногов. - Казалось бы, нормальный человек, но как выпьет...

Штах чем-то гремел, затем на пол грохнулось что-то железное.

- Пашка! - позвал он с досадой в голосе. - Иди сюда, помоги мне с краном.

- Господи, что там еще, - Икроногов, качая головой, важно прошел в ванную, а секунду спустя Штах занял за столом его место.

- Надоел, - объяснил он ничего не понимавшей Маргарите.

Из коридора донеслись удары: Икроногов колотил в дверь.

- Это ему пора освежиться, - сказал Штах убежденно. - А мне остывать не надо. Пусть подумает в ванной.

- Слушай, это нехорошо, его нужно выпустить, - обеспокоилась Маргарита и попыталась встать, но Штах мягко накрыл ее кисть ладонью.

- Не обращай внимания, - он подмигнул. - Это у нас самое обычное дело. То я его запру, то он меня, - сочинял Штах, не снимая руки. - Ты знаешь, Рит, я полный придурок. Затея наша провалилась, но ведь так и должно было быть. Видно, я нарочно подсунул тебе бракованное изделие... тогда как на горло собственной песне никогда не надо наступать... Не знаю, как ты к этому отнесешься, но только сейчас я понял, что не могу не сказать тебе некоторых вещей... пойми меня правильно, мы взрослые люди, и...

Но в этот миг задвижка не выдержала, дверь с треском распахнулась, и бракованное изделие объявилось на сцене. Вид сплетенных рук не оставил сомнениям места.

- Ну, дружище, не обессудь, - вздохнул облаченный в печаль Икроногов, пританцовывая. - У меня слово с делом не расходится.

И жалкая пешка, преодолев хитросплетения сложной игры, стремительно прошла в ферзи.

Кружа над сраженным гроссмейстером, Икроногов выкрикивал:

- С-скотина! Достал! Мало тебе? Еще дам! Сколько можно? Хватит! Хватит уже!

Обращаясь к Маргарите, превратившейся в соляной столп, он заламывал руки:

- Маргариточка! не думайте плохого! Но ведь достал! Он ведь - всегда так!

И - снова, склоняясь:

- Что - не так? Кто недавно орал: "Всех поимею и денег не возьму!"? Членом размахивал? Посуду бил? Кто кричал: "Все равно лягу!"?

Притомившись, Икроногов уселся возле бездыханного Штаха на корточки и горестно спросил :

- Зачем? Зачем мы сюда пришли? Тебе что - негде? Ведь ты ж нажраться хотел! Ты просто хотел нажраться!

- Зря вы так, - не вынесла Маргарита. - Он хороший, умный, - и она робко засмеялась.

- Хороший? Умный? Хороший и умный не так давно перерубил дома проводку, и пока родня бесилась в поисках свечей, успел надраться в темноте... Что он вам говорил? что сулил? ну что? Ведь он черт-те что может придумать, лишь бы нажраться! Зачем?! - Икроногов с утроенной энергией вцепился в рубашку Штаха. - Зачем?! Зачем - сюда?!

- Ты же знаешь - мне денег не дают, - промямлил, умирая, гроссмейстер, с трудом шевеля разбитыми губами. - Хотел культурно... посидеть... суки, дайте льда...

Маргарита без очков, щурясь, наблюдала за сценой. В глазах ее зарождался вопрос. Маргарите не хотелось, чтобы он родился на свет.

- Я ему здесь постелю, - сказала она. - Куда он такой пойдет. Ему не надо домой.

ноябрь 1993  



© Алексей Смирнов, 1993-2017.
© Сетевая Словесность, 2000-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность