Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность




КОЛЧАН

Проклятья


Пояснение

Идея настоящего сборника никогда не приходила мне в голову. Заслуга его составления целиком принадлежит моему другу Юрию Абросимову. Он давно собирал разнообразные пожелания, которые я рассеянно оставлял там и тут. Увидев их в совокупности, я был несколько ошеломлен, однако не мог не признать злободневности его затеи. Не знаю, уместно ли посвятить ему сложившийся свод? Справедливость этого требует, но меня смущает двусмысленность - тем более, что пожелания мои обладают свойством сбываться чуть чаще обычного для статистики. Ладно - посвящу! Сопроводив благодарностью в качестве оберега и приправив почтительной растерянностью перед его желанием взять на себя такой труд.

Я не теряю надежды на то, что когда-нибудь этот сборник разойдется в бумаге. Поэтому я дал ему лаконичное название. Может быть, оно со временем сделается именем общим для подобного рода текстов и будет писаться с маленькой буквы. "Он раскрыл наугад свой колчан". "На прикроватном столике у нее лежал колчан, заложенный утомленной розой". "Устроившись в купе, он вынул карманный колчан в сафьяновом переплете". И так далее.

Мы сходимся в том, что это, возможно, первое в своем роде произведение - если не принимать в расчет продукты чернокнижия и прочие инкунабулы, в которых мы не знатоки. Надеюсь, что мне, наконец, удастся произнести в изящной словесности по-настоящему свежее слово. Учитывая общественную полезность написанного, я всячески приветствую его цитирование и прочее распространение с внедрением в обиход. Особо приглашаю издательства, которые получат шанс озолотиться и впредь не печатать уже ничего, кроме этого. Если же они опрометчиво предпочтут воздержаться, я позволю себе напомнить, что сборник будет систематически пополняться и ни одно учреждение не застраховано от моего пристального внимания.



– 1 –

НТВ, новость дня Номер Один: князь Монако наконец-то женится.

Я ликую. Я ждал этой минуты всю жизнь, укуси его спирохета в самое княжество.



– 2 –

Сверлят.

С двух сторон. В обеих квартирах, справа и слева.

Перестает один - начинает второй. Скрыться нельзя, сверление плывет за мной по пятам, перемещается на пол и потолок.

Зачем ты сверлишь эти дырки, кретин? Зачем тебе еще одна полочка? Ты станешь бессмертным? У тебя откроется третий глаз? Тебе даст мисс-европа?

Возьми строительный пистолет и убейся. Луч ненависти.



– 3 –

Снова неукротимо сверлят. За стенкой.

Интересно, стал бы этот неистовый дебил сверлить дальше, если бы узнал, что завтра умрет?

Я попытался представить, как поступил бы он в этом случае, будь он героем разных фантастов.

Брэдбери: Да, сверлил бы. Просверлил бы дырку и пошел спать.

Саймак: Нет, перестал бы. Вышел бы на крылечко в сумерках и закурил трубку.

Шекли: Перестал бы. Навестил бы, наконец, соседа, чтобы познакомиться и выяснить, кого же он заебал за долгие-долгие годы.

Дик: Сверлил бы и дальше, даже не замечая, что умер.

Хайнлайн: Закусил бы губу и раскурочил всю стену.

Приглашаю продолжить. Он временно притих, а мне работать надо.

Хоррор-шо. Я знаю, что лето. Я устал об этом писать.

Но я желаю вам, уютненьким-обстоятельным, в долгие зимнее вечера над вашими каминами, с бокалами с мартини в руках - вот этого самого. Напалма.

Вам холодно делать это зимой? Вам не нравится?

Я желаю вам смерти, благоустраиватели ваших хомячьих нор.



– 4 –

По телевизору показывают воинствующего деда, не признающего лекарств.

Ну, как положено: прорубь, босиком и так далее. У него есть триада своих препаратов на все случаи жизни. Первый я не понял какой, а два других - Бодрин и Веселин.

Так что доктора могут паковать чемоданы.

Да будет каждому по слову. Такие неологизмы суть верный признак глубокого склероза. Вот сляжет этот дедушка, насовсем чтобы слечь, и вколют ему сначала Бодрин, а потом Веселин.



– 5 –

В Анапе ввели Нравственный Кодекс. Нельзя пить-курить-ругаться.

А можно и нужно кое-что другое.

Показывают: некое официальное лицо, в трениках, в семь утра обзванивает квартиры: - Вера Ивановна, на зарядку не собираетесь?

Должен вывести побегать не меньше 10, иначе ему влетит.

Да я урою любую гангрену, которая сунется ко мне в 7 часов, предложит куда-нибудь сбегать, и он побежит один, и Нравственный Кодекс будет сзади торчать.



– 6 –

Вот тем, которые эти рубашки упаковывают, новые, булавочками, я бы эти рубашки надел и эти булавочки обратно воткнул.



– 7 –

Я призываю к убийству одного и более лиц. Этих сволочей с МТС.

Получаю от них послание: "Хотите знать, где находится ваш ребенок?"

Я похолодел, у меня подкосились ноги, не успел даже почитать дальше.

Посылаю им шило в ихнее белое яйцо с кровавым подбоем.



– 8 –

Послушал я тут волей случая Детское Радио. Играло оно. Довольно долго.

Там много чего говорили и пели, специфически детского. В частности, звучала песня про "Дорогу Добра". Я не запомнил, про что там говорилось конкретно, но пропитался общим настроением: вот, мол, играет Детское Радио, а детям от этого очень хорошо, и песня звучит очень кстати, про Дорогу Добра, потому что Детское Радио и все, кто там засел, это и есть Дорога Добра, она же само Добро.

И Добро это, следовательно, разливается благом вообще по всей квартире и даже по этажу.

Но при внимательном прослушивании Радио выясняется, что люди, идущие заявленной Дорогой Добра, ни хера там в студии не делают, а просто гоняют по кругу один и тот же репертуар, наименований десять-пятнадцать. А сами в это время занимаются неизвестно чем. Скорее всего, пьют водку под Буратино, а то и того хуже, устраивают какой-нибудь изощренный секс и подпевают коту Леопольду: неприятность эту мы переживем.

Между прочим, меня всегда интересовало вот что. Я понимаю, что с детьми надо говорить как-то по-особенному. Но почему - так, такими голосами?

Куда ведет Дорога Добра, давно известно. Как и то, какими намерениями она выстлана. Когда ведущие, ею идущие, окажутся в аду, пусть с ними там всегда разговаривают такими голосами и в такой манере, об одном и том же. И больше пусть ничего им не делают.



– 9 –

Ну и вот, Старый год продолжает развлекать меня на старый манер, а Новый уже приготовил новые события.

Только что ограбили.

Как? Элементарно. Я стоял в молочном отделе, покупал дочке йогурт и что-то еще. Держал наготове тысячную бумажку.

Подбежал неразумный отрок лет тринадцати, выхватил бумажку и помчался прочь. Его не догнали. Все гениальное просто.

Я прощаю его. Я просто советую ему напиться нынче ночью спирта до пожизненного корнеплодного состояния с питанием через садовый шланг.



– 10 –

Кто-то спиздил у меня плоскогубцы. Твердый шанкр ему в мягкий трактор. Может ли холостяк добиться того, к чему пригодны плоскогубцы, простым молотком?

Может.



– 11 –

Я сегодня ничего не написал, потому что сильно разозлился. Я потерял очередную перчатку. Теперь мне понятно, почему она валилась и пряталась между входными дверями: она улавливала далекий зов.

Я постоянно все теряю: часы, перчатки, зонтики, деньги, телефоны, людей. Перчатка была огромная, кожаная, на Джека-Потрошителя. Я прикуривал и выронил ее. Прошел шагов двадцать, вернулся, но ее уже не было. Надеюсь, что нашедший засунет ее, надевши на палец, в ноздрю, и ему понадобится задняя тампонада.

Когда мне было года три, меня сажали в трамвай, и с меня слетела галоша. Какая-то бабушка тут же взяла ее и побрела прочь, готовить бутерброд с маргарином. Ей кричали, ее звали, но она не обернулась.

Я бы таких людей сек розгами. А потом запирал. Нет, в обратном порядке, не то в толпе еще чего-нибудь недосчитаются.



– 12 –

Какая-то недалекая гадина распорола мне в троллейбусе сумку.

Естественно, ничего не стащила. Что с меня взять?

Я хочу, чтобы вора поймали и сделали ему то же самое.

И я хочу, чтобы он был кенгуру.



– 13 –

Очередная попытка получить дочин паспорт. Пришли вместе.

Нет, я все понимаю. Я, собственно говоря, не удивляюсь: ну, гавкнул на нас вагинальный милиционер в юбке. Ну, ответило это расплывчато-гендерное существо, что "оно не знает, что нам там сказали, а читайте расписание". Все нормально.

Другое странно: мы пришли (когда нам сказано было), и было пусто. Ни души. И вагинальная милиция только-только явилась на службу. Она отпирала дверь. То есть ее еще никто не успел обидеть.

Но натура взяла свое немедленно и без раздумий. Я догадываюсь, что все это от недоеба. Еще бы. У кого же зачешется? Милая вагинальная милиция! Оставайся такой навсегда! мы потерпим. Лишь бы тебя никто, никогда, даже под страхом табельного оружия не трахнул.



– 14 –

Метро. Зверь в кассе.

- Дайте мне два жетона!

- У меня нет денег! Дайте четыре!...

Я отошел.

...А еще на днях окуривались троллейбусные карманники. Я писал о них. Они украли у меня телефон. Вот что писать? Луч кровавого поноса? Но я врач.

Тихую, тихую смерть от ножа.



– 15 –

Это уже приобретает юмористическую окраску.

Не так давно у меня украли второй телефон. Десятый на самом деле. Час тому назад.

Я вышел на перекресток, здоровый и трезвый. Ко мне подошли двое и попросили закурить. Первый стоял спереди, ему я курить разрешил. Второй табаком не интересовался и шароебился слева, поблизости. Где у меня сумочка-кармашек. И все порывался познакомиться - со мною якобы.

Я - человек, воспитанный в идиотской системе вежливости. Семья и школа. Я поздоровался.

Телефона и полсотни рублей не стало через минуту.

Я шлю преступникам лучи особенного холерного поноса, при котором мало что помогает, и по столбнячному гвоздю в каждое глазное яблоко.



– 16 –

Ну что же - раз так, то я научился гладить рубашки.

Но я вам это припомню, дорогие женщины. Настанет день, и какая-нибудь неосторожная заплатит за ваши грехи.



– 17 –

Буду убивать за "сладости" в пищевой версии.

Сласти!

Сладости ждут вас в мусульманском раю. Особо "волнительные".



– 18 –

О господи. У меня включено ЭТО. Называется "Гитлер капут".

Я раньше не видел.

Почему все эти люди до сих пор не сожжены? Не погружены в кислоту со скоростью сантиметр в час?



– 19 –

По РТР показывают беседу Астафьева и Жженова. Сидят старички, царствие им небесное, вспоминают войну да лагеря. Волнуются, переживают, ведут себя эмоционально. Астафьев рассказывает, как одному одно оторвало, другому - другое, и так далее. И постоянно вставляет в повествование связки - строй изложения и тема не предполагают ничего особенного, угадываются простые выражения вроде "бля", "на хуй", "ебтвоюмать".

И все это старательно запикивается.

То есть рассказывает Астафьев про конвоира, который постреливал шутки ради, а цензоры с РТР исправно запикивают то, что им кажется неприличным.

Точно так же, как запикивают реакцию какого-нибудь чма, которое вяжут, задерживают в милицейской хронике.

И очень хочется отправить этих цензоров в те места, о которых рассказывают старички. А потом запикать их возбужденные сообщения. И гражданскую панихиду тоже.



– 20 –

Создателей и участников фильма "Любовь-Морковь" высечь на заводе резиновых изделий, четвертовать, моментально необратимо состарить и заставить смотреть, дискриминировать по факту существования на свете.



– 21 –

Лучи возмездия во все естественные отверстия я посылаю метафизическим дебилам, которые вчера на 5 минут отключили мне свет.

В результате у меня непостижимым образом не сохранился вчерашний труд, хотя я его точно сохранил.

Подозреваю, что я сам метафизический дебил, но Мне отмщение и Аз воздам.



– 22 –

Вообще, трудно сообразить, что лучше сделать с озвучивателями фильмов.

Когда-то моя жена грозилась стереть нижнюю половину меня на терке и накормить ею верхнюю. Вот что-то в этом роде напрашивается.

Макс фон Зюдов у них стал фон Сайдоу.

Им даже не приходит в тупую голову, что фон не может быть Сайдоу.



– 23 –

Лучи банкротства и тюрьмы говорливой барышне-крестьянке, которая некогда навязалась мне на порог и внушила купить у нее кастрюли.

Это я даже не знаю, каким нужно обладать гипнотическим даром.

Отломилась очередная ручка, крушение.



– 24 –

Посмотрел фильм ужаса "Коллекционер", который меня в целом порадовал. Автор заслужил денежную премию.

К сожалению, среди прочих в фильме был истреблен кот.

Его сыграл The Elusive Tommy K.

Так сказано в титрах, в порядке появления.

Поэтому автора нужно кастрировать заточенной оконной рамой. Премия пойдет на протезирование.



– 25 –

Деловито: так, ну и откуда теперь кина качать? научите-ка меня быстренько, иначе я зачахну, а вы без меня пропадете.

По ходу: высылаю Генеральной Прокуратуре не то чтобы лучи, но протуберанцы грибкового поражения кишечника.



– 26 –

И явился мне мастер, Терафим и Пенат газового отопления.

Диагностика водогрея кончилась плохо. Была названа самая страшная причина заболевания: "где-то работают, вот давление и падает". А водогрей здоров.

Это причина неодолимая.

Я неспроста помянул давеча Балтийский Шельф, во мне роились подозрения. Я знаю, кто и где работает. За мой счет обогревается всякая комфортабельная европейская сволочь. Посылаю Газпрому лучи анатомической деформации промежности.



– 27 –

Вот что я хочу сказать о разнообразном транспорте, так это то, что непонятно мне, когда стоишь и держишься за специально отведенную ручку, то почему женская дама, сидящая там ниже меня, начинает недовольно ерзать, ибо я, дескать, имел неосторожность притиснуть ее волосы, распушенные и небрежно разбросанные.

А бывает, что это не только волосы, а еще меховой воротник, и неясно, где заканчивается одно и начинается другое, с образованием сложного меховика, который, в конце концов, по замыслу для того и распушен-распущен, чтобы привлекать мое внимание - в частности; ты и так изловчишься, и сяк, и там перехватишь, и тут, но все равно, обязательно что-то прижмешь и дернешь, и вот уже я для нее ровный слон с хоботом и дебил. Как будто я Чингачгук, и нет у меня мыслей, кроме как собирать с нее скальп; как будто с меня, с моего из-под ногтя, ползет к ней в прическу венерическая протозоя, тогда как на деле, быть может, это вовсе с нее сползает всякий стригущий лишай.

Хочется съесть у ней над теменем бутерброд, а еще хочется носить с собой маленькие ножницы и тайно стричь, а будучи пойманным - объяснять, что это на память, к сердцу и в медальон.



– 28 –

Вчера выполнил кое-какие грузовые работы, а годы подсказывают, что просто так это может и не сойти с рук.

В результате я начал передвигаться весьма вертикально и чопорно, уклоняясь от поворотов и наклонов.

И тут звонок в домофон.

В девять утра, в субботу.

Ну, я хоть и не спал, но обрадовался, честное слово. Я шел к двери деревянным лордом и гадал, кто это: реклама или картошка из Пскова. Их всех ожидала одна участь, но мне хотелось послать на хуй самого достойного.

Мироздание мне подыграло.

- Откройте, это квартплата!..



– 29 –

Тем, кто торгует в небольших магазинчиках такими аккуратненькими продуктами, в лоточках, обтянутых пленочкой, свежим бочком наружу, на заднем дворе нарубленными - вот им всем я желаю как-нибудь замысловато и неторопливо сгнить.



– 30 –

Этих вот, абсолютно простых, как три рубля, которые ненавязчиво на закате приходят к озеру с мыльцем помыть себе в произвольной последовательности голову и целлюлит, словно в бане - вот этих, бесхитростных, я бы самих перегонял на мыло и мыл им их шелудивых собак и тачки.



– 31 –

У меня какое-то нарушение слуха. Слышу из телевизора: "как избежать наслаждений при детской вакцинации".

Еще - привычная пятиминутка ненависти после похода в очередь.

Да, я нервный человек.

- Мне вот этот кусочек... и вот этот... и вот тот, тоже кусочек... и яички.

- Это бой.

- Ну неееее.... а где не бой?

- А вот перед вами.

Ныряя в прорубь:

- Ну... давайте! И окорочок. И пакетик.

Не иначе, ты собралась жить неистовой половой жизнью со своими приобретениями! Между тем, пора подумать о вечном. На хлеб и воду!



– 32 –

Покладистое миролюбие не доводит до добра. Назревает маленький взрыв. Выебывание мозгов превращает последние в жопу, с надрачиванием сикеля, который образуется на месте гипофиза в турецком седле, что немного обидно. Ослепительный гнев очищает, хотя и разрушает. Ей, гряду.

Это я стравливаю электричество в информационное поле, чтобы не слишком сильная вышла ударная волна. Не обращайте внимания.



– 33 –

"Паранормальное явление-2" вполне симметрично первому. По сути то же самое, смотреть приятно.

Если бы не одно но.

Я скачал вполне приличную экранку, но звук оказался записанным из зала, где собралась раённая гопота. Она ничего особенного не делала, просто разнообразно проявлялась фоном, наподобие клакеров. В связи с этим мне остается пожелать аудитории, чтобы к ней в нутро, в самое оберегаемое место, тоже подселился демон, пожил бы недельку, а потом резко распахнул бы там, в нутре, какую-нибудь дверь. Разумеется, предварительно установив ее там, потратив полный рабочий день.



– 34 –

Тяжелее всего переносится оскорбление внутренней секреции.

Так я думаю, озираясь по сторонам.



– 35 –

Агрессия, некоторое время бродившая по мне, нашла-таки выход.

Сосед снизу пригласил в гости электрика.

Сосед этот мною описан был, в момент его хмельного многомясого вращения вокруг оси, когда он преобладал в подштанниках во дворе, вращаемый и направляемый друзьями; утучненный, косматый обитатель берлоги за драной дверью, с хронической засохшей фекалией у порога. Владелец нестерпимых, перманентно разобранных жигулей. Немногословный кавалер "Охоты" и гаечного ключа.

Дебил пригласил электрика, и тот полез внутрь щита.

Свет вырубился, и все у меня вырубилось.

На счастье, весь подъезд оказался дома.

И высыпал на лестницу. И выписал обоим разнообразных блюд. Я принял горячее участие в травле. Я обещал им восьмую серию Пилы и Страсбургский трибунал, если у меня сгорит статья.



– 36 –

Попытка устроить себе небольшую сиесту провалилась. Очевидно, я прозевал Новый Год, ибо во дворике петарды. Не надо было писать про деда Мороза.

Пусть человек, который их во дворике из себя выпускает, возьмет всю пачку целиком и затолкает себе внутрь. Пусть подожжет. Пусть отправится с этим в магазин, где купил их; с загадочным видом пусть возьмет под руку продавца. Пусть они быстро сядут в самолет до Пекина.

И пусть они захватят с собой маленького светлого человечка, который весело топает-катается по полу вот уже полчаса, в квартире надо мной. Там не может быть никакого человечка, там живет одинокая бабушка. Она скоро умрет. Но пусть они ее тоже возьмут.



– 37 –

А вот что я желаю разжечь в отношении группы лиц, называющих себя Северо-Западным Телекомом.

Которые желают, чтобы по поводу поломки городского телефона к ним дозванивались с мобильника в тональном режиме и выполняли Ввод.

Я желаю, чтобы сифилитический сатана посетил их в головном офисе и выполнил Ввод всего замечательного в их многофункциональные разъемы; желаю также, чтобы этим поступком он перевел их в состояние высоко- и низкотонального голосового режима; чтобы они в ходе этого продолжали восклицать: системная ошибка! - и чтобы это не помогало им ни в малейшей степени.



– 38 –

Я бы давал пожизненное за семейные комедии.



– 39 –

Валентина Ивановна!

Вы это зачем все-таки мне начислили тысячу рублей за прошлогоднее отопление?

Валентина Ивановна, вы преступили черту. Вы замахнулись на святое. Утратили ориентиры и чувство реальности. Вы посягнули на тысячу рублей, принадлежащую неимущему литератору, и, таким образом, покинули гуманитарное поле.

Валентина Ивановна, вам эта тысяча станет в горле колом. Если вы подавитесь шашлыком-осетром, то знайте, что он был приобретен на эту тысячу. Если вы купите на эту тысячу туалетной бумаги, то она окажется из бракованной канцерогенной партии.

Что бы с вами ни случилось - отольется ли в гранит пристеночное пищеварение или затромбируется полостное - знайте, это вам отливается моя тысяча, на которую вы купили и съели что-то нехорошее, а лучше бы гибельное.



– 40 –

Вот же сволочи какие попадаются на свете, ни совести у них, ни стыда; инвалиды души.

Прислали мне приглашение на Писательскую Ёлку.

Ну, мне она на хер не нужна, но все равно же приятно, хоть и в Москве.

Полез я смотреть: там ссылочка - приглашение, дескать, можно личное получить, а то и подарочек. Ну, думаю, хоть приглашение личное получу! Доброе слово приятно не то что кошке, оно даже писателю не помешает.

Прихожу по ссылочке, а там мне подарочки: сколько заплатить за курсы таланта, сколько - за издание у них собрания сочинений.

Это же как отобрать у детского сада конфету. Это как подарить пустой фантик в кинофильме "Сережа".

Эта моя слезинка перевесит все их деловые заслуги, и они отправятся прямиком в преисподнюю, где будут пожираемы бесконечным червем. Не будет вам счастья в наступающем десятилетии, господа! Весь ваш бизнес сгорит к чертовой матери! А вы пойдете по миру и будете жить на помойке, которую убирают раз в год.



– 41 –

Ребенок решил изготовить салат, ради чего мы сегодня отправились в преисподнюю под вывеской Окей. Люди там затаривались в таких агропромышленных масштабах, словно подумывали встречать не 2011 год, а следующий, когда конец света. У меня моментально улетучилось поздравительное настроение, и даже захотелось, чтобы все эти короли аппетита старый год проводили, а новый не встретили.

Я ловко подрезал очередь, сократив ее раз в четырнадцать, иначе мы бы там заночевали.

Дома потомство выставило меня с кухни, и я был вне кулинарии, пока меня не привлекли адские звуки какой-то музыки. Я вошел и увидел, что в новеньком стакане играет телефон. Он гонял эмпэтришки внутри.

- В стакане он громче! - объяснила дочура. - Купи айпод! Купи айпод!..

Я вышел.

Наверное, в этом году уже всё. Ругать его не за что - если у нас чего и не сбылось, так это потому, что мы напрасно хотели. Откуда гарантии?

Мне осталось всех здесь поздравить уже окончательно. Счастья желать я не стану, потому что это бессмысленно, его все равно не бывает. Я пожелаю везенья - чтобы всем нам стало хорошо за счет разных сволочей, которых мы все отлично знаем, но поминать не станем; чтобы нам с вами прибыло, а от них - непоправимо убавилось. И еще пожелаю при неизбежных минусах остаться в плюсе, когда снова настанет время чего-нибудь желать.



– 42 –

Когда я попаду в ад, меня определят в овощную очередь.

Снова эти ласкательные построения!

Он и она, молоденькие совсем. Он - косая сажень в плечах; рожа такая, что поднимать с нею кулацкий бунт; не дай бог пересечься в переулке. Но вот Она уже нашептывает ему и подсказывает: свекОлки, свекОлки. И он повинуется:

- Три свекОлки... и еще одну свекОлку...

Ну, а дальше он уже продолжает по собственному почину, на гребне! "Один раз не пидарас" - это, может быть, правильно в кабинете уролога, но только не в овощном отделе.

- Три помидорки... и салатик...

Дальше бормочет бабулечка, булькает, невразумительно для себя самой:

- Петрушечки... лучку...

- Сколько вам?

- А на глаз! На глаз!.. у меня денюжки...

И мне захотелось постоять за прилавком. Продать ананас, на глаз.



– 43 –

............................

......

...



– 44 –

Смотрю фильмы.

В одном человек показывает на шприц и говорит: "Здесь есть вещи, которые могут привести к убийству".

В другом один из пацанов-братанов говорит мамаше: "Мы хотим жить с отцом. Мне нужен парень для мужских дел".

Как-то хочется все это объединить, что ли, и применить к озвучивателям.



– 45 –

После операции мне придется какое-то время носить чулок.

Да! Это интимные сведения, но меня распирает.

Сегодня я понял, наконец, что означает "съехал чулок". Легко догадаться, что мне его не к чему прикрепить. То есть найдется, конечно, если поискать, но это будет дополнительная травма во многих смыслах. Не понимаю, как дамы могут это носить, а тем более - покупать. Лучше купить хот-дог, та же самая пространственная находка.

Чулок - отвратительное порождение человеческого ума. Он извинителен только в лечебных целях. Того, кто его придумал, хорошо бы посадить на кол.

...Измученный лечебным чулком, в сердцах пожелал ему: "чтоб тебе пусто было".

Потом спохватился и взял слова назад.



– 46 –

Взять бы за уши МТС, нагнуть, да уестествить.

Их яйцо закатилось даже в мое сновидение - не иначе, подкарауливало, а то и формировало сюжет.

Снилась замечательная история: я помогал какому-то деду скрываться от мощной организации, которая похитила его для опытов и чем-то накачала. Дед сбежал. Было много интересного, всего не упомнишь. Мы с ним заполнили кроссворд и отослали почтой главному негодяю. Дед переоделся в оранжевый комбинезон смертника. Мы петляли по городу, заметали следы. Позвонили тому основному гаду и начали продуманно оскорблять.

Когда мы совершали звонок, пришла эсэмэсочка.

Наяву. Она разбудила меня и отвлекла от спасения жертв.

"Бесплатные звонки в другие города!" - вот что там было написано.



– 47 –

Я вижу, празднование непонятной весны в нашем районе идет полным ходом, а запрет на спиртное привел к распаду всего.

Электричество гаснет в моем доме с периодичностью в пару минут.

Напишешь строчку - и привет.

Включишь, наколотишь вторую - и до свидания.

Тем, кто это устраивает, я желаю заболеть:

1. Чумой.

2. Проказой.

3. Поносом - сразу после соборования.

4. Белой горячкой - в момент составления завещания.

5. Метеоризмом - при последнем прощании с безутешными близкими.



– 48 –

Какие хрупкие души у этих футболистов, кто бы мог подумать. Метнули банан - и готова моральная травма.

Полагаю, что все это выстроено с целью денег взять.

Ну ты же футболист иначе, мачо и вообще Карлос. Будь я Карлосом-Мачо, я бы подобрал этот банан, если уж так обидно, пошел к трибуне и забил его в жопу первому попавшемуся болельщику в режиме пенальти.



– 49 –

Придумал наказание для мерзавца, сочинившего пододеяльник с боковой прорезью: удалять ему зубы боковым доступом, то есть через бок.



– 50 –

Кто кого сборет, МТС или "Буквоед", из моих последних контактеров? Кто тупее?

Безмозглые, ничего не смыслящие в том, что им поручено, и вообще ни в чем.

Ну, МТС попалился сам: написал, что он "На шаг впереди". Ему и присуждается переходящее знамя.



– 51 –

МТС сам напросился.

От выезда на природу я удерживаем исключительно налаживанием интернета через модем этой славной организации.

Я заплатил уже черт знает сколько, но сети нет. Номер заблокирован.

Я потратил на это вчерашний день и трачу сегодняшний. Только что мне посоветовали переустановить программу, не понимая разницы между ярлыком на рабочем столе, самим модемом и жестким диском.

"Сейчас я переключу вас на технический отдел, чтобы разобраться в этой ситуации..."

Дорогие мои, это не ситуация. Это другое. Ситуация возникнет, когда я наведенным лучом разблокирую вам ваши центры дефекации в продолговатом мозгу, которые по счастливой случайности соседствуют с рвотными.

Последнее лето детства с вами, бестолочами - потом вы присоединитесь в аду к вашим дружкам из Мегафона.



– 52 –

Может показаться, что я тут хронически недоволен всем подряд, на природе, но это неправда - на самом деле мне хорошо, просто такой уж я человек.

Продолжим.

В прошлом году я хвалил поселок Сосново за то, что в тамошнем магазине запретили присутствовать с голым торсом. Поселок с понятием. Напрасно я сделал его гнездом террористов в заказном коммерческом романе. Я свинья и просто неблагодарная сволочь.

В моем поселке такого запрета нет. Это странно, потому что работники пищевой торговли должны по логике первыми взвыть от резкого падения спроса.

Лично у меня, во всяком случае, при виде голого торса пропадает аппетит; если торс дамский, да вдобавок изящный, чего вокруг почти не встречается, то аппетит может перенаправиться, но всяко перестанет быть пищевым.

Во мне самом мое зачаточное аполлоническое начало давно скончалось, так я и не гневлю бога. Не то окружающие. Аппетит сморщивается при виде валиков и прочих напластований, нависающих над лямками и поясами.

Сами же эти телесно-вещественные ничуть не страдают. Я смотрю, как пляжного вида дядя приобретает шпротики, оливки, туалетную бумагу. Пятилитровый жбан пива еще. Мне сразу хочется засолить покупателя и продать под закусь ему же.



– 53 –

"Шатер национальных перспектив" - блядь, мне надо бежать из всякой словесности, я же никогда такого не сочиню; я думал, это кто-то пошутил, из талантов, рожаемых вопреки, а это никто не пошутил, это пиздец.

Сорванная, сука, Крыша Государственной Самобытности.

Просевший Купол Панроссийского Чуда.

Продавленный Потолок Патриотических Горизонтов.

Сгоревший Чердак Суверенной Неподражаемости.



– 54 –

С очередной инспекцией направился в "Буквоед". Книжка же вышла давно - должен же я хоть в руках ее подержать.

На сей раз мне повезло, я был.

Вообще, Буквоед хищен и алчен до невозможности. Он накручивает больше ста процентов. С какой стати? Разве я думал о Буквоеде, когда все это писал? Его и в проекте не было. Но он почему-то упорно связывает свое существование с написанным.

Что ж, он сам напросился. Я постараюсь написать произведение, где Буквоед будет фигурировать ярко. Пока не знаю, о чем это будет; понятно только, что перед кассой появится нечто мышиное, требующее товарный чек на канцелярскую продукцию. А за прилавком будет стоять слоновое, не умеющее заправить кассу. И трусы тоже.



– 55 –

Не в моих правилах просить о подарках - однако подарите-ка мне, друзья, вот что. Подарите мне противотанковую гранату.

4.30 утра.

Дачный участок начал шашлычки примерно в 23.00.

Сейчас все сотрясается от хорового танца и пляски.

Я-то, расчувствовавшись, осматривал вечером ногу хозяйки. У той рожистое воспаление и маленький лимфостаз. Ей показалось, что нога чернеет. Я заверил хозяйку, что она волнуется напрасно.

Зря.

С чернеющей ногой отплясывается особенно хорошо. У меня так не выйдет.

Полный набор: Белые Розы, Мадонна, На Недельку до Второго. Яблоки на снегу. Ты не ангел, но верю я. Ну и пусть - будет нелегким мой путь.

Восходит солнышко. Дикий рев, взвизги, уханье. Моя хижина ходит ходуном. Если не будет гранаты, я соглашусь на огнемет.



– 56 –

Негодяи, достойные анальной гальванопластики, собираются отключить мне завтра свет. И везде в округе. Они-таки добрались до меня. Они смекнули, что горячей водой меня не достать, у меня водогрей. Тогда они расположились к свету.

Не знаю, виновны ли в этом новые работники нашего жилищного хозяйства; знаю только, что до того, как там обозначился, например, мой любимый Мохаммаджон Осимжонович Жалолов, такого не случалось.

А почему я так сразу и на него?

А потому что объявление изобличает.

Судите сами: там четко написано, что электричества не будет с 10. 00 26 июля 2011 по 18. 00 20 июля 2011.

Хвостик отчетливый, там именно шестерка. И еще нарушен порядок слов, навскидку не воспроизведу.



– 57 –

Дорогой Бог!

Придумай, пожалуйста, специальный ад для слепней.

Переселяй их души в людей, что ли, и гони голыми на болото.



– 58 –

Жилконтора нашлась, конечно же, не там где мне сказали и накидали в ящик, а в помещении преступного учреждения, которое рассылало фальшивые квитанции, живо-здорово и никуда не делось.

Выходя наружу, я натолкнулся на старичка. Он входил. Номер дома был справа, но старичок взволнованно спросил:

- Это и есть Севастопольская, 19?

Тут важна интонация.

Да.

Ленин под видом Сталина похоронен здесь.

Именно отсюда в апреле 1817 года царь Петр погрозил шведам с броневика. Броневик заперт в бухгалтерии.

Здесь, сука блядь, зародилось человечество, и я этому не удивлен.

Объясните мне, пожалуйста, каким дебильным должно быть Отечество, чтобы в нем завелась Форма Номер Девять? Покажите мне, у кого еще есть форма номер девять. Действительная месяц.

А если не месяц? Если на день дольше? На сколько рублей я сумею нагреть Родину? Какого шпиона спрячу? Сколько ишаков с динамитом пропишу?

Эта реальность заслуживает бактериологической кастрации.



– 59 –

Я, конечно, не совершенство и не все делаю правильно, но такого славного денька не припомню. Просто фейерверк удовольствий по всем направлениям.

Это мне День Яйца отомстил.

Незачем было дразнить.

Теперь мне ясно, как его празднуют - с ноги.



– 60 –

В парфюмерном магазине я бываю очень редко.

Но вот пришлось навестить, выполнить поручение.

Очередь там еще ужаснее, чем в продовольственном.

- Нет, мне нужна малина. Нету? Ну, хорошо. А вот еще мне нужна тушь. Вот такая, - роется в сумке, вынимает что-то ужасное, смахивающее на ядовито-желтый фаустпатрон. - И вот такую вот помаду. Нету? Жалко.

На что тебе эта тушь? Ты в самом деле считаешь, что будешь с нею лучше хотя бы на грамм? Куда тебе дополнительный объем? Если кто-то купится и поведется на эту тушь, то это значит, что он конченый дебил и заслуживает смерти, воплощением которой ты и окажешься.



– 61 –

Получил на редакцию очередную нетленку. На сей раз отечественной выделки, не перевод. Антиутопия.

Уже читаю: "воздояние". Вынесено в название главы.

Да воздоится вам по числу бидонов.



– 62 –

Предприниматель Ярутин! Помнишь меня? Хер тебе с подскоком и поворотом. Я тебя сдал замначальнику питерского угро с твоими целебными пластырями.

– 63 –

- Мне, пожалуйста, толстенькую рыбку.

- Как?

- Толстенькую рыбку дайте...

- Как называется? Я же не понимаю, которая...

- Я не знаю. Толстенькая...

Опечалься и сгинь! Вместе с мелочью в далеком кошелечке, бесконечно удобной для всех.



– 64 –

Дорогой Дима!

Нынче моя маменька, глядя на меня, покачала головой: "Какой ты еще ребенок!" Я доволен - это лучше, чем быть стариком. Это было сказано после того, как я постелил газетку с портретами тебя и твоего дружка вместо коврика на входе в Пункт Выдачи Продуктовых Наборов. Я же старше тебя на год, хоть и ребенок, а ты, разумеется, помнишь все эти поджопники от старших классов. Считай мой маленький экстремизм современным эквивалентом.

Дело было так.

Маменьку пригласили получить продуктовый набор. Помнишь, Дима - были такие во времена нашей молодости, со сгущенкой и гречкой. Очевидно, ты решил позаимствовать у Советского Союза все самое хорошее. Молодец.

Маменька у меня немолодая, с палочкой. Так что мы поплелись вместе. В Пункте Назначения собралась толпа таких же бабушек и дедушек, большая очередь, все спорили, кто за кем. От нечего делать я начал рассматривать плакат: декларацию о доходах кандидатов от Единой России.

Депутат Никита Ананов заработал в прошлом году два миллиона рублей. Ну, там участок у него тысяча метров, пара квартир, дом, все дела. Помню, Никита Ананов бомбардировал нас именными письмами: "Позвоните мне!" Мы сами виноваты, не позвонили. Так что Никита Ананов с горя взял и заработал два миллиона.

Депутат Тюльпанов заработал поменьше, но тоже два миллиона. На эти деньги он вкопал нам одноименную скамейку, украшенную факсимиле.

Депутат Шимановский заработал семьдесят один миллион, не считая мелочи.

Ну, и вся эта ебань наглядно соседствует с продуктовыми наборами.

- А почему моего мужа не пригласили? - спросила маменька, расписываясь за набор.

- Очевидно, он не инвалид или у него пенсия больше десяти тысяч, - улыбнулась сотрудница в медвежьем шарфике.

Дорогой Дима! Я желаю тебе взять этот набор в качестве второго приза в параолимпийских играх. Без сгущенки. Со сгущенкой пусть получит твой закадычный приятель. Мечтаю видеть ваше единоборство в забеге на приседания для ампутантов.



– 65 –

Итак, вы мне написали, что восстановить зелененькую пенсионно-страховую бумажку - пара пустяков?

Вы правы!

Очереди не было, я прошел сразу! Мне мигом все оформили, вполне учтиво.

Только получать пригласили через три недели, под Новый Год. Очевидно, бумажечка будет под елкой в подарочном носке или штопаном гондоне. Фонд положит ее ночью, а утром я, горя нетерпением, в рубашонке до босых пят побегу, найду и оглашу окрестности ликующими воплями.

Стало быть, так.

Дорогое издательство! Без этой бумажки ты не заплатишь мне ничего - тоже до Нового Года, и тебе наплевать, что я уже повредился мозгом над правкой хуйни, которую ты выпускаешь, так что достоин отдельной бумажки по случаю инвалидности. За это тебе в аду круглосуточно будут начитывать эти книги. Озвучит Хихикающий Доктор с Ру-Трекера.

Дорогой Пенсионный Фонд! Я желаю, чтобы три недели ушли впустую на диагностику в тебе острого гонорейного простатита.

А я пошел на панель. Пиздить с ноги собираюсь за два высказывания.

Первое: "всем сейчас тяжело". Тому, кто так говорит, бывает обычно намного лучше, чем собеседнику.

"Ретроградный Меркурий". За это буду специально вешать за ногу. Что, Меркурий сместится - и у меня отпадет надобность в бумажечке? Или ее выдадут сразу? На всякий случай высылаю лучи проклятий и Меркурию. Пусть он упадет на Солнце и выйдет с другой стороны, чтобы и тому досталось.



– 66 –

Сегодня я был сильно грешен. Я плохо подумал о компьютерном мастере.

Милейший человек, думал я, образованный, а ведет себя, как гиббон. На улице лютый мороз, смола замерзает в легких, а этот умелец принес на своих ботинках столько грязи, что хватило бы на самосвал.

Сами понимаете - грязи должно быть очень много, чтобы я возмутился. Плюсы одиночного плавания в том - в частности, - что мне совершенно незачем заниматься хроническим промыванием полов.

В итоге я ему, конечно, ничего не сказал, но подумал.

А только что вышел сам, вернулся - и тот же результат. Получается, мастер не виноват. Виноваты реагенты.

Тогда, значит, так. Всем, кто их применяет, я желаю... Нет. Это я пожелаю слишком поспешно. Пять минут. Соберусь с мыслями.

...Итак, перво-наперво всем, кто их применяет, вырабатывает, выделяет и рекомендует к использованию, я желаю немедленно, сию секунду погрузиться в обоснованную глубокую скорбь и никогда из нее не выйти.

Пусть их термобелье будет соткано из печали.

Пусть, когда засвистят соловьи, их поразит острая гонадная недостаточность. А потом и полиорганная.

Пока все.



– 67 –

Редактирую.

"Маленький пальчик".

Вот взять и в негашеную известь сразу.



– 68 –

О "девках" от медицины, к числу которых я отношу сестер и бухгалтерию, у меня всегда было предельно отчетливое мнение. Больших идиоток я в жизни не видел. От их сюрпризов надо бежать, как от чумы. Помню, как они лепили пельмени и спрятали внутрь монетку на счастье, а признались лишь в середине трапезы. Мне повезло, я в этой лотерее остался несчастным и без монетки.

Да тот же родитель называл их комплексно редкими дурами. Не понимаю, на что обижаться - ничего, кроме рассеянного уестествления, они не заслуживают.



– 69 –

Дорогое издательство Эксмо!

Желаю тебе сгореть на паяльнике.

Мои гроши, которые ты зажимаешь, разрешаю тебе потратить на свечи с анестезином. Пусть тебя захватят рейдеры и продадут черным трансплантологам, а в здании откроют сифилитический диспансер для шелудивых животных.



– 70 –

Дорогой Владимон!

Конечно, ты не можешь знать всего.

Откуда тебе знать, например, что возле нашего метро прогуливается существо-кот, наряженное "Пироговым двориком", и рекламирует пироги, а ведьмы-газетчицы грозятся все ему отравить?

Или что в нашем магазине торгуют фрикадельками "9 мая: помним героев, гордимся Победой!" Я себе взял. Но ты-то как уследишь?

То же о праздниках.

По-моему, любой праздник или радость в нашей стране должна становиться для тебя сюрпризом.

Зато я уверен, что тебе известны фигуры, устраивающие в больницах трех- и четырехдневные выходные - хотя бы там, где предусмотрена хирургическая реанимация. Уж эти-то тебе ведомы.

И вот что я на этот счет скажу тебе, Владимон.

Это никак не призыв к группе лиц, это обычное выражение моего частного желания. Я хочу, чтобы к лицам, организующим подобные продолжительные торжества, пригласили водопроводчиков из моего двора для промывания какой-нибудь полости. Но нет, не радуйся, не той, о которой счастлива заслюнить любая шалава. Полость должна быть ненатуральная, то есть проделанная там, где ее быть не должно. Мне хочется, чтобы промыли ее "Кротом", а заклеили строительной пеной.



– 71 –

Дорогой губернатор хренобласти Сердюков! Большое спасибо тебе за длинную пробку. Желаю тебе такую же в ухо, и лучше применить анальную бижутерию. Надеюсь, она тебе по вкусу и по карману. У меня даже есть об этом непристойный рассказ.



– 72 –

Когда издательство "Эксмо" разорвет внутренним жадным ядерным взрывом, я надеюсь, что кусочек марципана уцелеет и прилепится ко мне.



– 73 –

У бати украли в больнице мобильник и видак. Вору я бы сначала заколотил в разработанную жопу телефон, а потом - блюрей с "Титаником". Видик бы немного торчал раскаленным концом, чтобы диски кружились ради учета и контроля в 3D.



– 74 –

Газпром, сука, чтоб ты взорвался.

Полчаса вода не закипает.



– 75 –

Редактирую.

Блядь, сколько можно "трогать за руку" и "отодвигать челку со лба"? Желаю авторше железного кастрированного робота, который только бы этим и занимался от зари до зари.



– 76 –

Пошел в Сбербанк.

Я специально дождался вечера, чтобы стало безлюдно; чтобы злая моя энергия, припасенная для учреждений, не лизнула старушек.

Но банк еще не нагулялся. Ему не хватило часа Единства. Часом раньше он и закрылся.

Дверь захлопнули перед моим носом. Не без молодого категоричного торжества.

Сбербанк!

Я хочу, чтобы ты взорвался, чтобы ты утонул. Пусть тебя посетит Диллинджер, пусть тебя сверху донизу охватит холера, пусть во всех твоих филиалах расцветет пуленепробиваемый триппер.



– 77 –

Квитанция! "Превышены начисления за общедомовое водоотведение"! "Можно в рассрочку"!

Ах вы, суки.

Да не водоотводите. Я же знаю, куда вы водоотводите - в подвал.

Желаю всем участвующим в жилищно-коммунальном руководстве мучительно умереть от неотведения соков.



– 78 –

Человек, который пишет "играться" в смысле "играть", достоин играться со своими гениталиями - болезненно и долго.



– 79 –

Твари, которая вырубила мне свет на десять секунд, я желаю ослепнуть ровно на столько же при сходе с эскалатора.



– 80 –

Я молчал, когда все говорили. Но больше не могу.

Кто там главный в Живом Журнале - Дронов?

Итак, Дронов. Я желаю вам превратиться в козла Фрэнка и встать в общие валенки с ржавым сексуальным роботом.



– 81 –

Компаниям, которые закадычно дружат с платежными терминалами и рассылают свои предложения на телефон, я желаю. Чего бы им пожелать? Того, например, чтобы они сунули в терминал свои гениталии и тот бы их зажевал.

Сидишь и слышишь: летит сообщение. Идешь в надежде на признание в чувствах, а там у них жизнь взаймы.

Оператор твердит, что бессилен. Звоните, говорит, прямо им и разбирайтесь.

На днях я позвонил - так просто, неудовольствие слить. Там кто-то ответил, я пожелал бородавку величиной с беляш - но что толку?



– 82 –

Отдельное ласкательное уменьшение, мне ненавистное - "машинка". В применении к машине, скажем, посудомоечной или стиральной.

Машинка бывает пишущая. Еще чтобы волосы стричь в носу. И прочая мелочь.

Стиральная - уже машина.

Ее уменьшают продавцы и ремонтники, когда воркуют, а глаза в это время волчьи. Они похожи на кота моего, который руку лизнет, а потом укусит. Ремонтникам можно - как не уменьшить, если дура-хозяйка от этого разомлеет и даст на чай. Как же не дать, когда он сказал "машинка"?

Всем же другим, кто так пишет и говорит, хорошо бы попасть в газонокосилку. Это тоже машинка, для стрижки травы.



– 83 –

Неустановленный гад попытался, как только что выяснилось, выковырять мне дверной глазок.

Ну, что пожелать? Все просто!

Око за око.

Картофельный ножик я уже приготовил, но лучше бы ему самому - спичкой чиркнуть, например.



– 84 –

Сходил на родительское собрание. Небось, в последний раз!

Исчадий ада, которые придумали ЕГЭ, хорошо бы накормить черными гелевыми ручками, дать слабительное и подвесить на крючьях.

Впрочем, черт с ними. Система образования накрылась вполне, и не сегодня.



– 85 –

О Скандале-Водоканале.

Я глубоко убежден в действенности обряда освящения воды.

Водоканал оскорбил мои чувства, признав, что в его угодьях этот обряд имеет лишь символическое значение.

Еще сильнее мои чувства оскорблены деятелями РПЦ, которые сочли для себя возможным участвовать в символическом обряде и вовсе не веруя при этом в мистическую составляющую действа.

Это все равно как если бы я пришел креститься, венчаться, собороваться и отпеваться, не веря при этом ни в Бога, ни в черта - о чем и сказал бы, не таясь, батюшке, а он все равно проделал бы все перечисленное, потому что верит в них еще меньше.

Я подозреваю, что и вся остальная РПЦ не верит вообще ни во что, кроме лексуса; вся ее якобы религиозная деятельность по сути является символическим празднованием неких событий, которые то ли были, то ли нет, без всякого внутреннего переживания их вечной сопряженности с настоящим; так отмечают годовщины вполне себе светских гипотетических событий - Куликовской битвы, Ледового побоища, экспедиции Ивана Сусанина и пр., а не Христа, который терпит за нас ежесекундно.

Посему лица, замеченные в освящении Водоканала, населены, по моему убеждению, бесами, поклоняются сатане и должны быть извержены из сана вместе с их начальниками и предстоятелями.



– 86 –

И еще не выходит из головы теленовость про скандальную особу, вздумавшую "побаловать" супруга "консервами".

Открыла банку - а там прокладка. Использованная.

Все, кто способны "побаловать" кого-то чем-то, заслуживают прокладки и кое-чего похуже.



– 87 –

Особого наказания заслуживают люди, придумавшие консервные банки с колечками, чтобы дернуть, якобы для удобства.

Эти люди должны отправиться в ад.

Там их будут одевать в раскаленные панцири с колечком. Иначе не снять. Колечко это будет отрываться на восьмом или одиннадцатом рывке.

Еще их будут сбрасывать в этом панцире с парашютом. Тоже колечко.



– 88 –

Нанотехнологическая шарага Дом.ру населена криворукими и хищными дебилами. Желаю им скорейшего холерного обезвоживания по льготному тарифу и пару адаптеров в противоестественные отверстия.



– 89 –

Когда вижу про "любимые лакомства", я вскакиваю, вою, луплю по чему попало и мечтаю напоить автора касторкой, поставить с нею же клизму, приколотить ему к забору язык, вылечить зубы, откусить башку и зафутболить в козлиный огород.



– 90 –

В оригинальном тексте смотрят и улыбаются.

Смотрят и улыбаются.

Разве что взглянут еще и снова улыбаются.

Потом опять смотрят и улыбаются.

Что с этим делать?

Им не положено зырить, зыркать, фтыкать, таращиться и даже уставиться нежелательно, не говоря уж о лыбиться и скалиться; просиять же они способны лишь в судьбоносные моменты.

Чтоб этим авторшам в аду улыбались черти.

А потом чтобы прибыл огромный железный Диавол, раскаленный докрасна, и мягко отвел бы волнистые пряди. И за руку взял.



– 91 –

"Трубное дело" такое, что коснется каждого.

Родителям отключили воду. Помчался, повез две здоровые емкости, когда доехал - воду дали.

На обратном пути размышлял.

Чего бы я хотел для фигурантов преступного умысла?

Они умыкнули три миллиарда. Думаю, этой суммы хватит, чтобы пересадить им большой бракованный кишечник в десять километров изменчивого диаметра со слепым концом. На то, что останется, закатить им серьезный банкет.



– 92 –

Телевизор бубнит про эвтаназию.

ОблЕгчить, облЕгчить, облЕгчить...

Я - за! Хорошо бы осиновый кол.



– 93 –

Опять в телевизоре "взяли пункцию спинного мозга".

Чтоб им самим ее взяли!

Воображаю некое устройство в виде ножного насоса, со шлангом.



– 94 –

Прислали счет за электричество, придется идти разбираться, но независимо от исхода я желаю, чтобы из всех, кто занимается начислениями снизу и до самого верха, соорудили внутриполостную вольтовую дугу мощностью в миллион ватт и превратили в ослепительный пепел с предварительным занесением в разные намагниченные списки и медленным четвертованием.



– 95 –

Мог бы написать небольшой труд: "Сказовые обороты и нарочитая повествовательность как намерение рассмешить".

Но лень - и некогда.

Просто расстрелять.



– 96 –

Вышел в город.

Не стану говорить, зачем и где меня носило, потому что иначе не ручаюсь за себя. Сейчас я достаточно спокоен и хладнокровен, чтобы описать последнюю каплю.

Ею оказалось застекленное чудовище, окопавшееся в Петроэлектросбыте и подобное - да, мне везет на них - пучеглазой собаке из сказки "Огниво".

Страшное существо ковырялось, обслуживая тетеньку, я стоял рядом. Покончив с делом и тетеньку отпустив, исчадие ада обнаружило меня и выставило табличку: обед.

Я желаю, чтобы оно скушало на обед огромную жабу - больную бешенством, подогретую в адском огне и беременную килограммом ядовитой икры.



– 97 –

Я не замечен в сильном сочувствии ЛГБТ-движению, однако меня греют фантазии о содомизации депутатского корпуса всеми четырьмя всадниками Апокалипсиса, а также их конями и ангельскими трубами.



– 98 –

"Девушка возмущенно вытянулась в струнку".

Я вижу, у переводчицы - это женская особь - какие-то странные представления о дамском сопромате и тягучести разных субстанций. Это уже не в первый раз. Вытянуть бы ее саму аристократическими лошадьми. Можно применить пони, чтобы растянуть еще и удовольствие.



– 99 –

Дочура пишет ЕГЭ. Застращали, сволочи! Пиши в клеточки, чернила черные, бутерброд нельзя, сколько раз вышла в туалет - считают и косятся, школа чужая, своих учителей не пускают за порог, найдут телефон - расстрел.

Дорогая власть!

Вот что я тебе пожелаю. Когда к тебе применят колесование, четвертование и волочение, ты получишь мученический билет и отправишься, конечно, на небеса. Но там тебя будет ждать ЕГЭ. Апостол Петр с указкой и милицейским свистком.

Поскольку сдать это дело ты не сумеешь ни при каких обстоятельствах, ад тебе обеспечен. Кочергу затолкают горячим концом, ибо чертям по сараю.



– 100 –

Косить газон - полезное дело, не я ли восхищался английскими парками? Но хорошо бы сделать этому, который за окном, интимную эпиляцию газонокосилкой.



– 101 –

В редакции меня пожурили.

- Вы сделали из дамского порно - казарменное...

Не сдержавшись, я глупо гыкнул, вполне довольный собой.

- Что бы вам такое дать? - задумалась начальница. - Это не то... это снова женщина...

- Кто? - осведомился я. - Автор или переводчик?

- Да обе, - безнадежно махнула рукой та.

Начальница тоже женщина, однако достойнейшая леди, любезная и учтивая, с железом внутри. Она попыталась меня обнадежить:

- Спрос на дамские романы падает! Наелись!

- Как? - изумился я. - Он же только что взлетел? Что же грядет?

Никто не знает.

Фэнтези тоже не актуально.

С кем, действительно, еще не сражались и кого не уестествили?

Будь у меня время и добрая воля, я написал бы два романа, фантазийный и любовный. И все бы в них переставил. В первом волшебный герой перемочил бы всех этих секретоточивых сук. Во втором развернулся бы Чувственный Внутренний Мир, и тот же герой исключительно по любви переебал бы драконов, говорящие пни и воинов тьмы и света.



– 102 –

Приехали электрики, вырубили свет. Сгорел кусок перевода.

Я вылетел во двор, начал орать, лексику опускаю.

Суки такие! Крикнуть было нельзя?

Ни мускул не дрогнул на щетинистом рыле этого черта. Я хочу быть диким капиталистом и угнетать пролетариат.

Тут и полиция приехала в бронежилетах: у кого-то сработала сигнализация.

- Арестуйте его! - требовал я. - Шлепните, он как раз в подвале!

Милиция меня не берегла, а полиция и подавно.



– 103 –

Пошел в редакцию. Неладное не то что подозревал, а знал о нем точно.

Дилогия!

О любви.

Первый том на редактуру. На обложке - медальон-сердечко. А второй - на перевод. На обложке роза. Бинго!

Бог все видит. Он разберется с теми, кто это читает и формирует мне рынок.

Личная жизнь у них будет средненькая, довольно паскудная. Мужья их будут пить вино по шестьдесят рублей два литра, принесут домой триппер и мандовшей. Самих же их поразит в смысле кожи контагиозный моллюск. Разожрутся. Телеса начнут натирать сами себя, преимущественно при ходьбе. Пока мужики спят, они зарегятся на Мамбе. Их романтические ужины будут происходить в Бургер-Кинге, а свечи зажгутся только геморроидальные.



– 104 –

Подруга жизни застряла в Аэропорту-Шереметьево. Она летит в Словению по работе, с большой группой детей - сорок семь человек. Вылет задержали до шести утра. Сесть в смысле посидеть удалось только сейчас, примерно с полудня. Еды и гостиницы не предлагают.

Я почти уверен, что все это потому, что там ищут беглого шпиона Сноудена. Хотя я не знаю занятия проще, чем искать Сноудена. Если Сноуден там, то найти его, по-моему, очень легко! А если никак, то его там и нет! Он уже давно на Лубянке, сидит и рассказывает о вещах, которые подслушал из государственного айфона насчет поцелуев в живот, тигров, журавлей и прочего.

Еды не дают? Так Сноуден съел! Гостиницы нет? Там будет жить Сноуден. Один.

Аэропорту-Шереметьево я, разумеется, шлю дружеский привет и желаю его держателям переболеть брюшным тифом и бешенством на высоте десять тысяч метров.



– 105 –

"Моей дорогой подруге Джанел. Спасибо за то, что всегда, в самые трудные минуты, ты помогала мне сохранять присутствие духа. Если бы не ты, этот роман остался бы всего-навсего текстовым файлом объемом 2 мегабайта".

Ирод, сказывают, перемочил всю мелочь, чтобы не пропустить одного. Шепнул бы ему кто: Джанел. Многие остались бы живы.



– 106 –

Жарко! Окна не на солнце, но все равно хоть помирай. И так весь день взаперти, по уши в порнографических настроениях.

Пошел купить мороженое.

Встал в очередь. Движение парализовала девушка. Она была знакома с кассиршей и принялась излагать разные обстоятельства жизни.

- Представляешь, у меня паспорт спрашивают. В "Нормане". Сигареты не продают.

- Ничего себе, - отдувается кассирша и крутит толстой башкой.

- Ага. С утра пришла за сигаретами - не дают. А вечером за коньяком - пожалуйста.

Я стою. У меня тает мороженое.

- Да, и пакетик мне!..

Поглядываю искоса. Прикидываю, какие товары ей можно продать с чистой совестью.

Дворницкую робу размера шестидесятого. Бандаж. Дилдо со взрослую ногу. Крысиный яд. Сигареты и ящик водки - тоже легко.



– 107 –

Опять летают стрижи и, вероятно, витязи. Демонстрируют мне свой державный успех. Работать невозможно.

Это, насколько я понимаю, все еще по случаю военного салона.

Товарищи летчики! Возьмите немного пониже - и над гостями-хозяевами. Аптечку им заодно сбросьте, с имодиумом. Килотонны четыре.



– 108 –

Людям, которые не различают постель и кровать, я желаю ночевать и размножаться на лесопилке. Желательно, чтобы их настигала циркулярная пила.



– 109 –

Свет пару раз мигнул, и я битый час налаживал интернет.

Желаю тем, кто это сделал, чтобы у них таким же образом мигнуло на кардиомониторе или хотя бы перед глазами на переходе.



– 110 –

СвеклА. СвеклА.

Вот просто взял бы и забил немытую в пищевод, а к хвостику - веревочку, и вытягивал.



– 111 –

Дорогие высшие и низшие звенья цепня по имени Почта России!

Вы не носите мне квитанции за электричество, и набежал долг.

По этому случаю я с облегчением имею вам пожелать. Пусть каждый мой грош превратится во чревах и чреслах ваших в раскаленное колесо Иезекииля, а души стенают и молят вернуть их в ад из места, где они окажутся.



2007-2013




© Алексей Смирнов, 2007-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2017.





 
 

Отзыв о издательство РООССА.

www.youtube.com

ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Исходному верить [Редакторы и переводчики суть невидимки. Если последние еще бывают известны, то первых не знают вообще. Никто не заглядывает в выходные данные, не интересуется...] Галина Грановская: Охота [Войдя в холл гостиницы, Баба-Яга приостановилась у огромного зеркала, которое с готовностью отразило худую фигуру, одетую в блеклой расцветки ситцевый...] Андрей Прокофьев: Павлушкины путешествия [Когда мой сын Павел был помладше, мы были с ним очень дружны - теперь у него много других интересов, и дружба не такая близкая. Из нашего общения получились...] Рецензии Андрея Пермякова и Константина Рубинского [] Виталий Леоненко: Страстной апрель [Плыть за шумом осины седых серёг, / за мотора гурканьем над Окою, / самоходной баржей горючих строк / неумолчно, трудно - свой поздний срок / ...]
Словесность