Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ДЛИННЫЕ РУКИ


Детвора души не чаяла в старике Галактионе.

Когда он шел (мог бы и не ходить) за молоком, окрестные малыши слетались к нему с восторженным визгом, висли на ветхом, тараканьего цвета пиджачке, лезли под косолапые артритные ножки.

- Расскажите! Расскажите, как у вас получается! Где вы научились!

Качели, барабаны и песочницы начисто забывались. Родители, привлеченные гамом, застывали в оконных проемах. Сидевшие на лавочках отрывались от газет и телефонов. На лицах проступали сдержанные улыбки - где-то опасливые, где-то строгие, а порой - утомленные.

Галактион уступал и осторожно опускался на скамью. Ребятня висела на нем гроздьями... скорее - пузырилась наростами. Мелкий и неказистый, он откашливался и начинал:

- Ну, так... Дело было давным-давно, в усобицу. Я совсем молодой был. Зашли погреться в храм, а он уж брошенный стоял, все повынесли, посбивали...

- А что из него вынесли?

- Вы сами-то в храмы ходите? Вот все, что там видели - ничего этого не стало. Даже роспись содрали, штукатурку отбили. Остался голый кирпич. И вот, помню, встал я под сводом, там арка такая была кирпичная - стою и любуюсь: как ровно клали, один к одному. Высота - метров десять или двадцать, теперь уже не скажу... Надо же, думаю, как все устроено в мире: такая красота, а не дотянешься, не потрогаешь. Хотя вот она! Зрение у меня тогда было преотличное, видел каждую трещинку, все щербинки. Казалось, достаточно протянуть руку - ан нет... Близко, а не укусишь. И я, помню, не то чтобы сильно загоревал от непреодолимости расстояний и суровости перспектив...

- Нам непонятно! Скажи, как достал!

- Не сказать, что расстроился, - продолжал Галактион, не обращая внимания на приставал. - Скорее, легонько вострепетал и задышал часто-часто. А потом поднял руку, и она сама собой достала до тех кирпичей. Стала тянуться и тянулась, пока не уперлась. Вот прямо так этим пальцем.

- Больно было?

- Не, - улыбнулся беззубым ртом Галактион. - Вообще никак.

- Там же кожа, кости и кровь!

- И мясо!

- Вот вам и пожалуйста. Она сделалась будто чужая. Конечно, я малость струсил. Хорошо, что остальные отошли и рядом никто не стоял. Я колупнул старый раствор и соображаю: дальше-то что? Так и останется? Куда я такой пойду? Уже прикидывал, как шашкой отхвачу - сам, пока ребята не опередили, у них это будет первая мысль. Но тут начала она уменьшаться...

- Втянулась?

- Куда ей втянуться? Просто сделалась как была.

- Покажите! Пожалуйста! Достаньте нам что-нибудь!

Старик Галактион уж знал, что этим кончился. Он крякнул, покачал головой, переставил хозяйственную сумку себе под ноги и простер десницу. Задрался рукав пиджака, отъехала застиранная манжета, и рука начала удлиняться. Она росла и росла, пока не дотянулась до форточки во втором этаже супротивного дома, которую и притворила. Детвора посыпалась с Галактиона, заплясала, запрыгала.

- Ура! Ура! Ура!

Галактион был в состоянии достать и до магазина, мог туда не ходить, но заставлял себя двигаться. Когда запросто дотянешься до чего угодно, недолго и утратить вкус к жизни. Он старался не озоровать и не по