ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Рубрику ведет
Сергей Слепухин


Словесность


Последняя статья

О рубрике
Все статьи


Новое:
О ком пишут:
Игорь Алексеев
Алена Бабанская
Ника Батхен
Василий Бородин
Братья Бри
Братья Бри
Ольга Гришина
Ольга Дернова
Юлия Долгановских
Михаил Дынкин
Сергей Ивкин
Инна Иохвидович
Виктор Каган
Геннадий Каневский
Игорь Караулов
Алиса Касиляускайте
Михаил Квадратов
Виктория Кольцевая
Сергей Комлев
Конкурс им. Н.С.Гумилева "Заблудившийся трамвай-2010"
Конкурс "Заблудившийся трамвай"
Александр Крупинин
Борис Кутенков
Александр Леонтьев
Елена Максина
Надежда Мальцева
Евгений Минин
Глеб Михалёв
Владимир Монахов
Михаил Окунь
Давид Паташинский
Алексей Пурин
Константин Рупасов
Илья Семененко-Басин
Александр Стесин
Сергей Трунев
Феликс Чечик
Майя Шварцман
Олег Юрьев







Новые публикации
"Сетевой Словесности":
Виктория Беркович. Бочка дёгтя в ложке мёда. Стихи
Алексей Борычев. Играя в бессмысленность. Стихи
Дмитрий Галь. Стихотворения.
Виктория Кольцевая. Родовые черты. Стихи
Сергей Штерн. Ingratitude collection. Стихи
Никита Николаенко. Случай у пруда. Рассказ
Татьяна Горохова. О мире литератора и скорости света. Интервью с Дмитрием Цесельчуком
Роман Смирнов. Теория невероятности. Поэзия неземных координат. Об одном стихотворении Елены Севрюгиной
ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Книжная полка

[01 июля]  
Пантерина Трамич. Главный переход - "Ridero", 2021.
Книга создавалась в течение двенадцати лет, хотя идея возникла ещё в 2001 году. У многих персонажей нет прототипов, они порождены чувством любви автора к многоликости и нарядности бытия. Желание транслировать ощущения от родного города периода детства тоже сыграло видную роль. Не обошлось, мягко скажем, без так называемого магического реализма. Но книга не детская. Будучи выходцем из конструктивистского дома, историком архитектуры, автор особенно гордится конструкцией романа. И юмором впотьмах.



Сергей Слепухин

Я ВИЖУ НЕ ДЫША

(Стихи и краски Василия Бородина)


Слово существует во времени, а рисунок - в пространстве. Помещенное в узкие, тесные рамки рисунка, слово деформируется, суживается, оно способно погибнуть. Ничто и никто не объединит пространство и время, не сможет воплотить страстную мечту футуристов - "чтоб читалось и смотрелось одновременно". Чем дальше художник отходит от слова, украшая текст с помощью эффектных визуальных приемов, тем дальше он от поэзии.

Древнегреческому поэту Симониду Кеосскому приписывают афоризм: "Живопись это молчащая поэзия, а поэзия - звучащая живопись". Василий Бородин - молодой московский поэт и художник. Оба творческих начала в Бородине едины и неделимы. Такое бывает? Да, если знаешь тайну: слово - первично, живопись - лишь выражение поэтического настроения.

Многие умеют говорить, не всякий способен слушать. Василий внимательный собеседник. Стихотворение всегда исповедь, таящая глубину - философскую и пластическую. Погрузись в него, постарайся услышать: аморфная органическая протоплазма, живое шевеление и - лица, фигуры, предметы, почти пугающие своей конкретностью, вещностью, выступающие из хаоса условно-неизобразительного фона.

Иногда груб, иногда утончен. Монументален и лаконичен, динамичен и экспрессивен. Кипучий и приглушенный, беззвучно-безжизненный и томительный...



Азарт, юношеская пылкость чувств, эмоциональная наполненность, подчас переходящая в экзальтацию.

Главное - достижение гармонии. Краски, линии, звуки... Надо суметь объединить их в гармоничную тональность. Поэтому - стилевое многообразие.

Спрашиваю: "На тебя повлияли лаборатория Баухауза, русский кубофутуризм, Ласло Мохой-Надь и его эксперименты с жестью и чеканкой? Контрформы Александра Архипенко - Наума Габо?"

"Нет", - отвечает, - "почти совсем прошли стороной, место уступили поэту-художнику Полине Андрукович".



Каждое стихотворение уникально. Отсветы греческой культуры в поэзии Игоря Бобырева и Катерины Канаки, отзвуки авангарда первых десятилетий прошлого века у Насти Афанасьевой... Художник должен уметь видеть и слышать с разных точек.

Стилевое разнообразие.

Прямодушная, немного наивная манера, почерк Ларионова и Гончаровой, Маяковского, Чекрыгина, Родченко. "Ослиный хвост", "Мишень", "Пощечина общественному вкусу".



Темперамент, сочная экспрессия. Скромные по материалу листы наполнены могучими массами цвета и звука, только черного и только белого, сиянием света и глубинами тьмы. Звук вибрирует. На вертикалях и горизонталях, пронизанных четким ритмом, ощущение различных пространственных планов. Органная фуга.



Увертюра. Лист разбелён, лишен плотности. Объемы лепятся из некой вязкой субстанции красок, субстрата звуков и лексем - пастозными потоками, напоминающими горячую лаву. Конфликт между светом и поглощающей его тьмой. С помощью широких и пластичных контуров, градаций черного и белого стихи выступают из таинственно светящегося мрака во всем своем трагическом величии. Эхо атомов и галактик, "витамины" цвето-звуковых гармоний.



Декоративная звучность. Светотеневая моделировка. Неожиданно врываются отдельные вспышки. Неуютные, резкие цветовые удары-крики. Безликость и временность. Многозначительное, загадочное, ирреальное - то, что именуется душою поэта. Художника, в обобщенном значении этого слова.

    в желе рассказа нежилом
    (я не был) Ленинград
    и ум сидит как за столом -
    а у меня жара

    как Будда белая лежит
    и воздух сторожит
    когда он дышит и дрожит
    она к нему бежит

    и говорит: я - не дышу
    я вижу не дыша
    я лишь лечу я не душу
    я чудо, я душа