Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность




РАКЕТА  "ВОСТОК-ЗАПАД"

Рассказ из цикла: сюрреализм от Я до Я


Посередине поляны, сплошь покрытой спелыми одуванчиками, будто прошлогодним снегом, скорее ближе к селу, чем к городу (вообще-то ни к селу, ни к городу) торчала громадная ракета. Девственность природы, как и ржавые указатели "закрытая зона" на входе и выходе, говорили лишь о том, что сюда давненько никто не заглядывал. Дорога, ведущая в неизвестность, давно заросла папоротником; а от командного пункта осталась только фанерная уборная с табличкой "занято".

Как правило, утром, когда здесь каждый встречный и поперечный луч солнца на вес золота, сюда, держа в клювах младенцев, прилетают аисты. Показывая грудным существам, как некрасив мир с ракетой, и как прекрасен он будет без неё. Но птицы-несуны с их показным пацифизмом играли из рук вон плохо, поэтому младенцы, естественно, не веря им, из мести за правдивый обман, корчили рожицы фигли-мигли. За это аисты, конечно, страшно обижались и сбрасывали грудничков в дикую капусту. И так каждый день: от восхода до заката, - с перерывами на плохую погоду, что спасало младенцев, так как аисты были воспитаны в духе милосердия и сбрасывали грудничков только в теплую погоду.

А вот про ракету кто-то забыл, и она торчала: и в "плюс" и в "минус", и в дождь и в снег. Но однажды с бухты-барахты, защищая групповые интересы, кто-то всё-таки вспомнил.

Первым, кто нарушил девственность природы, был грибник, который почему-то опасливо стрелял глазами по сторонам, при этом безжалостно давил хромовыми сапогами подосиновики, подберёзовики и белые.

Затем, на расстоянии ружейного выстрела, появился второй грибник, как два сапога пара схожий с первым. Потом они, словно по команде, достали из кошёлок рации и что-то в них прошептали. На шёпот откликнулся рёв мотора, в утробе которого ржало несколько необъезженных табунов. И на поляну уверенный в своей силе, но неуверенный в военном потенциале, так как пушку завязали морским узлом, въехал танк. За танком, не отставая на длину сцепного устройства, ползла прогулочная яхта.

Купола спелых одуванчиков, почувствовав скрытую агрессию, устремились подальше ввысь.

Красавец капитан стоял у штурвала и смотрел им в след. Облизнув указательный палец, он поймал ветер перемен, который сегодня дул в правильном направлении. Капитан улыбнулся как-то особенно, по-флотски, и сразу стал вылитым командиром флота. А командиры, следует заметить, умеют хорошо командовать.

- Стой! - крикнул капитан. - Выгружайся!

Танк остановился, из люка как ошпаренный выскочил матрос и, оглядевшись, кинулся к фанерной уборной, на которой по-прежнему висела табличка "занято".

Из каюты "люкс" одетый с иголочки за ним наблюдал шеф-повар.

Матроса словно сглазили, потому что сначала он упал, а затем, не добежав секунд десять до уборной, стал, как попало, мочиться.

- Скот! - вырвалось у шеф-повара.

Он тщательно вымыл руки и, прихватив с собой саквояж, вполне довольный собой вышел на палубу.

- Нужно поторапливаться, - сказал ему капитан. - Скоро приедет противник.

- Успеем, - ответил шеф-повар, - у нас ещё вагон времени.

- Эй, матрос! - крикнул капитан. - Пошевеливайся.

Матрос кинулся обратно и снова шлёпнулся.

- Просто какой-то ванька-встанька. - Шеф-повар усмехнулся. - Послушайте капитан, начто он вам сдался?

- Начто? - капитан задумался.

- Да, Начто?

- В отличие от вас он может работать за десятерых.

- Фьють, фьють, фьють-тю-тю... Капитан вам нравится художественный свист? - складывая кубки бантиком, спросил шеф-повар.

- Вы мне не нравитесь. - Капитан демонстративно отвернулся. - У вас губа не дура.

Вынув из кармана зеркальце, шеф-повар принялся разглядывать губы.

- Смирно!! - рявкнул капитан.

Шеф-повар стал в струнку, причём рост его удлинился сантиметров на пять.

- Идите, готовьте банкет, - уже спокойнее сказал капитан и бросил на поляну трап.

Тем временем матрос давно суетился у танка и под танком, вытаскивая из запасного люка плотно набитые мешки, от которых разило резиной.

- Ты чего резину тянешь? - недовольно бросил шеф-повар.

- Я...не я... - матрос вытянулся.

- Развязывай!

Матрос развязал мешки.

- Вытряхивай!

Матрос вытряхнул.

- Так. - Шеф-повар на миг задумался. - Так, надуешь двадцать человек, квартет музыкантов, стол, стулья ну и прочую бутафорию.

Матрос разложил на лысой поляне резиновые плоские фигуры, похожие на сказочных лилипутов из одномерного мультика. Затем ещё раз их пересчитал и, наконец, делая вид, что удовлетворён работой, стал безжалостно дергать клапана. Находящийся внутри резиновых изделий сжатый воздух выстреливал так, что один к одному походил на очередь пуков здорового гиппопотама. Беспорядочная стрельба кончалась тем, что куклы раздувались до нужных размеров. При этом грибники заняли круговую оборону. Матрос, словно опытный художник-декоратор, сажал кукол за стол: женского пола с одной стороны, мужского с другой. Потом он занялся согласно меню сервировкой. Готовые музыканты уже стояли в стороне в позах полувоенного марша. Когда всё было сделано, матрос доложил:

- Ряженые готовы!

- Дурень! - вспылил шеф-повар. - Парами их нужно сажать, а не напротив.

- Так приказал капитан!

Шеф-повар взглянул на капитана. Тот, немного нервничая, ходил вдоль яхты туда-сюда. В руках он теребил секретный пакет, который следовало вскрыть в строго оговоренное время, и прочитать для полной убедительности, естественно, - с листа. В пакете лежало начало приветственной речи, а вот концовку капитану следовало придумать самому, так сказать, смотря по обстоятельствам. Но обстоятельства образа действия у капитана хромали на обе ноги ещё в школе, и этот изъян ему приходилось тщательно скрывать.

Тем временем шеф-повар достал из саквояжа деликатесы, бутылочку дорогого коньяка, столовые приборы необходимые для культурного отдыха и, завершив сервировку на три персоны, отправился рапортовать капитану.

- Капитан! - высокопарно доложил шеф-повар. - У меня всё готово. Накрыл как всегда на троих. Нас двое и она...

- Она? - капитан растерялся. - Почему она? Он...

- Нет, она. Я видел в штабе её фотографию. Красавица.

- И ты, скотина, молчал? Друг называется. Ну и как мы будем выглядеть в кругу этих резиновых педерастов?

- Ты опять сгущаешь краски. На мой взгляд, выглядеть будем как никогда, празднично. Посмотри на женщин за столом, у них откровенно вожделенный взгляд. - Шеф-повар многозначительно посмотрел на капитана. - Они нам просто необходимы. Потом ты же знаешь, кругом сплошная секретность. Никто никому не хочет доверять. А если общественность узнает, что мы сокращаем ракеты в одностороннем порядке. Начнётся переполох. А куклы тем и хороши, что умеют держать язык за зубами. К тому же они никогда не просят есть.

- Куклам и деньги ни к чему, - добавил капитан.

Затем он решительным взглядом, будто на дуэли, пытаясь найти уязвимое место, посмотрел на шеф-повара. Обычно после этого следует смертельный выстрел. Шеф-повар понимал, что если не дать сиюминутный отпор можно всё проиграть. Поэтому он противопоставил насилию холодный взгляд, помногу раз проверенного расчёта. Бодание взглядами закончилась тем, что капитан отвернулся на запад. И первым увидел, как, утюжа папоротники, на поляну въехал чёрный "Кадиллак".

- Капитан, это она! - крикнул шеф-повар.

- Включай марш! - делая движения навстречу, приказал капитан.

Шеф-повар достал пульт от старенькой магнитолы "Филипс" и нажал "пуск". Заиграла музыка известного квартета, переделанная на злобу дня в полувоенный марш. Как мы помним, музыканты на поляне уже стояли в позах полувоенного марша, поэтому от такого совпадения выиграли все и марш зазвучал более убедительно.

Со стороны водителя открылась дверь и из "Кадиллака" свесилась стройная ножка, изящно дополненная туфлей на шпильке. Глубокий разрез вечернего платья цвета морской волны в часы полного штиля демонстрировал лёгкость движений, от которых так страдает мужской глаз. Поэтому вместо того чтобы отдать честь, капитан протянул руку. Ему ответили тем же. Прикоснувшись к женской руке, капитан ощутил холод, говорящий лишь о том, что перед нами официальное лицо из стана противника.

"Её голыми руками не возьмешь", - подумал капитан и банально добавил:

- Добро пожаловать.

Дама вышла из машины, улыбнулась как-то по-голливудски и, окинув взглядом окружающих, сказала:

- Меня зовут Лаура и у меня очень мало времени. Где она?

- Кто? - спросил капитан, поразившись скорее не вопросу, а чистоте выговора.

- Ракета.

- А-а-а, ракета. Она у нас идёт третьим пунктом. На первое, запланирован банкет, затем прогулка на яхте, ну а потом...

- Нет, так дело не пойдёт. Вы наверно забыли, что я ваш противник, - Лаура мило улыбнулась и опять как-то по-голливудски. - У вас есть замечательная пословица: сделал дело и иди, гуляй.

- Сделал дело, гуляй смело, - делая ударение на слове "гуляй", поправил капитан.

- Да, да верно, - согласилась Лаура. - Гуляй смело, но только потом.

- Но у нас уже всё готово: стол накрыт, гости ждут, квартет играет, речь написана... - начиная раздражаться, капитан бросил просящий взгляд шеф-повару, требуя его немедленно подойти, и после небольшой паузы добавил:

- За ракетой дело не станет, уничтожим в два приёма.

Лаура хотела что-то возразить, но шеф-повар, незаметно подкравшись сзади, её опередил.

- Разрешите представиться, я шеф-повар. Отвечаю, так сказать, за культурный отдых и так далее... - и не давая Лауре опомниться. - Вы очаровательны, а без охраны вообще платонически великолепны. За это нужно выпить. Пожалуйста, к столу.

- Капитан! - Лаура повысила голос. - Или вы уничтожите ракету, как вы сказали, в два приёма, или я созываю пресс-конференцию.

- Хорошо, - сказал капитан. - Пойдемте!

Лаура и капитан пошли к ракете, а шеф-повар вернулся к столу. Открыв саквояж, он в обратном порядке уложил нетронутую роскошь. Затем перед тем как уйти к себе в "люкс", смачно плюнул в след уходящим и, не найдя нужных слов, крепко выругался.

Проходя мимо танка, в люке которого будто поплавок качалась голова матроса, капитан показал пальцами нужную команду. Матрос моментально исчез внутри башни, словно кто-то дёрнул его за ноги.

При виде танка Лаура хотела выразить недовольство, но увидев, что пушка крепко-накрепко завязана морским узлом, снова улыбнулась, - заученной наизусть голливудской улыбкой.

Дама и капитан подошли к ракете. Следом, держа в руках миниагрегат для автогенной резки, подскочил матрос.

Ракета по-прежнему торчала на поляне, правда, уже с небольшим креном на запад.

Лаура легонько стукнула её по коричневато-зелёному корпусу. Внутри послушалась пустота.

- Бутафория! - заявила Лаура.

- Что вы! - косясь на резиновых кукол, парировал капитан. - Только вчера ракета снята с боевого дежурства.

- Хорошо, - сказала Лаура. - Пусть режет.

- Режь под корень!! - приказал капитан.

Матрос никак не мог включить миниагрегат, у него банально дрожали руки.

- Ну что ты дрожишь как осиновый лист?! Надо же, как разволновался. - Капитан почти потерял терпения. - Дама ведь ждёт...

Из сопла ракеты вдруг повалил дым. Много дыма. Всё заволокло дымом.

- Капитан, что это?! - взвизгнула Лаура.

"А-а-а, хрен его знает!" - хотел сказать капитан, но он был недурно воспитан, поэтому крикнул:

- Бежим в укрытие!

Капитан, прихватив Лауру за пикантное место, так как находился в агрессивной среде, сломя голову припустился к танку, где он, собственно, и надумал укрыться. От такой фамильярности дама, естественно, возмутилась, но две пощечины отпущенные капитану пролетели мимо, потому что в дыму предметы кажутся дальше, чем на самом деле. Третья пощёчина случайно легла капитану на затылок, превратившись тем самым в обычный подзатыльник. Капитан от досады по-мальчишески взвизгнул. Лаура успокоилась, и больше не сопротивлялась.

Тем временем матрос, поменяв миниагрегат на огнетушитель, вылез из танка, чтобы мчаться обратно к ракете. Бег командира нежданно-негаданно пересёк подчинённый.

- Куда ты?!! - отскакивая в сторону, но удерживая при себе Лауру, закричал капитан.

- Огонь!! Ракета горит! - завопил матрос.

- Дурень, старт её нормальное состояние!

- Что?! Что?! - закричала уже Лаура.

Земля под ногами заходила ходуном.

- Молчать!! - приказал капитан. - Мигом все в танк!

Лауру затолкали первой. Матрос нырнул солдатиком последнего года службы. Капитан, как и подобает командиру, изящно скользнул рыбкой.

Люк герметично закрылся.

- Осторожно, капитан! - прикрывая деликатесы салфеткой, возмутился шеф-повар. - Здесь вам не кают-компания, а гораздо лучше. Ну что вы стоите? Задание мы выполнили. Ракету ликвидировали, хотя немного извращённым способом. Но её нет, а это самое главное. Присаживайтесь. - Шеф-повар протянул Лауре руку. - Я как раз приготовил меню на четверых.

Лаура и матрос компактно расселись.

Словно камень из-за пазухи, капитан достал секретный пакет.

- Я должен произнести речь, - разрывая пакет, сказал капитан. - Уважаемые дамы и господа...

- Капитан, ваша речь это неуважение ко мне, - поднимая бокал, перебила его Лаура. - Я здесь единственная дама, поэтому не потерплю к себе казённого отношения.

- Я предлагаю выпить за Лауру, - немного волнуясь, произнёс матрос. - Секс-бомба, в сравнение с вами, капсюля.

- Браво юноша! - воскликнул шеф-повар.

- Присоединяюсь, - присаживаясь к импровизированному столу, добавил капитан.

Бакалы дружно чокнулись; коньяк качнулся и исчез из одного сосуда в другой...

...В глубину прозрачного утра выплыло драгоценное солнце. Макушки вековых сосен шитые золотом с ювелирной точностью передавали красоту здешних мест. Поэтому можно смело утверждать, что красота спасла мир. Ракета самоликвидировалась.

В назначенный час, держа в клювах младенцев, которые сегодня как никогда дружелюбно улыбались, прилетели аисты. На поляне за столом птицы-несуны увидели пьющих людей.

"По любому случаю эти странные люди устраивают банкет" - возмутились аисты.

Махнув крылом, аисты собирались улететь. Как вдруг из лесной чащобы показался грибник. Затем, на расстоянии ружейного выстрела, появился второй грибник, как два сапога пара схожий с первым. Потом они, словно по команде, достали из кошёлок автоматы и, передёрнув затвор, прицелились в застолицу.

За ненадобностью резиновых кукол, естественно, списали в расход.




© Юрий Хвалев, 2011-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность