Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


    Графика автора

ВОСПОМИНАНИЕ  В  ЦВЕТЕ

лирико-графический метатекст




Белла Верникова. Есть два наилюбимейших поэта / Антология одного стихотворения

* * *
www.hiero.ru/2138309

Вот человек, тебе малознакомый,
но нравится тебе его лицо,
его невозмутимость, жест весомый
и редкое, но меткое словцо.
И, видимо, ему не безразлично,
как ты рукою прядку отвела,
в ответ на "как живешь" твое "отлично"
и то, как ты действительно жила.

Еще до слов, и до прикосновенья
вы близки так, как будете ли впредь,
вам любо глубину за отраженье
принять и в это зеркало смотреть.
И, может быть, любовь, терпенье, время
соединят реальные черты
с придуманными, памятными, теми,
спасающими нас от пустоты.



Белла Верникова. Привлечь любовь пространства / Левая часть триптиха

ТУГИЕ ЦВЕТНЫЕ МЕЛКИ
www.hiero.ru/2127678

В спортивно-оздоровительном лагере
концерт "Богема старого Тбилиси".
Сладость богемы иллюстрируют слайды.
Грузин готовит аппаратуру,
а грузинка в парчовом платье
объявляет, что будет читать нам
то, что посланцы русской литературы
сочинили о Грузии -
конечно, все прочесть невозможно,
писать о Грузии русские поэты горазды -
и расплывается поэтический праздник,
богемно цветистый и разнообразный.
Осеняются пушкинской строкой
холмы, на которых разбит Тифлис,
и долина, где Арагва с Курой сошлись
навсегда под лермонтовской рукой.
А дальше уже вразнобой
читают Евтушенко и Пастернака,
первый в стихах доволен собой
и клянется, что в Грузии зарыта собака.
Прервавшись, чтица скандально
отчитывает девицу
за то, что та стихам не дивится,
а в третьем ряду смеется нахально.
Женщины в зале сочувствуют чтице -
"Пускай она извинится" -
но певец уже тронул струны
и есенинским словом теплятся лица.
Какие тугие цветные мелки
стерты о сакартвельские кущи!
После скандала артистам хлопают гуще,
поддерживают их,
благодарят за стихи.



Белла Верникова. Гобелен для Жоржа Брака / Правая часть триптиха

ВОСПОМИНАНИЕ В ЦВЕТЕ
www.hiero.ru/2126684

Дай в давнишнем интерьере
посидеть на венском стуле.
В бойком городе-вольере
в общем гаме потонули
бессловесность, разговоры,
что вела сама с собою,
уговоры, договоры
с неразгаданной судьбою.

С самоварами, с часами,
легкий на любовь и слово,
ты с немыми голосами
разминулся,
но в основу
фанфарон, болтун, художник,
вплел свои цветные нити.
Наши двадцать лет, как дождик,
влагой ласковой плесните.
Пусть прорвавшееся слово
от тебя отвадит беды.
Горькой участи слепого
живописца - не изведай!



Белла Верникова. Гламур высокой моды

* * *
www.hiero.ru/2151101

Что увидел ты, прохожий,
за витриной ателье?
Мы на золушек похожи,
не в золе, так в барахле.
Шьем костюмы экстра-класса
от-кутюр, конфекцион,
от Диора, из Техаса,
ваши деньги, наш фасон.

Ты, в костюмчике не новом,
этой страсти не поймешь.
Мысль, что так еще не носят,
ты одна, бросает в дрожь.
Упоенье модной юбкой,
счастье в модных сапогах
шествует походкой хрупкой
на уверенных ногах.

Осенью срывает листья,
купит по весне сирень,
белый блейзер, юбка с шлицей,
любо-дорого смотреть.
Но не подойдет прохожий,
в твид одетый, в чесучу,
в джинсы, в чертовую кожу,
познакомиться хочу.

Примелькавшиеся лица,
невмешательства закон,
белый блейзер, юбка с шлицей,
юность, пыл, конфекцион.



Белла Верникова. Неяркие цветные окна / пока наяву, а не в памяти вечер

* * *
www.hiero.ru/2157731

Троллейбус замедлит у перехода
и память развесит картины:
его именины
пришла и сестра, представитель семьи
и это смотрины
неси на витрины любезность
с достоинством родственным взглядом дари

кто там заикнулся, что знает как надо
жить, что ли?
сестре всего двадцать пять
но в пухлых руках ей сподручно держать
там взвесить, здесь вымесить
сверху примять
жизнь старшего брата
ведь эта сестра - представитель уклада
в котором корни его и твои
поэтому оба боитесь диктата
устройства семьи

пока наяву, а не в памяти вечер
реальный, как сыр и вино
колени прижаты и сдвинуты плечи
а после на улице воздух подсвечен
и Бог с ней, сестрою, а губы давно
так не были мягки и сладки
в них жар расставанья
досады тепло
спасибо друг другу
тех слов горьковатых облатки
троллейбус замедлил
их ветром в окно занесло

Из книги стихов "Прямое родство"
(Одесса, 1991)



Белла Верникова. Волнение позолотив, оставь

* * *
www.hiero.ru/2143145

волнение позолотив, оставь
для укрепленья возрастов
настой цветов
простой мотив
залив

блажью крепленья звучаний
привносятся смыслы

Из книги стихов "Звук и слово"
(Иерусалим, 1999)






© Белла Верникова, 2007-2017.
Графика автора.
© Сетевая Словесность, 2007-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность