Словесность

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]


Федериго Тоцци


Федериго Тоцци (1883 - 1920) родился в Сиене, в семье трактирщика, здесь же провёл почти всю жизнь, переехав в Рим только в 1914 году. Сформировавшись как писатель вдали от центров литературной жизни того времени, Тоцци представляет собой неудобную фигуру для критиков, которые единодушно признают в нём большого мастера, но затрудняются отнести к какому-нибудь из литературных течений начала века.

Сейчас в Италии чаще издаются его романы, и сам Тоцци считается романистом по преимуществу. Новеллы, несмотря на чрезвычайно высокую оценку критики, известны менее, хотя именно в этом жанре Тоцци работал бoльшую часть жизни, зарабатывая, как 70% творческой интеллигенции Италии начала века, публикациями новелл в воскресных газетах. Тем не менее, новеллы Тоцци чрезвычайно далеки от расхожих газетных канонов того времени, с их стереотипными героями и развязкой.

Во-первых, сюжет, основное, чего ждут от новеллы, у него играет роль весьма незначительную, можно сказать, что в них вообще нет сюжета: его заменяет суггестивный ряд, на котором и держится произведение. Герои тоже, мягко говоря, неканоничны: больные, полусумасшедшие, неприспособленные к жизни люди, мучающиеся чувствами, понять которые сами они не в состоянии.

Читая книги Тоцци, ловишь себя на мысли, что многие их ходы и характерные черты где-то уже встречались и даже были выражены более отчетливо. В одних новеллах видишь аллюзии на Кафку, в других - на Пиранделло, где-то мерещатся "Дублинцы" Джойса. Всё так, но Тоцци умер от скоротечного воспаления легких в 1920 году. Кафку он читать не мог. Самые известные вещи Пиранделло написаны позднее. Тоцци ни в коей мере не ученик литературных столпов ХХ века, а скорее их предтеча. Свои идеи и литературные ходы он брал не из чужих книг, а из воздуха эпохи - напрямую.

Предлагаемая читателям новелла "Моя дружба", относящаяся к раннему периоду творчества, является ПЕРВОЙ публикацией Федериго Тоцци на русском языке.

Екатерина Степанцова  



МОЯ ДРУЖБА







НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]