Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ВРЕМЕНА  ГОДА





      * * *

      Графика обалденная, но рестарт
      Не предусмотрен конструкцией замка Склиф,
      Сетует персонаж из Шоу, который Бернард.
      Он прагматичен, честен, трудолюбив.
      Он боится в жизни многих вещей, -
      Гемоглобиновых вкусов, нежных элит,
      Он бы укрылся в бомбоубежище
      И подождал там, пока она пролетит.
      Был бы затворником ритма или числа.
      Но он выходит к людям и тянет в рот микрофон,
      Потому что не любит Кафку и Щедрина,
      И потому что Шоу маст гоу он.

      _^_




      * * *

      Я любил тот дом за невидимость стен и бетонные основания.
      А потом смотрел в глаза атакующих профанаций.
      Ледяная заноза в твоем зрачке, - я знаю ответ заранее,
      Но скажу: это цикл, попробуй в него вписаться,
      Друг мой, прочность льда - иллюзия здешней оптики.
      Скоро даже полимер в твоем мониторе
      Потечет, отзываясь на слово оттепель
      Безнадежное априори.

      _^_




      * * *

      Кто из дома кто в дом кому насовсем
      Отсчитай им люкс-секундант
      Свет летящих обломков других систем
      Птерозавр петрова гнезда
      Я готов и дальше тут куковать
      Без отгулов и выходных
      Но когда меня придут убивать
      Я встречу их как родных

      _^_




      ВРЕМЕНА  ГОДА

          Plural ha sido la celeste historia de mi corazón (R. Dario)

      ЛЕТО

      Друг мой, в детстве любовь к человеку ль, к городу
      Исключительно на безрыбье.
      Ты бросаешь мяч так, что любо-дорого.
      "Я тебя никогда не выбью".
      "Встаньте ближе!" "Идет! - так становимся ближе мы. -
      Вот теперь пора поквитаться!"
      Горизонты завалены, оси занижены
      Рваным ритмом этого танца.
      Мельком - ветка и ветер, цветок на цоколе,
      Камни города в быстрых лозах.
      Синий мяч, он вечно проходит около,
      Взлет, бросок, удар, воздух, воздух.
      В нас играют с тающими улыбками
      Заскучавшие местные шинигами.
      Зона в 10 шагов, реальнось урывками,
      10 карточек под ногами.
      Ты вгрызаешься в залежи повседневного
      На года и на километры,
      А проснешься, как птица, в порыве древнего
      Одуванчикового ветра.


      ОСЕНЬ

      "Я люблю" - слишком пошло и опереточно.
      Наша ненависть сплачивала теснее.
      Сладковатый туман, расколотый веточкой,
      Лижет лапы в норе аллеи.
      Позабытых людей меловые тени,
      Антураж большой распродажи.
      Наша родина - лишь лоскуток шагрени.
      Все чужое. Время не наше.
      Не споткнувшись на тропах благих намерений
      Столько ждать и чего дождаться?
      Сквозь небрежно протертые стекла времени
      Резче лица, когда нам двадцать.
      Но слова, что кричал в мегафоны ранее,
      Не доносят смысла, еще бы,
      Только ненависть в проблеске узнавания
      Поцелуем щекочет небо.
      Эйфория забытого ощущения
      Прелью листьев горчит на вдохе.
      Там наш алеф - точка невозвращения
      К детским снам гуманной эпохи.
      Дрожь пронзительной ясности, как от холода,
      Вот и все, что тогда вело нас.
      А чужая кровь и чужое золото,
      Как песок, заполняли конус.


      ЗИМА

      Даже эта с заносами, ледоставами,
      С непорочно-фригидной миной...
      Под крестовым сводом в фате и саване
      Так взволнованно и невинно,
      Торопливо дает тебе клятву верности,
      Радуясь косорото,
      Но растает белым смехом двухмерности
      На семейном засвеченном фото,
      Не оставит следа на осевшей пыли
      Ускользнувшей от вспышки пумой.
      Ты всегда был один. Все давно забыли.
      Делай шаг, ни о чем не думай.


      ВЕСНА

      Слово вечность. Сложи, пока не растаяло.

      _^_



© Ольга Таболина, 2011-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность