Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность




SUMMERTIME

Колыбельная в двух действиях


Действующие лица:

ГЕРОЙ (Иван, Гена, Руслан, Август...).
КУРЬЕР (Виктор).

РАЗЛИЧНЫЕ (женщины, атлеты, мужик, строители, пожарники, дикари,
белые халаты, музыканты, школьники, балерины, Дед Мороз, Снегурочка,
красноармейцы, рыцарь, проститутки, тетки у подъезда, куклуксклановцы,
мимы, радио и т.п. - до бреда...).



ВСТУПЛЕНИЕ.

Аудиозарисовка. Гул города, щелканье печатной машинки, сигналы авто, выстрелы, шум базара, разбитие стекла, гудение самолетов, звуковой фрагмент радио, или телеэфира (кусок рекламы, заставка, фрагмент программы, где называются признаки сумасшедшего, или дурака, фрагмент аудио о позитивном настроении, заставка...) - все, что угодно. Но настоящие звуки однозначно имеют отношение к проявлениям человеческой цивилизации. Не помешает акцент на техническом нюансе. Затем все стихает. Освещается сцена.



ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ.


1. СПАСИБО ЗА ЛЕТО. СПАСИБО ЗА ВСЁ.

Обыкновенная комната, выполняющая одновременно функции прихожей, гостиной, спальни, столовой, кабинета и тому подобное. Две двери - входная и к санудобствам. Минимум мебели. Стол. Пара стульев. Кресло. Радиоприемник - с виду почти антиквариат. В общем, пустынно. В смысле, просторно. Однако, чувствуется определенная заброшенность, некое игнорирование хозяином помещения всяческих бытовых моментов. Негромко звучит "Summertime" (не оригинал, а дубль, версия - близкая к классическому варианту, но красивая). Открываются входные двери. Герой возвращается домой. И сразу же обнаруживает на полу конверт - тот лежит на полу, практически у двери, видимо, в щель под ней его и подсунули. Вошедший поднимает конверт, осматривает его, вскрывает, читает письмо.

Г Е Р О Й (Иван). Здравствуй, Иван... Так, это понятно...Это знакомо... Это ерунда... Это вообще бред какой-то. Хотя ничего разумного я от папаши и раньше не слышал. В смысле, при жизни. А теперь и не услышу. Вот и хорошо... Так, это какие-то сопли... И так далее. Всё понятно. Что вижу - то и слышу. Или наоборот.

Герой отшвыривает листок письма и конверт куда-то в сторону, но не на пол (а, например, на кресло), идет к радиоприемнику и выключает его. Медленно прохаживается по комнате, периодически снимает с себя некие предметы одежды (на дворе свежо, хотя уже лето), швыряет все это на кресло, говорит вслух.

Г Е Р О Й (Иван). Достало это радио. Классика, попса, рок-н-ролл, джаз, миксы-фиксы, да хоть частушки - все надоело. Потому что, у того, кто жужжит, и у того, кто это слушает - разные цели. Только у первых языки, как вентиляторы, а у вторых уши вянут. Кому это надо? Мне? Так я что - идиот? Хотя, если сюда приносят такие письма, значит, я точно - идиот. Значит, не зря две недели назад - ну, когда доставили этот конверт - я был в сумасшедшем доме. В коллекции дураков. Собственно, и мне сегодня, при выписке, четко сказали: ты - конченый дурак. А таких бессмысленно держать в заведении. Потому что они бесполезны. Такие дураки могут быть счастливы только в идиотском мире. Детском, летнем, наивном, серо-буро-малиновом, любом мире, радостном к дуракам. Но у нас - сейчас - другая реальность. Умная, взрослая, категоричная, приветствующая силу, власть и авангард дела. И нормальные люди всё таким и воспринимают. А живые покойники - кстати, отец уже не живой... - ничего нормального не понимают. Потому что они - лишние. Ненужные. М-да... (блуждая по комнате, герой присаживается, вскакивает, хлебает из чашки на столе, куда-нибудь заглядывает и даже что-нибудь натягивает на себя) Между прочим, папаша в письме писал, что когда ЭТО случится, пускай я не огорчаюсь. А вместе в красивой и умной женщиной - интересно, где он таких встречал? - выпью. Молока. На могилке папы. А до этого момента пить нельзя. Ни молоко, ни - тем более - спиртное. Потому что получится обман себя. Капец... А то, что он царапал ручкой бумажку - это не обман? А то, что в магазинах весы настроены продавцами, а в школах дети расстроены учителями - это не обман? А всё вокруг - не обман? А красивая и умная женщина - это что? То же самое, что и такой же мужик? Самообманщики, блин... Хотя, лично меня мужики не интересуют. А вот баб вокруг навалом. Стоит только свиснуть - и они мигом сбегутся. Но. Прежде я таки выпью. И чтобы никто ничего не указывал. А если кто-то решит повыёживаться - то сильно об этом пожалеет. Потому что я возьму и, например, вздёрнусь. Обхохочутся все. Но, возможно, моя душа будет ржать громче всех. Эх!.. Но где же взять пивка, вина, или чего-нибудь покрепче?.. Непонятно. Спиртного дома нет, жрать нечего, финансов ноль, о соседях лучше молчать. Можно, конечно, материализовать пузырек, но облом напрягаться. Загадать что ли желание - а вдруг оно сбудется? По крайней мере, есть такое мнение. Впрочем, тоже облом. Всё - облом. Что ж - спасибо за все.

Герой вздыхает. И тут раздается звонок во входные двери.



2. СПАСИБО ЗА ШУТКУ В ЗЕРКАЛЬНОМ СТЕКЛЕ.

Г Е Р О Й (Иван). Оба-на. Не успел задумать желание, а оно уже сбывается. Или как? Любопытно...

Герой открывает входные двери. На пороге стоит парень с наполненным пакетом. Он улыбается.

К У Р Ь Е Р. Здравствуйте. Вы - Иван?

Г Е Р О Й (Иван). Он самый. А что?

К У Р Ь Е Р. Ничего. В смысле, ничего неприятного и непредсказуемого. Скорее наоборот. Короче, я из супермаркета.

Г Е Р О Й (Иван). И что?

К У Р Ь Е Р. Заказ. Вы заказывали спиртное и еду. А я всё доставил. Вносить?

Иван несколько мгновений смотрит на курьера. Герой явно озадачен, но виду старается не подавать. И старается реагировать на происходящее максимально быстро.

Г Е Р О Й (Иван). Спиртное и еду?

К У Р Ь Е Р. Да.

Г Е Р О Й (Иван). Ну... Вносите.

Курьер входит в комнату и захлопывает за собой двери. Подходит к столу и выкладывает на него - из пакета - содержимое заказа. Пять бутылок спиртного (коньяк, виски, джин, ром, водка...) и пять видов продуктов (колбаса, сыр, рыба, хлеб, помидоры, салат...). Иван продолжает наблюдать за курьером и изображать естественность.

К У Р Ь Е Р. Вот, пожалуйста. Всё - свежее, качественное, эффективное. Не пожалеете. И, кстати - это согласно правилам - напоминаю, что заказ уже оплачен. Спасибо. И извините, если задержался - такая, понимаете, работа.

Г Е Р О Й (Иван). Никаких проблем. Все нормально. Даже всё отлично. Так что не напрягайтесь. Более того - ежели ваша профессия мешает этому, предлагаю расслабиться.

К У Р Ь Е Р. В каком смысле?

Г Е Р О Й (Иван). В обыкновенном. Стопку накатите - со мной на пару? Скажем, коньячка? А?

К У Р Ь Е Р. Ну... Неудобно, честно говоря...

Г Е Р О Й (Иван). Значит, договорились...

Герой резво откупоривает бутылку коньяка, достаёт - из ниоткуда (или из ящика в столе) - пару рюмок, разливает по сосудам спиртное и дает рюмку коньяка курьеру. Тот принимает, благодарит.

Г Е Р О Й (Иван). Ну, как говорится - за приятные сюрпризы, которые всегда закономерны. Даже если это случайно. Поехали!

Иван и курьер пьют. Механически занюхивают каждый собой. И тут врубается радио.

Р А Д И О. ...Этот приём принадлежит к числу тех многочисленных благочестивых обманов, которые во все времена и во всех религиях допускались с целью одурачить людей и удержать их в религиозном рабстве. Однако, различие между обоими видами чудес становится очевидным уже из одного того, что естественное чудо есть нечто для человека безразличное, в религиозном же чуде человек заинтересован, в нём участвует его эгоизм...

Герой и курьер сначала смотрят на радио совершенно обалденно. Затем Иван начинает смеяться и выключает радиоприёмник.

Г Е Р О Й (Иван). Как тебе такой прикол?

К У Р Ь Е Р. Не знаю. Неожиданно.

Г Е Р О Й (Иван). Это для тебя неожиданно. А мне давно уже всё по барабану. И приёмник со своими заскоками, и телевизор - с криминалом, обманами, драками, зоной и попсой. А что? Мир сидит в тюрьме и мечтает о счастье. На здоровье. Ты, главное - не обращай ни на что внимания. Особенно, на средства массовой информации. Как врубились - так и вырубятся. А мы тем временем повторим. Но теперь под закуску. Ты как?

К У Р Ь Е Р. Положительно.

Г Е Р О Й (Иван). Больше вопросов нет. Включайся в процесс.

Герой снова разливает коньяк по рюмкам. Курьер сооружает пару бутербродов.

Г Е Р О Й (Иван). Ну, за меня. В смысле, за то, что существует такое создание. И не где-то в эфире, а прямо вот здесь. Кстати, меня зовут Иван.

К У Р Ь Е Р. А меня - Виктор. Победитель. Ну, за вас.

Герой и курьер пьют. Закусывают.

К У Р Ь Е Р. Кстати. Если у вас возникнет желание не только пить и кушать, то можно найти и другие развлечения. Например, наркотики, порно, азарт, виртуальность, другие варианты... Это я образно. Но вы подумайте. И я подумаю.

Г Е Р О Й (Иван). Хе-хе-хе... Нет, пока ничего не надо. Пока. А дальше жизнь покажет.

К У Р Ь Е Р. А какая она у вас - жизнь? Бодрая? Веселая? Или что?

Г Е Р О Й (Иван). Всё у меня ОК. Квартира есть, бухло есть, сволочи вокруг имеются. То есть, полный набор. Но я в этом наборе - хороший. Выпьем?



3. МОЙ СЛЕПОК РЕАЛЬНОСТИ - ЭТО НЕ СОН.

Внезапно распахиваются входные двери и в помещение входят две женщины - крепкие и довольно симпатичные (хотя как-то стандартно). Одеты женщины в нечто одновременно женственное и мундирное. Причем одна из них явно главнее второй. Герой и курьер смотрят на вошедших дам.

Г Е Р О Й (Иван). Оба-на... В смысле, обе на. Вы к кому, красавицы?

Г Л А В Н А Я. К вам. Конечно, если вы - хозяин этого жилья.

Г Е Р О Й (Иван). Хозяин я. Но всё равно не понимаю - зачем вы сюда материализовались. Неужели еще одно желание исполняется? Или это сон?

Г Л А В Н А Я. Это реальность. Между прочим, подтвержденная данными о том, что у вас годовая неуплата за жилплощадь, долги за электричество, отопление, воду и хозяйственную территорию. Также имеются задолженности за астральную защиту, материальную охрану и регулярную очистку мусоропровода. В итоге вам сейчас необходимо пойти с нами - для полного выяснения ситуации.

Г Е Р О Й (Иван). Ни фига себе... Лично мне ничего о сказанном вами неизвестно. Ни формально, ни телепатически. Поэтому я никуда не пойду. Принципиально.

К У Р Ь Е Р. А я - вообще курьер из супермаркета.

Г Л А В Н А Я. Это ваши проблемы. Все равно разбираться мы будем не с курьером, а с хозяином. А если он не желает идти с нами добровольно и самостоятельно - мы его понесем. Хоть мне и не нравится это в летний сезон.

Внезапно опять самостоятельно включается радиоприемник.

Р А Д И О. ...Мир есть существо чувственное, телесное, плотское, Бог же согласно вере наших рационалистов, существо не чувственное, не телесное. Но если есть такое существо, то должны быть и необходимые действия этого существа. Действия, которые противоположны действиям природы. Такими противоречиями существу природы и являются чудеса...

Г Е Р О Й (Иван). Заткнись, радио! (радио умолкает - так же внезапно, как и заговорило) Блин, и я - получается - должен именно за то, что техника в моём доме работает как хочет? Вы об этом?

Г Л А В Н А Я. Во-первых, я не об этом. Во-вторых, зря вы заткнули своё аудио - там звучала информация, совпадающая с тем, что происходит здесь и сейчас. И, в-третьих, о супермаркете. Вот эти продукты, что находятся у вас на столе, и, если есть, другие, мы забираем. Для экспертизы. А то блуждают слухи - о психотропных добавках, о параллельных реальностях, об инопланетянах...

Г Е Р О Й (Иван). Вы что - вконец обнаглели? Это моя квартира, моё радио, мои продукты! Это всё моё! И находится оно там, где я решил! Понятно? Эй, курьер, ты что - тоже поехал? Куда ты складываешь мой заказ? Вынимай всё назад!..

К У Р Ь Е Р. Извините, но моё дело маленькое. Заказали - принёс. Сказали "забираем" - обратно сложил. Я с властью не спорю.

Г Л А В Н А Я. Это правильно. А вы, хозяин, дайте мне ключи от квартиры.

Г Е Р О Й (Иван). Да? А может, еще крокодила нарисовать? Или сбегать за Эйфелевой башней? Обойдётесь. И ничего от меня вы не получите. Категорически.

Иван демонстративно отворачивается от женщин. Курьер заканчивает складывать продукты со стола в пакет. Главная секунду раздумывает. Затем она вскидывает руку и направляет ее на героя - и тот, как подкошенный, валится вперед, на пол. Так осуществляется паранормальный удар. Иван тут же вскакивает на ноги, но женщина снова вскидывает руку. Герой падает. И это может повторяться сколько угодно. В конце концов, когда Иван - в очередной раз - поднимается с пола, по нему видно, что он не желает продолжения такого воздействия на него. Женщина протягивает к нему руку - за ключами. Герой отдает ключи Главной. Та прячет их в свой карман.

Г Л А В Н А Я. А теперь следуйте за нами. Оба.

Женщины выходят из комнаты. Иван понуро идёт за ними. Замыкает шествие курьер с опять полным пакетом. Курьер улыбается.



4. МОЙ КАЖДЫЙ ПРИХОД ПОМОГАЕТ ЗЕМЛЕ.

Герой, женщины и курьер выходят из дома Ивана. Дом схематический, декоративный. Подъезд, возможно, один. Никого из жильцов не видно. Отдельные окна - случайно и бессистемно - могут светиться, мигать и т.п. Рядом с подъездом находится что-то - условно - вроде телеги. В качестве лошадиных сил присутствуют двое мужчин, которые - во время движения - выполняют функции бурлаков. То есть, тащат "телегу" за собой - ремнями, верёвками, прочей упряжью. Иван, увидев такой "экипаж", язвит.

Г Е Р О Й (Иван). Вот это, я понимаю, настоящий транспорт... Вы на нём прибыли? Круто. И на этих колесах нам предстоит отправляться на вашу экспертизу? Отпад. Сразу видно, где настоящая власть, а где жулики на иномарках. Молодцы! В смысле, молодицы.

Г Л А В Н А Я. Закрой свой рот, придурок! Иначе я за себя не отвечаю!

Женщина замахивается на Ивана обеими руками. От такой жестикуляции, Иван окончательно теряет ориентацию в пространстве, падает возле подъезда и отрубается. Курьер тут же опускается возле тела героя - нащупывает пульс, проверяет дыхание, слушает сердце, пытается смотреть Ивану в глаза, бьёт того по щекам, делает над лежащим магические пассы ... Но всё безрезультатно. Никакой ответной реакции. Курьер поднимается.

К У Р Ь Е Р. Абсолютный ноль. То есть, он дышит, но сейчас отключился. Потерял сознание. Он его, конечно, потом найдёт, но когда это случится - не знаю. Может, через пару минут, а, может, и через пару часов. Грузить его?

Г Л А В Н А Я. Блин, ну вечно с этими ненормальными происходит ерунда! Ладно... Пускай считает, что на этот раз ему повезло. Потому что на кой чёрт нам мужик без сознания? Это скучно. Это банально. Всё, пускай валяется. А мы - с тобой, разумеется, и с твоим пакетом - загружаемся и отправляемся туда, куда надо.

К У Р Ь Е Р. Кстати, сразу предлагаю причаститься. Так сказать, в качестве своего взноса. Благо, алкоголь у меня в полном порядке. Доставать?

Г Л А В Н А Я. Хм... Вообще-то, разумная мысль. И мы обязательно воплотим ее в жизнь. Но не сейчас, а в процессе движения. Такой вариант тебе нравится?

К У Р Ь Е Р. Мне всё нравится. Особенно, когда я смотрю на вас...

Все располагаются на средстве перемещения. Мужчины-кони берутся за упряжь - и "экипаж" с пассажирами неторопливо покидает бесчувственного Ивана, дом, сцену. А Иван остается лежать возле подъезда в одиночестве. Впрочем, одиночество длится недолго. Возле дома и лежащего человека начинают ходить различные прохожие. Одеты они по-разному, поклажу имеют неодинаковую, настроение у них индивидуальное, а речь у каждого персонажа может возникнуть хоть китайская. И, само собой, эти случайные товарищи периодически обращают внимание на героя. Фоном ко всем пешеходам негромко звучит "Summertime" (очередная версия).

М У Ж Ч И Н А. Смотри, лежит, как у себя дома. Утомился, наверное, задумался, и не заметил, как отрубился. Классно...

Ж Е Н Щ И Н А. Ага. Если бы ты наклюкался так же, как и он - ты бы тоже отрубился, где попало. Классно...

Д В О Р Н И К. Слышь, ты, пресмыкающееся, где тут гастроном? Ты что - глухой совсем? Или я себя веду неправильно? Или подметаю не туда? Или здесь не театр?..

Р Е Б Е Н О К. Дяденька, а ты что - землю слушаешь? Ну и как? Небось, одна попса. Ну, лежи, лежи. Мой батя тоже отдыхает, но дома, под диваном...

М И Л И Ц И О Н Е Р. Гражданин, ты тут это, поаккуратнее давай. А то в нашем городе если каждый валяться начнет, так туристу и плюнуть будет некуда. Понятно? Лентяй...

Звучит музыка. Лежит Иван. Мелькают разноцветные огоньки и, возможно, подмигивают окна дома. Хаотически перемещаются люди...



5. ПРИЧУДА. СОБЫТИЕ. ВСТРЕЧА. КОНФУЗ.

Бессистемность в передвижениях вокруг Ивана внезапно аннулируется. То есть, люди продолжают мельтешить, но теперь это не произвольные объекты, а явно принадлежащие к чему-то особи. Пожарники со шлангами, белые халаты с клизмами, музыканты с инструментами, школьники с портфелями и букетами, прочие. Они тоже - время от времени - обращают внимание на Ивана. Но, в основном это выражается через жестикуляцию - указывание пальцем на тело, верчение пальцем у виска, щёлканье по кадыку, карикатурное пародирование алкаша...Наконец, возле героя останавливается пара строителей в касках. Они смотрят по сторонам, на Ивана, переговариваются.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 1. Смотри тушка прикольная. А место симпатичное.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 2. Да, что-то здесь есть. Приятное для глаза, и вообще атмосферное. Только этот пластун сюда не вписывается.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 1. Перетрудился человек. Решил отдохнуть. И долго над этим не раздумывал. Просто лёг, и всё.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 2. Ага. А потом рядом появятся третий, пятый и двадцать пятый. И финиш нашей атмосфере. Да и не только нашей. А вот если убрать это тело - здесь не останется ничего ненатурального. Давай, бери его за ноги.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 1. Не хочу. Если человек лежит, значит, он имеет на это право. Наверное. Так что пускай всё будет, как есть. А мы другое место найдём.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 2. Зачем нам другое место? Мне здесь нравится.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 1. Тогда сам его и убирай. А я не хочу руки пачкать.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 2. Чистоплотный, да? Всё. Хватит расслабляться. Хочешь нормальной жизни - подхватывай алконавта. Но только молча.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 1. Не буду.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 2. Почему?

С Т Р О И Т Е Л Ь - 1. Потому.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 2. Блин. Тогда он сейчас сам отвалит. Один хороший подсрачник - и никаких проблем.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 1. Лучше не надо.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 2. А я говорю - надо!

Второй строитель тут же подтверждает свои слова действием. Подсрачник получается красивый и настолько эффективный, что Иван сразу вскакивает на ноги.

Г Е Р О Й (Иван). А? Что? Вы кто? А где женщины?

С Т Р О И Т Е Л Ь - 2. В гнезде! И если ты быстро полетишь туда, то ещё многих застанешь. На старт, внимание, марш!..

Г Е Р О Й (Иван). Какой марш? Я у себя дома! Это мой подъезд!

С Т Р О И Т Е Л Ь - 1. Так иди туда. Можешь даже забуравиться на кроватку и честно храпеть. Имеешь право.

Г Е Р О Й (Иван). Идиоты...

Иван идёт к подъезду и обнаруживает, что тот заперт. Герой стучит кулаками в двери и орёт, чтобы ему открыли. Не открывают. Только в доме может мигнуть свет в каком-то окне. Строители веселятся.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 2. Ты бы сначала в генделик сбегал. Особенно, если ты, например, Гена.

Г Е Р О Й (Иван). Я - Иван!

С Т Р О И Т Е Л Ь - 1. Тем более. Это значит, что тебе нужно не мастурбировать, а найти толковую бабу и отправляться с ней в спокойное место. Скажем, на провинциальное кладбище. В общем, ты меня понял. А иначе никакая способность не проснётся. Карма, однако.

Г Е Р О Й (Иван). Да пошли вы все!.. Это мой дом! И сейчас оттуда выскочат соседи! И такое вам покажут, что вы сто раз подумаете - на кой вам такие приключения летом!

Строители переглядываются. Синхронно крутят пальцами каждый у своего виска.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 1. Дурак.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 2. Кретин.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 1. Пошли отсюда. И считай, что добро у нас сегодня не получилось.

С Т Р О И Т Е Л Ь - 2. Это мы ещё посмотрим. Пошли.

Строители отворачиваются от Ивана и демонстративно уходят прочь.



6. ОБЫЧНАЯ СКАЗКА. ВОЛШЕБНЫЙ ПРИКОЛ.

Герой опускается на скамейку у подъезда. Смотрит в пространство. В это время сбоку неспешно появляется небрежно одетый мужик, толкающий перед собой тележку (а, возможно, тележка катится рядом сама - как собачка). Добравшись до скамейки, мужик присаживается рядом с героем. Два человека рассматривают друг друга. Внезапно мужик начинает говорить.

М У Ж И К. Между прочим, выпить у меня нет. Иногда что-то бывает, но вот сейчас - нет. Ничего психоделического нет тоже. Но если вам, Гена, нужно нечто волшебное, то я могу над этим подумать.

Г Е Р О Й (Гена). Я не Гена.

М У Ж И К. Всё может быть. Вчера. В другом месте. А сегодня и здесь все, кто не я - Гены. И точка. Впрочем, если ты сомневаешься в моих словах, можешь посмотреть на одну штуку. Любым зрением. Только ни во что не вмешивайся - всё равно не выйдет. Посмотришь? Смотри.

Внезапно откуда-то прибегают те самые строители, которые были возле дома недавно. Они активно начинают смотреть вверх, туда же кричат, командуют и жестикулируют - и декорация дома уезжает вверх. Взамен могут спуститься на веревочках несколько звезд и луна. Типа наступила ночь. Гена в шоке - но он не может ни встать со скамейки, ни издать звук. Только шевелит ртом, как рыба на берегу. Когда же строители убегают прочь, на сцене остаётся только скамейка. А на ней - мужик и герой.

М У Ж И К. Ну как?

Г Е Р О Й (Гена). Круто! Обалдеть! Ты кто?

М У Ж И К. Никто. И поэтому кое-что могу.

Г Е Р О Й (Гена). У тебя способности... Правда, я не знаю - то ли они к вызову галлюцинаций, то ли к воздействию на реальность... В общем, у меня в голове всё перемешалось. Так, словно туда сказка свалилась. Или целая куча сказок... Но одно знаю точно. Если бы ты оказался, к примеру, рыцарем, то никто бы тебя не победил. Никогда и нигде.

М У Ж И К. Хе-хе-хе... Смешной ты. Ну и ладно. А то смешного теперь мало стало. Стёб есть. Хохмы есть. Сатиры навалом. Ржачка кишит. А простого юмора - доброго, веселого, наивного и нормального - не стало. Как живём - так и живём.

Г Е Р О Й (Гена). Между прочим, достойной цены такому рыцарю тоже никто не сложил бы. Даже на турнире. Отвечаю. Хотя, нет... При том, что ты делаешь, я уже не отвечаю. А что? Это ты у нас - волшебник. А я так - типа курочка Ряба. Осталось нести яйца и жарить из них омлет...

Мужик смеется - громко, раскидисто, открыто, радостно и продолжительно. Гена тоже пытается улыбаться, но максимум, что у него выходит - скривиться. От таких попыток мужик хохочет еще больше.



7. ПОДАРКИ СУДЬБЫ. ХАЛИ-ГАЛИ И БЛЮЗ.

Отсмеявшись, мужик остаётся в хорошем настроении. Общение с героем и собственные манипуляции ему явно понравились.

М У Ж И К. Теперь удовлетворён? Или чего-то всё равно не хватает?

Г Е Р О Й (Гена). Я такого я не только не видел, но даже не представлял. Так что эффект тотальный. Не хватало, разве что, одной штучки. Мелочи, но уже привычной.

М У Ж И К. Какой?

Г Е Р О Й (Гена). Крохотной. Тут, понимаешь, практически везде и постоянно звучит "Summertime". Разные варианты, но суть всегда одна и та же. Ладно, проехали. А то самому неудобно. Ибо лето, оно и в Африке лето. Даже ночью и в полной тишине.

М У Ж И К. Тю.

Мужик тыкает пальцем внутрь тележки. Звучит очередной фрагмент программы, ранее "оживавшей" в радиоприемнике героя.

Р А Д И О. ...В первый день первого весеннего месяца Будда Шакьямуни воткнул в землю свою зубочистку, и из нее выросло огромное дерево, заслонившее кроной весь небосвод, Солнце и Луну. На ветвях дерева висели огромны плоды, подобные сосудам, вмещающим пять ведер воды...

Мужик прикалывается и снова тычет пальцем в тележку. Звучит "Summertime" (возможно, это самая веселая и динамичная - в пьесе - версия). Мужик улыбается. Гена тоже улыбается - причем подобострастнее, чем обычно. Музыка быстро стихает.

М У Ж И К. Так нормально?

Г Е Р О Й (Гена). Идеально. Честно говоря, возникает такое ощущение, будто ты способен на всё. И делаешь это всё тогда, когда самому захочется. Супер. Мне крупно повезло - встретить такого человека. И это не случайно. Ведь не бывает ничего случайного. Особенно таких уникальных, грандиозных, гениальных, волшебных...

М У Ж И К. Хватит. Тем более, что каждый может быть волшебником. Если захочет. Ладно, будем считать, что ты заслужил подарки. Хотя в тебе и есть определённый привет. Тем не менее, ты оказался человеком романтичным. Надо же - блюз вспомнил... Короче, принимай.

Мужик достает из тележки и отдает герою штаны, футболку, пустой стакан, рыжий парик, панамку... И, соответственно, ко всему этому добавляется сумка - простая и обыкновенная - чтобы имущество было куда сложить, и откуда его можно достать тогда, когда это понадобится. Параллельно словам мужик может демонстрировать герою свои подарки, а затем складывать их в сумку.

М У Ж И К. Вот. Ты уж прости, что всё такое простое и банальное. А, впрочем, можешь и не прощать. Главное, помни: жизнь - штука не банальная. В принципе, как и любой атом - в тебе, во мне, вокруг нас и так далее. Разница может быть только в том, что ты слышишь от меня бред - допустим - а для меня это - реальность. Вот так я и живу. И не только я. Но если для одних это норма, для других всё кажется сложным. В общем, не заморачивайся. В смысле, будь хали-гали...

Мужик встает, берет тележку (или тележка укатывает сама - за хозяином) и уходит. Герой остаётся один. Он, конечно, слегка озадачен и растерян, но сейчас явно хочет просто отдохнуть.



8. ДЛЯ ТЕХ, КТО НЕ ПОНЯЛ СЕБЯ - РОК-Н-РОЛЛ!

Гена оглядывается вокруг - и внезапно обнаруживает себя в незнакомом ему месте. Дома-то нет. Гена смотрит вверх, вниз, по сторонам, везде - словно ищет спрятавшийся дом. Увы. Тогда герой начинает доставать из сумки, рассматривать и иногда примерять подаренные вещи.

Г Е Р О Й (Гена). Стакан... Но пустой. Жаль. Хотя, может, это и хорошо. Ведь зачем дураку полный стакан? Любой умный скажет - незачем. Даже летом. Телепортировать его, что ли? А смысл?.. Хм, а вот парик. Интересно, почему он рыжий? Неужели я похож на клоуна?

Герой натягивает парик на голову, кривляется, изображает шута. Пристраивает поверх парика панамку. Но такая интермедия ему быстро надоедает. Герой скидывает панамку и парик, и переключается на штаны и футболку. Естественно, начинает примерять и первое, и остальное.

Г Е Р О Й (Гена). Забавно это. С одной стороны я вроде бы остался собой, а с другой стороны - если кто-то меня увидит вот такого "обновленного", точно двинется крышей. Ещё бы - чучело в потертых штанах и смешной футболке. И в панаме. В незнакомом месте. Карикатура отдыхает. М-да. И куда же мне теперь рисовать дорожку?..

Неожиданно откуда-то сбоку выруливает курьер Виктор. Он явно в приподнятом настроении. А увидев героя - в том виде, в котором тот находится сейчас - курьер начинает обхохатываться.

К У Р Ь Е Р. Ты! Ты!.. Ты - просто отпад! Живая противоположность себе... В таком виде я ещё никого не встречал. Ты - первый. Привет, хохма! Или кто ты сейчас? Наверняка, Гена. Привет, Гена!

Г Е Р О Й (Гена). Я не Гена. Впрочем, я это кому-то говорил.

К У Р Ь Е Р. А вот здесь ты ошибаешься. Гена - он и в Африке Гена. Поэтому другие варианты даже не рассматриваются. Их нет. И если я сказал, что ты - Гена, значит так оно и есть. Хотя бы потому, что меня зовут Виктор. Победитель. А победители не ошибаются. Даже в Африке. Еще вопросы есть?

Г Е Р О Й (Гена). Только один. Как мне попасть домой?

К У Р Ь Е Р. А никак. Во-первых, потому что незачем. А, во-вторых, дурак везде дома. Или ты в этом сомневаешься?

Г Е Р О Й (Гена). Я уже ни в чём не сомневаюсь. Ибо если человек осознаёт себя дураком, то и все, окружающие его - тоже дураки. Отражения, однако.

К У Р Ь Е Р. Что - все-все?

Г Е Р О Й (Гена). Конечно. И если одно конкретное отражение не желает мне помогать, то оно может разворачиваться и танцевать своей дорожкой по жизни. Ну, типа налево. А я пойду направо, и буду искать свою дорожку. В своей жизни. Так что гуд бай, камрад. Аривидерчи. До встречи на другой стороне планеты.

Курьер хлопает глазами, смотрит на героя и не знает, что ему ответить. Но улыбка продолжает бродить по его физиономии - словно потерянная безбашенная зверушка. Это нормально. Ведь ситуация - дурацкая.



9. ИГРА ПРОДОЛЖАЕТСЯ. ФОКУСЫ ЖГУТ.

К У Р Ь Е Р. Прикольный ты. Даже слишком. Поэтому - чтобы убавить твою курьёзность - я кое-что продемонстрирую. Кстати, реагировать на экшн не пытайся - всё равно ничего не сделаешь. Итак, начнём с элементарного. Например, с того, что света больше нет. Я сказал.

Курьер хлопает в ладоши - и наступает полная темнота. На сцене, в театре, в городе, в стране, на планете, в системе, в парсеке, в мире... Слышно, как внезапно орёт Гена - пусть каждый сам воображает, как именно можно вопить в такой ситуации - и свет вновь появляется. Курьер улыбается и снова хлопает в ладоши. Прибегают строители в касках. Каждый из них приносит кадку с фикусом. Строители устанавливают кадки - где попало - и убегают. Герой в непонятке. Курьер улыбается. Хлопок. Мимо Гены и курьера тут же протанцовывают несколько балерин. Степенно проходят Дед Мороз и Снегурочка. Пробегает пара будёновцев с винтовками - на ходу они могуткуда-то целиться и даже стрелять. Гордо дефилирует рыцарь в соответственном обмундировании. Возможно, он тащит за собой на верёвке нескольких пленников. Сексуально прогуливаются проститутки. Явно по делу спешат куклуксклановцы. И так далее - наличие мимолётных персонажей, и их поведение можно придумывать до фантастического бреда. Причём, почти каждый человек что-то приносит, или что-то уносит. Так появляются фикусы, исчезает скамейка, фигурируют картонные коробки и стеклянные бутылки, рекламный транспарант, велосипед, кот на поводке, пылесос, веники и тому подобное - до всё того же бреда. Приправой к этому "движению" звучат фрагменты мелодий, куски прикольных аудиозаписей, обязательно - очередной "Summertime". Под финал столпотворения появляется пару товарищей с миноискателями. Примерно посередине сцены они замирают - словно прислушиваются к чему-то в наушниках. Врубается звуковой фрагмент радиопередачи.

Р А Д И О. ...На пятый день Будда улыбнулся, и от его улыбки разлился свет в трёх тысячах миров. Все, на кого упал этот свет, стали благословенными. На шестой день все последователи Будды познали мысли друг друга, и узнали о воздаянии, которое ожидает их в грядущем - за совершённые добродетели и прегрешения...

Радиофрагмент обрывается, и сапёры приходят в себя. Быстро оглядываются по сторонам, и тут же убегают. Всё стихает. Всё успокаивается. Гена стоит (скамейку умыкнули) с открытым ртом. Видимо, соображает - что именно было "крышей" у того, что он видел. "Белое", или "Чёрное"? "Верх", или "Низ"? "Право", или "Лево"?.. В общем, на лице героя написано, что он сейчас озабочен свободой выбора. Однако.



10. КЛИЕНТЫ МОЛЧАТ. ЭКСТРЕМАЛЫ ШУМЯТ.

Курьер улыбается и с любопытством смотрит на Гену.

К У Р Ь Е Р. Ну как? Тебя устраивает то, что ты увидел? Или нужны ещё гуманоиды, мамонты и мессершмиты? Так это сейчас будет.

Г Е Р О Й (Гена). Не надо. Курьер молодец. Курьер классный. Курьер умница. Курьер победитель. Курьер феномен. Курьер супер. Курьер идеал... Ну, и так далее. Хотя нечто подобное я уже встречал. Плюс смена декораций реальности. Короче, меня теперь сложно удивить. Особенно телепортацией, телекинезом и радиошоу. Или как там это у тебя называется?.. В общем, ты иди к себе - в баню. А я пойду к себе. Хоть в Африку.

К У Р Ь Е Р. Так ты уже там.

Г Е Р О Й (Гена). Да? Ну, значит ты, тем более, свободен.

К У Р Ь Е Р. Ах так... Тогда - на!

И тут свет вокруг героя сходит с ума. Мигают молнии, гремят громы, со всех сторон в адрес героя звучат ругательства и проклятия (языки и тематика - любые). Мельтешит разнообразное освещение, звучат куски музыки, туда-сюда летают брошенные кем-то вещи...Но Гена - бледный и неподвижный (почти спокойный) - упрямо сидит на земле, в круге света. Только иногда он уклоняется от пролетающего чего-то мимо... Хаос. А герою всё равно. Наконец, медленно возвращаются обычное освещение, обычная звуковая атмосфера, обычное всё. Становится видно, что пространство вокруг героя и курьера несколько захламлено (но мусор оперативно убирают всё те же строители). Курьер взлохмачен. Он устал, сидит и смотрит на Гену.

Г Е Р О Й (Гена). ...Ну, ты меня понял. И можешь аккуратно вставать и гулять в любую сторону. А чтобы было ещё понятнее, считай, что я тебя посылаю. Подальше.

К У Р Ь Е Р. Материалист!.. Хочешь остаться один? Оставайся. В Африке, в космосе, в жопе - где угодно! Придурок. Идиот. Кретин. Сумасшедший. Фантасмагория. Человек...

Курьер устало встаёт и - хромая и продолжая недовольно бурчать - гордо уходит.

Г Е Р О Й (Гена). Вот и чудненько. А то до фига нынче развелось курьероголиков, шопоголиков и прочих алкоголиков. А так спокойнее. И надёжнее. Ведь если я не убил зверушку, это ещё не значит, что я останусь голодным. Да?



11. ЭКЗОТЫ ТАНЦУЮТ И ЭТИМ ЖИВУТ.

Герой один на сцене. Сидит-лежит-шевелится. Смотрит на кадки с фикусами. В герое вдруг ощущается неожиданное любопытство. И отчасти благодаря этому, внезапно Гена замечает, как с двух сторон к нему - на четвереньках - приближаются два дикаря. Обнаженные торсы, взлохмаченные прически, смешные самопальные юбочки и тому подобное. Приблизившись на определенное расстояние, дикари начинают усиленно бить поклоны и исполнять уважительную активную жестикуляцию. Происходит это разнообразно и порой даже неожиданно. Гене любопытно, но в итоге он не выдерживает "идолопоклонничества".

Г Е Р О Й (Гена). Эй, господа аборигены, хватит изображать пантомиму. Нормально поднимитесь на ноги и подойдите ближе. Только успокойтесь, пожалуйста. Вот так. Вот так...

Дикари не перестают жестикулировать, но приближаются.

Г Е Р О Й (Гена). Молодцы. Хорошие ребята. А чего это вы здесь лебезите? Прикалываетесь, что ли? Ёрничаете?

А Б О Р И Г Е Н - 1. Мы приветствуем победителя. Как умеем, от чистого сердца.

Г Е Р О Й (Гена). Это кого?

А Б О Р И Г Е Н - 2. Вас.

Г Е Р О Й (Гена). Нет, вы точно прикалываетесь. Какой же из меня победитель, если я никого не победил? Это Виктор, который устраивал тут заваруху - вот он победитель. А я что? Я - никто.

А Б О Р И Г Е Н - 1. Это не так. То есть, вы можете говорить всё, что угодно, но мы видели. И то, что мы видели, указывает нам, что победитель - вы. Настоящий.

Г Е Р О Й (Гена). Я удивлен. Честно говоря, никогда не был победителем, а тут вдруг взял и оказался. Бред какой-то.

А Б О Р И Г Е Н - 2. Между прочим, мой коллега абсолютно прав. Да и легенды нашего народа рассказывают то же самое. Дескать, однажды сойдутся две силы. Причём, каждая по-своему крутая и каждая - ненормальная. И вот эти силы устроят между собой что-то вроде единоборства. Ну, не будут махать друг на друга кулаками и палками, но задействуют такие элементы, которые в нормальной голове не укладываются. В общем, земля перевернётся, небо упадёт вниз, а у всего остального сломаются тормоза. Но в итоге победит одна сила - потому что наверху всегда одна сила. Это и будет победитель. А вторая сила - естественно - станет матюкаться и уберется прочь. Всё так и было, уважаемый. И мы это видели. И очень гордимся тем, что легенды совпадают с действительностью, и тем, что свидетелями поединка были наши глаза.

Дикари танцуют (под "Summertime", конечно), к ним присоединяется другие "танцоры". Какое-то время герой наблюдает этот забавный ритуал, затем решает прекратить танцпол. Аплодирует. Танцоры останавливаются. Музыка стихает.

Г Е Р О Й (Гена). Браво! Считайте, что вы меня убедили. И одновременно поздравили. А теперь расслабьтесь и объясните - где я нахожусь и как мне добраться домой?

А Б О Р И Г Е Н - 1. Вы в Африке. А то, что у нас все светлокожие, а не другие - так это солнце теперь светит не так, как раньше. И временами оно не одно. Мир меняется. Но - неподалёку всё ещё существует аэропорт. И если вам туда нужно - мы доставим. Причем, не как-нибудь, а на своих руках - гордо и торжественно. Потому что нести победителя Руслана - это большая честь для любого. Всегда. Ибо, полей незнакомое дерево, и оно обязательно принесёт плоды, один из которых, возможно, тебе пригодится.



12. ВО ИМЯ ДВИЖЕНИЯ, НО БЕЗ УМА.

Герой прикалывается - смеётся, сучит руками по торсу, шевелит свою шевелюру...

Г Е Р О Й (Руслан). Родные мои, я - не Руслан! Я даже не Гена. И хотя кое-кто называет меня победителем, я - не Виктор. Никогда и никак. А то, о чем рассказывают ваши легенды, я вообще не представляю. Так что пускай это воображают те, кто зашибает информационное бабло. Щелкоперы. Папарацци. И прочие. Но где-то там. А здесь... Впрочем, уговорили. Пускай я буду Руслан. Или Навуходоносор. Или Сцилла умноженная на Харибду. Что угодно. Ибо я хочу попасть к себе домой. И уже готов к тому, чтобы вы быстро - но красиво! - отнесли меня в аэропорт. Единственная задержка - я бы с удовольствием чего-нибудь выпил. Не спиртного, конечно, но жидкого. Этнического, экзотического, любого - лишь бы было вкусно. Есть такое?

А Б О Р И Г Е Н - 1. Есть. Молоко крокодила. Вот только будет ли победитель пить из трёхлитровой банки?

Г Е Р О Й (Руслан). А на кой мне банка, если у меня есть стакан? Нормальный. Стеклянный. Пустой. Наливайте.

Откуда-то добывают банку с молоком крокодила, передают её из рук в руки. В итоге банка попадает к дикарю возле героя, и дикарь торжественно наливает победителю стакан молока. Герой-Руслан пьёт молоко, и остаётся доволен. Причем, настолько, что решает отблагодарить туземцев.

Г Е Р О Й (Руслан). Вот. Держи. Это - стакан. Из него пил победитель. Теперь это ваше. Гордитесь.

Дикарь с благословением принимает стакан. Все аборигены падают на колени. Опускается и дикарь со стаканом. Все туземцы в восторге от подарка победителя.

Г Е Р О Й (Руслан). Ну, всё, всё, хватит падать на четыре кости. А то я привыкну, понимаешь. Вставайте. И несите меня к самолётам.

Дикари встают.

А Б О Р И Г Е Н - 2. Только это...Спасибо, конечно, огромное. Но у нас проблемка...

Г Е Р О Й (Руслан). Какая?

А Б О Р И Г Е Н - 2. Техническая. То есть, у самолётов уже несколько месяцев неполадки всякие... Ну, или ещё что-нибудь. В результате самолёты отменяются. Потому что не работают.

Г Е Р О Й (Руслан). Блин. Прилетели...

А Б О Р И Г Е Н - 1. А вы не расстраивайтесь. Если уважаемому Руслану нужно куда-то двигаться, беспокоиться не надо. Вас отнесут.

Г Е Р О Й (Руслан). Куда?

А Б О Р И Г Е Н - 1. Да хоть на другой конец Африки. Или на другой конец вселенной. Куда пожелаете.

Г Е Р О Й (Руслан). Хм. Это приятно. Но нести - такой долгий и нудный процесс... В смысле, прогулку на другой конец Африки еще можно стерпеть. Но марафон, например, из Африки в Украину - это полный гаплык. А точнее - то же самое, что и со спортивной ходьбой по вселенной.

А Б О Р И Г Е Н - 2. Ничего подобного. Здесь главное - чтобы вы действительно хотели куда-то попасть. Тогда попадёте. Потому что всё, что должно быть - будет. И если девочке суждено съесть яблоко - то вы можете хоть всю жизнь кушать яблоки разными местами и способами - девочка своё получит. Понимаете? Всё остальное - неважно. Ведь всё происходит само собой. И если случилось одно чудо, значит, следующие уже стоят в очереди.

Г Е Р О Й (Руслан). Да? Хорошо. Тогда поехали.

Появляются аборигены с паланкином, похожим на свою карикатуру. Руслан усаживается в "транспорт", и кавалькада начинает движение. В процессе (неспешное перемещение паланкина и людей по сцене) дикари имитируют бег и радость. Периодически - навстречу процессии - по сцене могут перемещаться иные персонажи. Любого вида, любого пола, любой национальности. Эти субъекты носят с собой всё, что угодно - муляжи растений, чучела животных, щенка, котенка, курицу, хомяка, игрушки, абракадабру...Всякое движение происходит весело, танцевально, ритмично, различно. Руслан может иногда отпускать произвольные реплики. "Кони" бегут. Звучит очередной "Summertime". Возникает звучание радиофрагмента...

Р А Д И О. ...Будда наполнил едой все сосуды, которые были в городе. Еда в каждом сосуде отличалась по вкусу, и люди с удовольствием вкушали её. Затем Будда рукой коснулся земли: земля разверзлась и все увидели ад, в котором страдали души тех, кто стремился получать от жизни только наслаждение...

Наконец герой приподнимается в паланкине.

Г Е Р О Й (Руслан). Приехали!

Дикари падают отдыхать. Соответственно, падает и паланкин. Падает занавес.



ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ.


13. ЗИГЗАГ И АНШЛАГ. ПОВОРОТ И ПРИВЕТ.

Практически одновременно совмещаются прибытие Руслана и возвращение декорации дома. Естественно, в возвращении декорации участвуют знакомые строители - командуют, суетятся, жестикулируют... Перед подъездом героя появляется скамейка, на которую сразу усаживается пара местных теток. И тут же они начинают общаться дружка с дружкой - как всегда, ни о чем. Параллельно Руслан прощается с дикарями. Строителей уже нет.

Г Е Р О Й (Руслан). Спасибо. Спасибо-спасибо-спасибо. Не знаю, как, но вы меня доставили именно туда, куда я и хотел попасть. Удивительные люди. Удивительное племя. В общем, удивительное удивительное.

А Б О Р И Г Е Н - 1. Спасибо за спасибо. Мы теперь можем отправляться к себе?

Г Е Р О Й (Руслан). Да. И не забудьте про информационные агентства. Сообщите им обо мне, о доставке меня, вообще всё. И везде. Короче, вы понимаете.

А Б О Р И Г Е Н - 2. Мы понимаем. Не знаем, зачем понимаем, но понимаем. По крайней мере, так думаем.

Г Е Р О Й (Руслан). Молодцы. Герои. Не питекантропы, а камрады.

А Б О Р И Г Е Н - 1. И, кстати, ещё раз благодарим за стакан. Лучшего подарка у нас не было, уважаемый. Ну, а теперь всё. Мы отбыли.

Г Е Р О Й (Руслан). Удачи!.. Уф.. Наконец, я у дома. Аборигены испарились, судьба прикололась, я вернулся. Что ж, пора до хаты.

Герой - вместе с подаренной ему сумкой - идёт к подъезду. Но двери заперты, а ключей у Руслана нет. Пережив недоумение+воспоминание+досадность, Руслан обращается к тёткам на лавочке.

Г Е Р О Й (Руслан). Здравствуйте. Откройте мне подъезд, пожалуйста.

Т Ё Т К А - 1. Здравствуйте. И не подумаем.

Т Ё Т К А - 2. Здравствуйте. А ты - кто?

Г Е Р О Й (Руслан). Не понял? Я - это я. Я живу здесь. Вы что - меня не знаете? А я вас вижу здесь каждый день.

Т Ё Т К А - 1. Ну и что? Мало ли кто нас видит. Здесь. Что нам теперь - всем двери открывать?

Г Е Р О Й (Руслан). Неожиданный поворот... А ведь меня только что уважала куча аборигенов. Причём, у вас на глазах. Этого мало? Или я такой плохой? Или вы просто так живёте - забивая на всех, кто вас сейчас не интересует?

Т Ё Т К А - 2. А нам чихать на то, что тебя кто-то как бы уважал.

Т Ё Т К А - 1. И чихать на то, кем ты там себя воображаешь. Да хоть крокодилом Геной. Чихать.

Т Ё Т К А - 2. А особенно нам чихать на всяких диких людей и прочих бомжей-тунеядцев.

Т Ё Т К А - 1. Потому что мы - в отличие от прочих - живые, реальные и настоящие женщины, которые именно здесь отдыхают. От детей, от родителей, от хлопот, от жизни вообще. И не только здесь.

Т Ё Т К А - 2. Вот-вот. И в это время мы никому не позволяем командовать. Даже президенту земного шара.

Т Ё Т К А - 1. Хоть законно, хоть паранормально. Так что ступай себе обратно - и в своём жёлтом доме командуй, сколько влезет. Но там, а не здесь. Гуд бай.

Г Е Р О Й (Руслан). Я в шоке. Я догадывался, что вокруг творится бардак, но не знал, что бардак - не вокруг, а везде... Но хорошо. Я вас выслушал. И как мне теперь попасть домой?

Т Ё Т К А - 2. Никак.

Т Ё Т К А - 1. Тем более, что это уже не твой дом.

Г Е Р О Й (Руслан). Почему?!

Т Ё Т К И. (хором) Потому, что за одним и тем же поворотом не всегда бывает привет! А если и бывает, то - разный!..



14. СОЛИСТ ИНТЕРМЕДИИ - АНТАГОНИСТ.

Руслан в таком шоке, который не представляет себе никто

Г Е Р О Й (Руслан). Как это - не мой дом? Здесь моя жилплощадь!

Т Ё Т К А (любая). Была. А сейчас тут обитает другой гражданин - богатый и красивый, здоровый и весёлый, не одинокий и т.д.

Г Е Р О Й (Руслан). Кто это?!!!

Ответом Руслану служит мужской голос отовсюду - "Я". К дому, на том же самом - странном - передвижном устройстве, прибывает курьер. Вместе с ним находится женщина (которая раньше была главной).

К У Р Ь Е Р. А ты как сюда попал? И что тебе надо?

Г Е Р О Й (Руслан). Люди меня принесли. А надо мне попасть домой.

К У Р Ь Е Р. К кому?

Г Е Р О Й (Руслан). К себе!

К У Р Ь Е Р. Вообще-то в этом подъезде живу я. И меня знают соседки. И все они ко мне хорошо относятся. А ты? Наверное, обитаешь очень тихо? Жаль, что я об этом не знал. А-то недавно пришлось отбирать группу - для поездки на могилу отца - так можно было взять и тебя. Но тебя не было. Да и сейчас ты больше похож на иллюзию, чем на жильца. Издеваешься, да?

Руслан опять в шоке. Он - жилец, человек, победитель (для дикарей) - оказывается теперь никто. И жить ему негде, и находиться здесь как бы неуместно. Даже в качестве привидения, или случайного звука...

К У Р Ь Е Р. ...А я, между прочим, придумал музыку для нашего подъезда. Ну, типа гимн, марш, или там неважно что. И всем нравится. Не веришь? Слушай!

Курьер хлопает в ладоши и вокруг звучит очередной "Summertime". Весёлый, задорный и заводной. Тётки радостно вскакивают со скамейки и начинают плясать. Женщина, прибывшая с курьером, присоединяется к ним. В результате получается странная данс-композиция - помесь народных вариантов и клубных галлюцинаций. Все - кроме героя - широко улыбаются. Герой тоже открывает рот, но позитивного мировосприятия в его мимике не заметно. А жаль. Пока человек и обязательно имеющийся рядом его "позитив" не встретились, странности будут активно притворяться стеной.



15. НО ТАМ, ГДЕ ЕСТЬ МОРОК, ПРИСУТСТВУЕТ СВЕТ.

Герой дожидается окончания музыки и успокоения танцорок. Затем обращается к курьеру.

Г Е Р О Й (Руслан). И как всё, что я здесь услышал, увидел, узнал и тому подобное помогает мне попасть домой? Мне - не такому крутому и талантливому, как все вы, а обычному и честному. По крайней мере, сейчас.

К У Р Ь Е Р. А ты что - честный? Ничего себе... Но всё может быть. Даже то, чего не может быть. Поэтому, докажи нам. Покажи.

Г Е Р О Й (Руслан). Как?

К У Р Ь Е Р. Элементарно. Например, у тебя есть любимая цифра?

Г Е Р О Й (Руслан). Ну... Допустим, 7.

К У Р Ь Е Р. Отлично. Значит, подпрыгни семь раз. Как минимум, развлечешь окружающих. Затем... затем... затем... а, исполни-ка мечту вот этих женщин на скамеечке. Они этого заслуживают. Ну, и раз ты честный, сделай в итоге что-нибудь такое, чтобы все конкретно поняли - да, ты честный. И всё. Проблем больше не будет - ни придуманных, ни любых. Достаточно?

Герой молчит. Он раздумывает. Затем - словно следуя мысленному движению руки сверху вниз "Решили!" - изображает согласие с поставленными перед ним условиями. Выбора у него всё равно нет. Окружающие с интересом сосредотачивают своё внимание на Руслане. А тот сначала прыгает на месте. Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть. Семь... Не всегда это похоже на идеальные подпрыгивания, но чего ждать от героя? В процессе прыжков курьер начинает аплодировать Руслану. Остальные присоединяются. Отдышавшись, Руслан поворачивается лицом к тёткам, и падает на колени (на свои).

Г Е Р О Й (Руслан). Уважаемые. Дорогие. Живые. Женщины... Вы же видите - я делаю то, что делаю, не потому, что так развлекаюсь. Просто я совершаю то, что чувствую. А чувствую я вот что - это моё мнение - каждая женщина в этом подъезде мечтает - возможно - чтобы мужчина встал перед ней на колени. И нужный, и любой. Во-вторых - опять возможно - именно здесь живут такие дамы, которые желают, чтобы это был я. Не вопрос - вот он я. На коленях. Да, я далеко не всегда был идеалом, хорошим, порядочным, мускулистым, богатым и добрым образцом позитива. Да, иногда я поступал нечестно. Некрасиво. Неблагородно. Неправильно... Пил, курил, ругался и гулял. Игнорировал других, кого-то обманывал, кому-то не помогал, даже иногда материализовывал не то, что надо... Говорил одно, делал другое, а не чувствовал вообще ничего... И так далее. Собственно, то же самое, что я давал жизни - я и получал от нее в ответ. В ответ на себя. Но сейчас я прошу у вас прощения - за себя, за свои мысли, за свои поступки, за всё, что нехорошо по причине меня. Я понимаю, что такие просьбы не гарантируют ваших решений. Но я на это и не рассчитываю. Не имею права. Так что вы уж решайте сами - прощать меня, или не прощать. А я - при любом варианте ваших решений - только могу сказать: отныне я обещаю быть другим. Иначе, нет смысла быть вообще.

Тётки - а, может, всё-таки женщины? - такого не ожидали. Но внезапно ощущается, что они оказались тронуты действиями и словами Руслана. Тётки переглядываются.

Т Ё Т К А - 1. Ты это... Встань. А то глупо землю пачкать.

Т Ё Т К А - 2. Да. И знаешь - мы тебя услышали. И не только ушами. В общем, мы тебя... прощаем.

Т Ё Т К А - 1. Это не значит, конечно, что мы готовы тут же тебя расцеловать, но... прощаем. (курьеру) Поэтому ты, дяденька - или, как там тебя - заканчивай валять дурака. И пускай нашего парня домой.

Т Ё Т К А - 2. Хотя бы потому, что он не врёт.

Т Ё Т К А - 1. Он честный. Сейчас он честный. И так считаем не только мы - весь дом смотрит сюда, всё слышит, и нас поддерживает. Он знает - для того, чтобы подмести площадь, не обязательно нужна куча дворников с мётлами. Достаточно кому-то весело дунуть на эту самую площадь - и всё чисто.

Т Ё Т К А - 2. Да. Специалисты по очистке отдыхают.

Тишина.



16. НА СЦЕНЕ БАРДАК, НО СМЕЁТСЯ АРТИСТ!

Курьер начинает хохотать - заливисто, громко, откровенно, даже издевательски. Все смотрят на него. При этом у каждого на лице отображается своя, личная эмоция.

К У Р Ь Е Р. И что - вы поверили в эту клоунаду? Да этот недомудак дурит вас, дурит всех, дурит сам себя! Ведь ему соврать - всё равно, что стакан пива опрокинуть. Всё равно, что пёрднуть задом и при этом улыбаться головой! Всё равно, что всё равно!.. А вы верите? И хотите, чтобы я тоже включился на этого попрыгунчика? Ха! Ха-ха-ха! Ваши проблемы, тёти. Вам нравится такая жизнь? Продолжайте чихать мозгами. А я буду чихать на ваше чихание. Физиологически, психологически, технически, телепатически, любым способом. И всё. Отныне все свободны. Все.

Внезапно декорация дома начинает дрожать. Отовсюду слышен шум, гул, временами грохот. Это похоже на то, как реагирует зал - когда зрители недовольны тем, что им показывают. Это шумит дом. Если угодно, жители дома. Слышно, как они ругаются на курьера, угрожают ему, требуют, чтобы он сделал то, что обязан (с точки зрения жильцов), и убирался вон. Немедленно. Курьер смотрит на дом. Он удивлен. Почти шокирован. А когда дом начинает реально дрожать, а возле курьера падает что-то, брошенное из окна (яйцо, бутылка, вилка, бумажка, презерватив с водой, чучело вороны, что угодно...), Виктор вздрагивает. Поворачивается к женщине, которая появилась с ним.

К У Р Ь Е Р. Отдай ему ключи.

Г Л А В Н А Я. Какие ключи? Зачем? Я ничего не знаю.

Т Ё Т К А -1. Понятно. Что один, что другая - всё одно и то же. Хорошо. Желаете вести себя именно так? Ведите.

Т Ё Т К А -2. Подъезд мы откроем сами. Квартиру откроет слесарь. Он же поменяет замок. А вот тебя, критикан, и твою бабу опишет весь дом. И не только опишет.

Т Ё Т К А -1. И тогда некоторые места сразу избавятся от тех, от кого давно мечтают избавиться.

Курьер скрипит зубами, и дом сразу отвечает на это своим скрипом - громким, ужасным, нечеловеческим, жутким...

К У Р Ь Е Р. (женщине) Отдать ключи! Быстро!

Бывшая главная молча и испуганно отдает ключи герою. Тот берёт.

К У Р Ь Е Р. Пусть всё будет так. Сейчас и здесь. Думайте, что ваш арьергард сработал. Но мы ещё встретимся. Со всеми. Вот тогда и вернёмся к неоконченному разговору. А с тобой - с августовским крокодилом Геной - у меня будет отдельное нечто. И все остальное.

Курьер резко уходит. Его женщина торопится за ним. Тетки переключаются на героя.

Т Ё Т К А - 2. Успокойся, сосед. Теперь всё будет хорошо. Вот увидишь.

Т Ё Т К А - 1. Только тебе не мешало бы поменять причёску. А то эта выглядит нелепо. Небрежно. И неаккуратно.

Герой достает из сумки рыжий парик, натягивает его себе на голову. Взлохмачивается.

Г Е Р О Й (Руслан). А теперь как?

Т Ё Т К А - 2. Отлично. Вылитый Август. Был когда-то такой клоун. Но настоящий. Значит, и теперь будет. Согласен на Августа?

Г Е Р О Й (Руслан). Согласен. От вас - хоть на Фердинанда.



17. ПУСКАЙ НАС ПРИДУМАЛИ МЫ И ОНИ.

Герой радостно подкидывает и ловит ключи. С умилением смотрит на тёток, на дом, на подъезд, на мир. А тётки довольны собой и снисходительны к герою, который испытывает одновременно целую гамму чувств. Но плюс в том, что все составляющие этой гаммы - положительные.

Г Е Р О Й (Август). Тётеньки, солнышки, красавицы, защитницы, цветы, божьи коровки, живое воплощение добра!.. Спасибо вам. За ваши слова, за ваши действия, за смелость, помощь, за всё. Без вас я бы стал пустотой, а, благодаря вам, я живу. Не как табуретка, или ведомость, а как человек. В смысле, без "как". Я - человек. Спасибо вам.

Т Ё Т К А - 1. Всё, проехали. И забудь про свои "спасибо", а мы забудем про тот бред, в котором присутствовали. И сейчас, и раньше, и вообще.

Т Ё Т К А - 2. Мы, между прочим, здесь - и в других местах - живём долго. И насмотрелись всякого. Очень всякого. Но. Было и забавное. Например, мы помним тебя ребёночком. Как ты здесь бегал, гонял кошку, играл в снежки, слушал гадости от родителей, катался на лично покрашенном велосипеде, прыгал через резинку, грохал пистоны, стрелял из лука...

Т Ё Т К А - 1. А потом курил, пил пиво, засматривался на девок, пытался шутить, даже краснел поначалу...

Герой - то ли невольно, то ли потому, что он теперь клоун - мимически изображает кое-что из того, что вспоминают тётки. Неожиданно он особенно оживляется.

Г Е Р О Й (Август). А я тоже помню кое-что про вас. И тоже смешное.

Т Ё Т К А - 2. В смысле? Например?

Г Е Р О Й (Август). Легко. Например, помню, как вы шли из разных магазинов, с пакетами, сумками и прочими штуками, сходились вот здесь и сразу начинали разговаривать. Активно так, весело, эмоционально... И почти всегда хохотали. Или помню, как у нас тут было что-то вроде землетрясения. Все тогда ночью повыскакивали из квартир - кто в чём - смотрели на дом, кричали, пугались других и пугали сами себя. Короче, происходило чёрт знает что - бардак, кавардак и даже местами гопак. А вы тогда были, как главные заводилы массовки. Причём, обе. Командовали, посылали людей в разные стороны, велели всем отойди подальше от здания, но при этом своим детям приказали не отходить от вас...

Тётки слегка краснеют, но улыбаются.

Г Е Р О Й (Август). А ещё однажды тут случился праздник улицы. Люди тогда были принаряженные, ходили нарочито медленно, с понтом прогуливались. А вы сидели на этой лавочке, смотрели на население, вспоминали, как помогали почти каждому, и смеялись - звонко и добродушно. Кстати. Кстати... Слушайте, а может вам сейчас нужно чего-нибудь покрасить, принести, унести, переставить, перестроить, не знаю. Но я готов это сделать. Бесплатно. Просто от души. А?

Т Ё Т К А - 1. Спасибо. Тьфу, теперь ко мне прицепилось это слово... Но ты меня, честно говоря, озадачил. Я и не думала, что всё это кто-то помнит. Жили себе - как могли, как знали, как умели - и ладно. Где теперь всё то, что было когда-то?

Т Ё Т К А - 2. А я знаю, где. В гнезде. Но птички оттуда улетели... Однако, ты не думай о птичках, Август. И о том, чтобы нам что-то покрасить и унести - тоже не думай. Ты просто будь нормальным человеком - не из телевизора, не из радио, не из газеты, не из твоей квартиры вчера, а из жизни сегодня - и всё. Ну, я имею в виду, можно порой слышать "зло - это нехорошо". Но пока лично не ощутишь зло, никогда не узнаешь что такое "нехорошо". То же самое с добром, со смехом, с воздухом, с любовью, со всем... Понимаешь? Договорились?

Г Е Р О Й (Август). Да. Не обещаю - потому что боюсь сказать, а завтра не сделать - а просто говорю: да.

Т Ё Т К А - 1. Тогда ступай к себе. Почему-то мне кажется, что сейчас проблем с дверью не будет. А если я ошибаюсь, то я тебе и открою.

Герой смеется и уходит в подъезд. Само собой, двери спокойно открываются, а затем захлопываются за Августом. Тётки вздыхают - по привычке.

Т Ё Т К А - 2. Непростой мужчинка. Но, всё-таки, наш.

Т Ё Т К А - 1. Однозначно, свой. Реальный. Человек.

Т Ё Т К А - 2. Кто ж его не знает?..



18. ПУСКАЙ КАЖДЫЙ ШАГ - ЭТО ШУТКА И ШОК.

Т Ё Т К А - 1. А, кстати, этот, который тут хозяина изображал - он вообще кто?

Т Ё Т К А - 2. Понятия не имею. Хотя, стоп. Кто-то мне рассказывал, что он вроде курьер. Кажется, так.

Т Ё Т К А - 1. Курьер чего? Магазина, разведки, мафии?.. Чего?

Т Ё Т К А - 2. Откуда я знаю? Не доставай меня. Хватит и того, что нас достал этот тип.

Т Ё Т К А - 1. Вот тут я с тобой согласна. Но ведь с виду дядька - как бы хороший, добрый, даже щедрый. Таких, кстати, навалом вокруг - положительных с виду.

Т Ё Т К А - 2. Увы. Хотя, если вспомнить эту его поездку на могилу отца... Господи, а ведь это покойный отец нашего Августа!

Тут на сцене появляется мим, который молча иллюстрирует-пародирует рассказ тёток.

Т Ё Т К А - 1. Блин, точно.... А я об этом не подумала. Но тогда вообще полный бред получается. Сначала он собрал людей. Как - не знаю, но кого-то набрал. Затем подогнал автобус, усадил туда это собрание, отвёз компанию на кладбище и там устроил для всех пьянку и танцевальные номера!

К миму может добавиться несколько других мимов (мимесс), которые участвуют в инсценировке пьянки и танцев - под смешной вариант "Summertime", конечно.

Т Ё Т К А - 1. Тьфу!.. А когда все привезённые наклюкались - само собой, случайно - этот мерзавец выступил перед ними со своей речью...

Мим произносит и изображает фрагмент "речи".

МИМ. "...Во время брачного пира в Канне Галилейской, по просьбе своей матери, Иисус превратил воду в вино. С тех пор православная и католическая церкви видят в этом факте выражение особой силы молитв Богородицы за людей. Так что, опрокидывая очередной стакан, помните - это богоугодно..."

Т Ё Т К А - 1. Затем всех алкоголиков опять погрузили в автобус, и привезли сюда. Тут они и порасползались...

Мимы раскланиваются и удаляются.

Т Ё Т К А - 2. А как он зависал в квартире Августа с разными девками? А что он творил в других местах? Нет уж. Возможно, он где-то и числится курьером, но вряд ли в супермаркете. Да он вообще не работает! Работящие люди не такие разгильдяи. Даже если они не владеют сенситивными способностями. Вот посмотри на нашего Августа - он хоть и придурок, но работать умеет, и иногда наверняка любит. Чувствуешь разницу? Так что надо бы разобраться с этим псевдокурьером.

Т Ё Т К А - 1. Надо. Причём, крепко-накрепко. Но сейчас неохота. Лень. Облом. Может, лучше сериал посмотрим? Оно, конечно, смотрителей сериалов и прочей теленаркоты некоторые считают ненормальными. Но ведь мы не такие, верно?

Т Ё Т К А - 2. Абсолютно другие. И поэтому мы с тобой сейчас пойдём, посмотрим, посмеёмся, снова отдохнём... Благо, дети выросли, мебель не шатается, бандитов, покойников и новости видно только в экране, Иван-Август пошёл домой, бутылочка вина стоит у меня на столе... Значит, лето удалось, подруга!

Т Ё Т К А - 1. Ха! Однозначно! Живём! Пошли, что ли?..

Тётки уходят в подъёзд. Дом облегченно вздыхает. Пустота. Надолго ли?



19. СПАСИБО ЗА ЛЕТО, ЗА НОЧИ И ДНИ.

Перед домом появляется курьер - наглый, агрессивный, распоясанный. Но весь в белом. С ним пара женщин (те, что были в начале). В руке у курьера бутылка, к которой он иногда прикладывается, а иногда может дать хлебнуть женщинам.

К У Р Ь Е Р. Ну что, избушка без ножек? Молчишь? Сопишь в окна, пыхтишь в иллюзию вентиляции и журчишь санузлами? Типа один раз гавкнули, а дальше нужно силы беречь? Да не вопрос! Гавкай хоть два раза, хоть три. Я мешать не буду. Ты - по любому - станешь похож на себя реального. Несвежего, кривого, местами облупленного, скрипящего всеми местами и тупо моргающего дефективными лампочками... Оставайся собой, домик! Впрочем, сейчас можешь приоткрыть форточки и слушать сюда. Пока я добрый.

Виктор поёт песенку (стиль похож на частушечный) и временами слегка отплясывает под собственный вокал. Женщины вторят ему. Периодически все пьют из бутылки - но, естественно, по очереди, по одному человеку на одно стеклянное горлышко.

    Я стою, пока стою,
    и лежу, пока лежу.
    Не дышу, пока чихаю,
    не молчу, пока жужжу.

    Я бегу, пока бегу.
    и плыву, пока плыву.
    Шевелю себя мозгами
    и во сне и наяву.

    Я живу, пока живу,
    и творю, пока творю.
    Кто умеет быть другим -
    выходи, поговорим!

    Ну, а ты танцуй, Европа.
    Или прыгай, целый мир.
    Всё равно сплошная жопа
    освещает твой сортир!..

Под финал пения из подъезда появляется Август - смешной, потому что почти похож на клоуна. Нелепые штаны, рыжий парик, накладной шарообразный нос, нарочитый букет, и тому подобное - всё курьёзное.

К У Р Ь Е Р. О, прикиньте - один вышел. Как только я поинтересовался, кто тут у нас не живёт и не творит, сразу нарисовался персонаж. С чего это вдруг?

Г Е Р О Й (Август). Так я это - на воздух. Подышать, отдышаться, передохнуть... Порадоваться...

К У Р Ь Е Р. Порадоваться? Чему? Тому, что показывают по телевизору? Или тому, что гундосят по радио? А, может тому, что печатают в глянцевых пасквилях?.. Хотя нет, я догадался - ты вышел порадоваться диагнозам, которыми дрессировали тебя и продолжают колбасить других. Верно?

Г Е Р О Й (Август). Как-то ты всё подаёшь безнадёжно.

К У Р Ь Е Р. Я понял. Не дурак, всё-таки. По крайней мере, местами... Ты - оптимист. Каратист-позитивист. Тебя сажают в дурку, затем выгоняют оттуда, не наливают стакан, посылают - и отправляют - в тридевятое царство, оттуда вручную доставляют обратно, снова посылают, сыплют на твою крашеную прическу предметы и чудеса, а под конец разрешают самостоятельно сходить в туалет - и ты счастлив! Ты считаешь, что как оно есть - так и должно быть. Мол, главное - не заморачиваться. Да?

Г Е Р О Й (Август). Ну, примерно да... Но чтобы ты сходу не прицепился ни к одному из этих слов, вот тебе подарок. Ну, раньше был оплаченный заказ, а теперь моя очередь...

Герой вручает курьеру букет цветов - причём, так стремительно, что тот автоматически принимает дар. Продолжает словоизлияние, жестикулируя и вообще ведя себя, как профессиональный артист арены.

Г Е Р О Й (Август). Это тебе от меня, от всех благодарных зрителей, от прочих товарищей, и вообще. И знай - я искренне желаю тебе добра. Не потому, что это делают немногие и не часто, а просто - от сердца. Как личности, как мастеру, как организатору, как красавчику, и как шоумену, не только классно показывающему всё, что угодно, но ещё и так идеально приспособленному к этому бытию, что женщины балдеют, мужчины фонареют, дети забывают про родителей, а реакция остальных никого не интересует. Лично мне до тебя расти-расти и никогда не дорасти. Наверное, зёрна были не качественные. Или почва - глупой. Или дождик мочился злыми каплями. Или что-то ещё. Неважно. Будь! Будь примером для всех! Будь сильнее слона и загадочнее медузы! Будь собой и этими красотками в придачу! Будь!..

К У Р Ь Е Р. И что?

Г Е Р О Й (Август). И всё. Ну, я имею в виду, для того, чтобы придти ко дню, нужно пройти через ночь. Иначе фиг ты узнаешь день. Вот. А когда субъект его всё-таки узнает, до него дойдёт, что и день, и ночь входят в сутки. Целое состоит из верха и низа. Арбуз - из кожуры и вкуснятины. Буффонада - из Белого и Рыжего. Комичность - из серьёзности и иронии. Лето - из зимы, весны и осени. Даже придурки состоят из нескольких штук!.. Ну, и так далее. Красиво?

К У Р Ь Е Р. Слышь, ты - Иванушка-дурачок - ты чего наплёл? Сам понимаешь? Не понимаешь? Объясняю: осталось слепить вместе бытие и небытие - и можно смело возвращаться в дурдом. Или ты уже съехал туда? Нет? Собираешься трогаться? Так давай, двигай! А то от твоего присутствия у меня уже развилась коулрофобия!..

Г Е Р О Й (Август). Это что? Это ты о чем?

К У Р Ь Е Р. Это боязнь клоунов, придурок! Идиот! Паяц! Урод! Цирковое ничтожество! Ха! Ха! Ха!..

Курьер Виктор саркастически хохочет, разворачивается и уходит прочь. Женщины семенят за ним. По пути курьер неожиданно спотыкается, грохается, подхватывается, ругается, плюётся, уходит. Но с букетом. Женщины хихикают и продолжают движение за своим боссом - как прилипалы за акулой. Август остается один. Как-то сразу успокаивается, затихает. Становится заметна его усталость. Герой садится на скамейку. Явно отдыхает.



20. СПАСИБО ЗА ВСЁ, ЧТО ВСЕГДА ХОРОШО.

Герой сидит на скамейке. Не курит, не пьет, не ширяется и даже ни во что не играет.

Г Е Р О Й (Август). Надо же придумать такое: каратист-позитивист... Да нормальный боец в нашей жизни давно бы сдался, а ненастоящий... хм, ненастоящие у нас почти все. Не хвастун, не лицемер, не журналист, не клоун... А неудача, что - женского пола? Тогда не-пруха, не-везуха, не-достача и не-погода - тоже оттуда. А не-веста?.. Нет, ну его в баню, так мозги напрягать. А то можно додуматься до такого, что потом будет страшно глаза открыть. Лучше спокойно примем факт: нечто целое состоит из половинок - с приставкой "не", и без приставки. И если рядом танцует не-счастье - это значит, что сегодня я не на тот концерт пошёл. Однако, впредь можно лучше относиться к выбору дансинга. Бред... Ну, кому я все эти буковки в слова плюсую? А кому слова - словно кирпичики - в стенки складываю? Предложения, абзацы, главы, прочие прибамбасы. Между прочим, всё, на что я смотрю, можно описать на бумажке. Даже себя. Смешно, правда? Я - кусочек придуманной истории. Я - чей-то персонаж. Я - действующее лицо. Но скоро подойдёт мускулистая такая финальная точка и - какой-то там читатель лениво помыслит о другой литературе. В общем, приехали. Нет, ну его - всё ленивое, фальшивое, халтурное и тупое - в сторону. Или опять же - в баню. А здесь - у меня - всё будет иначе. Всё уже иначе. А это значит, что женщину - красивую, умную, добрую, здоровую и любимую - я скоро обязательно встречу. Тогда зачем напрягаться? Незачем. Как сказал один мудак - не заморачивайся. Я так и делаю. Поспать, что ли? Типа в курсе молодого бойца отбой? Но тогда отбой придётся приплюсовать к подъёму, сон к бодрости, старика к младенцу, мужчину к женщине, бытие к небытию... Где-то я уже это встречал... Где?.. Когда?..

С улыбкой герой ложится на скамейку. На спину. Руки складывает на груди. Затихает, не шевелится. Улыбается. Вокруг возникает шум, похожий на проявление нюансов радиоэфира. В какой-то момент слышны фрагменты знакомой передачи...

РАДИО. ...Чудом называется такое явление, которое не только необъяснимо в настоящее время, но и вообще никогда не может быть объяснимо...

Хрип, потрескивания, шуршание...

РАДИО. ...Английский философ Беркли дал такое рассуждение. Законы природы, говорил он, это те способы, которыми Бог управляет миром, и действия законов природы - это действия самого Бога...

Хрип, потрескивания, шуршание...Куски передачи пропадают. На смену им появляется музыка - финальная версия "Summertime". Красивая, грустная, но всё же - наверное - оптимистичная. Под музыку начинают туда-сюда ходить различные люди. Иногда с вещами. Но молча. Тетки, женщины, дикари, дети, красноармейцы, строители в касках, мужик с тележкой, белые халаты с носилками и т.п. Все. Никто не обращает на героя внимания - точно так же, как на небо, на землю, на воздух... И только пара белых халатов с носилками останавливаются возле лежащего Августа. Смотрят на него, жестикулируют, выражают беспокойство, спорят - но молча! - затем кладут героя на носилки и уносят свою ношу за кулисы. Стихает "Summertime". Практически гаснет свет. То есть яркое летнее освещение постепенно сменяется на спокойный, играющий разными нюансами осенний вариант. Может упасть откуда-то сверху несколько листьев. Легкий шумок ветра...



ФИНАЛ.

Аудиозарисовка. Шум дождя, плеск волн, птичье пение в лесу (все естественное, без примеси звуков, присущих цивилизации), крики, плач и смех новорожденных - щенка, котенка, птенца, теленка, поросенка, верблюжёнка и тому подобное. В итоге остаётся один - без сопровождения и дополнения - СМЕХ НОВОРОЖДЕННОГО РЕБЁНКА. После этого актеры спектакля (кто может, или кто необходим) исполняют блюз, текст которого состоит из названий эпизодов. Если это окажется уместным, кто-то может играть на инструментах. Музыкальная тема, возможно, основана на "Summertime". Но не обязательно. В любом случае, данное произведение имеет все шансы стать тем, что сделает только эта труппа. Окончание блюза есть окончанием представления. Не жизни, естественно.


    Спасибо за лето. Спасибо за всё.
    Спасибо за шутку в зеркальном стекле.
    Мой слепок реальности - это не сон.
    Мой каждый приход помогает земле.
    Случилось событие. Встреча. Конфуз.
    Обычная сказка. Волшебный прикол.
    Подарки судьбы. Хали-гали и блюз.
    Для тех, кто не понял себя - рок-н-ролл!

                                  Хочешь смысла - люби и играй.
                                  Хочешь радости - пой в этот вечер.
                                  Хочешь правды - забей на "прощай".
                                  В каждой жизни - до скорой встречи!

    Игра продолжается. Фокусы жгут.
    Клиенты молчат. Экстремалы шумят.
    Экзоты танцуют, и этим живут -
    во имя движения, но без ума.
    Зигзаг и аншлаг. Поворот и привет.
    Солист интермедии - антагонист.
    Но там, где есть морок, присутствует свет.
    На сцене бардак, но смеётся артист!

    Пускай нас придумали мы и они.
    Пускай каждый шаг - это шутка и шок.
    Спасибо за лето. За ночи и дни.
    Спасибо за всё, что всегда хорошо.

                                  Хочешь смысла - люби и играй.
                                  Хочешь радости - пой в этот вечер.
                                  Хочешь правды - забей на "прощай".
                                  В каждой жизни - до скорой встречи!

занавес

Киев, 2011




© Сергей Щученко, 2011-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Исходному верить [Редакторы и переводчики суть невидимки. Если последние еще бывают известны, то первых не знают вообще. Никто не заглядывает в выходные данные, не интересуется...] Галина Грановская: Охота [Войдя в холл гостиницы, Баба-Яга приостановилась у огромного зеркала, которое с готовностью отразило худую фигуру, одетую в блеклой расцветки ситцевый...] Андрей Прокофьев: Павлушкины путешествия [Когда мой сын Павел был помладше, мы были с ним очень дружны - теперь у него много других интересов, и дружба не такая близкая. Из нашего общения получились...] Рецензии Андрея Пермякова и Константина Рубинского [] Виталий Леоненко: Страстной апрель [Плыть за шумом осины седых серёг, / за мотора гурканьем над Окою, / самоходной баржей горючих строк / неумолчно, трудно - свой поздний срок / ...]
Словесность