Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



*


* Собачий гул со дна колодца...
* УРОК
* Мне скучно. Совсем как тому ипохондрику...
* Яблочко с кислятинкой...
* Что делать с нежностью, что так пришла некстати?..
* Кони тысячи мастей...
 
* Синий балет на дешёвой открытке...
* О ПОЭТАХ НАСТОЯЩИХ И НЕНАСТОЯЩИХ
* Под тихим небом голубым...
* В тихом музее стерильно, прохладно и грустно...
* Взять да всё перезабыть...
* До чего прозрачен свет!..



    * * *

    Собачий гул со дна колодца,
    Минуя нас, взмывает к небу,
    И ничего не остаётся,
    Как мне тебя поцеловать.
    И лётчик, тающий над крышей,
    Целует ветреную Гебу
    И прихотливо приглашает
    Её в блестящую кровать.

    За что мы любим гул собачий,
    И отчего так мнутся губы,
    Когда богиня золотая,
    Забывшись, смотрит сквозь мотор,
    И мимо нас со дна колодца
    Встают серебряные трубы,
    И лётчик падает, и нету
    Сил удержаться с этих пор?

    _^_




    УРОК

    В чистом поле дом кирпичный,
    Из окна - концерт скрипичный.
    И, к роялю встав бочком,
    Водит девочка смычком.

    Водит девочка и водит,
    Что-то грустное выходит,
    И под окнами в тоске
    Дети ёжатся в песке.

    А вдали, за лопухами,
    Кто-то ёжится стихами,
    Опечален, удивлён,
    В эту девочку влюблён.

    Кто ж ты есть: любовь, иль мука,
    Иль скрипичная наука?
    Тайна, людям не видна?
    Или девочка одна?

    _^_




    * * *

    Мне скучно. Совсем как тому ипохондрику
    В означенный час меж обедом и полдником,
    Когда, обнимая подушку крахмальную,
    Я жизнь вспоминаю свою ненормальную.
    Но скука, понятно, не тема для творчества.
    Военный сосед мой (забыл имя-отчество),
    Носков не снимая, чтоб сон не разменивать,
    Читает Дюма под одеялом сиреневым.
    На улице пекло. Под небом эмалевым
    Жужжит и кусает крылатое марево,
    За столиком двое (знать, нянькою трахнуты)
    Четвёртые сутки сражаются в шахматы,
    И конь деревянный, замученный жаждою,
    Свалиться готов перед пешкою каждою.
    Мне скучно. И даже залив переливчатый,
    Где плещутся дамочки в розовых лифчиках,
    Меня не влечёт. Настроенье - прескверное.
    Сижу и зеваю.
      Старею, наверное.

    _^_




    * * *

    Яблочко с кислятинкой...
    А ведь был молоденький.
    Вот и стал я дяденькой -
    Хорошо не тётенькой.

    Был вишнёвой веткою -
    Стал сосновой лапкою.
    Значит, скоро дедкою -
    Хорошо не бабкою.

    _^_




    * * *

    Что делать с нежностью, что так пришла некстати?
    Как гостью чудную вдруг выставить с порога?
    Я на минуточку... Пока что полистайте
    Журналы свежие... Простите, ради бога,

    Что угостительного нет сегодня к чаю,
    Такая странная уж выпала эпоха.
    Я Вас любил... - не то! - я часто Вас встречаю
    И не здороваюсь. Наверно, это плохо.

    Я так запутался: там строгость, тут небрежность,
    И чувство нежности мешается с виною.
    Совсем потерян я... не знаю, что со мною.
    Что делать с нежностью, когда приходит нежность?

    _^_




    * * *

    Кони тысячи мастей,
    Вся в фонариках аллея...
    Дом, открытый для гостей, -
    Что бывает веселее?

    Что за лёгкое вино!
    Что за фокусные чаши!
    Что за сизые давно
    Гости розовые наши!

    Вот ещё - один глоток,
    Брудершафт в весёлой паре...
    Но исходит шепоток
    От супруги в пеньюаре:

    "Сударь, постлана постель
    В лёгком воздухе нагретом.
    Не прикажете ль гостей
    Разогнать по их каретам?"

    _^_




    * * *

    Синий балет на дешёвой открытке...
    Влагой пахнёт от морей небывалых.
    Быстрой рукою раздеться до нитки
    И в изумрудных пропасть перевалах.

    Пусть на камнях забывается имя,
    Родина там, где, плескаясь веками,
    Ты проплываешь за женщиной синей,
    Музыке в такт шевеля плавниками.

    _^_




    О  ПОЭТАХ  НАСТОЯЩИХ  И  НЕНАСТОЯЩИХ

    Это поэт настоящий - пьющий, курящий.
    А это - ненастоящий, но тоже пьющий, курящий.
    А когда они выпьют из одной бутылки
    И, заплакав, закусят с одной вилки,
    То сами не понимают, кто настоящий,
    А понимает это лишь вышестоящий.

    _^_




    * * *

    Под тихим небом голубым,
    В соседстве с садиком качельным,
    Вот лейтенант с лицом рябым
    И голосом виолончельным.

    Как "си" он бережно берёт!
    Как силы в нём не убывают!
    Его солдаты взад-вперёд
    Асфальт ногами разбивают.

    Что ни солдатик, то атлет,
    Ума и грации явленье.
    Уж не французский ли балет
    Даёт сегодня представленье?

    _^_




    * * *

    В тихом музее стерильно, прохладно и грустно.
    Между кроватью и шкафом безлюдно, пустынно.
    Над головою тяжёлая зимняя люстра
    Так же нездешня, как розовый холод камина.

    Жизнь умерла, и мертвы фотографий овалы,
    Ломберный стол и на вешалке мягкое кепи...
    Кто-то бывал здесь, и что-то, наверно, бывало
    В этом холодном, торжественно убранном склепе.

    Кто-то исчез - лишь осталось парение духа.
    Может быть, прячется в дальнем углу за комодом?
    Нет, то на стуле меня караулит старуха,
    С тонким приличием, термосом и бутербродом.

    _^_




    * * *

    Взять да всё перезабыть.
    То ли был, а то ли не был.
    Так непамятно любить
    Волны, сумерки и небо,

    Девы сумеречный газ
    И дождя на лужах соты...
    Всё как будто в первый раз,
    Неужели, правда, в сотый?

    Будто тихий красный шар,
    Ткнётся в нос комочек лета.
    Девы сумеречный шаг
    Прозвенит меж сосен где-то,

    На песке оставит след
    Душных лет и томных вёсен...
    Дева, дева, сколько лет
    Ты летаешь между сосен?

    _^_




    * * *

    До чего прозрачен свет!
    Так прозрачен, будто нет
    В золотой шкатулке дня
    Ни тебя и ни меня.

    _^_



© Александр Щедрецов, 2005-2017.
© Сетевая Словесность, 2005-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность