Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



        империя гордых алкоголиков


        1. и ангела качая на руках
        2. полукровки
        3. монолог у зеркала
        4. империя гордых алкоголиков рухнула
        5. гильза



          1. и ангела качая на руках

          и, ангела качая на руках,
          запоминать, как небо затаилось,
          как за`жило, как заживо не прах,
          а белые просыпало чернила.
          как звезды померещились сквозь нас
          и проступили явью, словно фрески.
          как утра легкий-хрупкий-тонкий наст
          удерживал нас вопреки всем "если";

          но мы прошли, прошли
          (и боль не в счет,
          и страх, и стыд, и ложь) -
          мы сможем, сможем -
          но объясни мне, милый добрый Боже,
          зачем - о господи - еще, еще:

          еще одна понравиться себе
          попытка, шанс, последняя рассказка
          о штурмовавших рим, париж, тибет,
          еще одна легенда о прекрасном
          не воскресении - о марш-броске
          к границе света - страстном, неумелом -,
          об оглушительной, земной тоске,
          которой связаны душа и тело.

          _^_




          2. полукровки

              Александре, Василисе и Сергею

          a)
          мне снился я -
          не этот, переросший
          свои мечты, усталый Робеспьер,
          не Вечный Жид,
          не бедолага-Ротшильд,
          копейку вечности крутивший на ребре;

          о нет, другой -
          не этот вечно-сонный,
          сомлевший от вина, Пантагрюэль -
          мне снился я -
          я? -
          собственной персоной -
          весь в белом (что естественно),
          как эльф -

          умильный ангел, душка,
          полукровка
          стыда и страха -
          вечно блудный сын:

          лети на небо,
          божья (тварь)
          коровка,
          пока я не проснулся,
          и часы
          не возвестили явь -

          пока я пресным
          рассветом не упился до чертей,
          и боги в чем-то
          нежно-снежном
          крестным
          не обошли нас ходом,
          и детей
          не увели от нас -

          больных, нескладных,
          стыда носителей,
          шальных, чумных -
          пока Земля не обернулась адом:

          пускай для нас,
          но - боже! - не для них!



          б)
          ...как будто свет включили:
          я в метро -
          сижу хмельной, блажной
          и жарю на баяне
          нетленку "миллионы алых роз" -
          не дождь в жестянке -
          колокольчик подаянья -
          динь-дон;

          я в галстуке и пиджаке -
          в своей рабочей, строгой спецодежде,
          фигляр, пошляк (динь-дон),
          обычный ген-
          директор инофирмы -
          только прежде
          я никогда - поверьте - я готов
          поклясться - не играл, не пел,
          поверьте...
          я "вальс собачий" не умел -
          гоп-стоп:

          я, как стоп-кадр,
          разглядывал мгновенье,
          как ствол мишень -
          эффектно -,
          как итог,
          как целое...
          как вечность, как предтечу...

          "цееееелое моооре цветов"...



          в)
          ...................................
          но я не думал - господи - что самым
          в мои затридцать страшным будет мой
          невыноси- немыслимый немой
          уже не крик а шепотскрееежжжет мама
          мне больно плохо ма мне хочется домой
          здесь зыбко зябко стыдно так безумно стыдно
          что я такой рас (по)терянный смешной
          пускай я как бы не был мам живой
          но как бы помню все я новенький но слитный
          с тем стыдным прошлым лишним бывшим мной
          пускай тоска и страх меня не отпускают
          я буду двуедин как свет и тень
          пускай я буду - боже - сам себе и Каин,
          и брат его простивший во Христе.

          _^_




          3. монолог у зеркала

          да чтоб тебе закончиться в пустыне
          безумной славы легкой но слепой
          за пазухой во мраке на перине
          от анно до`мини себя доныне
          с такой улыбкой протащив во имя
          забыл чего что вздрагивал любой
          кто шел навстречу - радуйся о сыне;

          да чтобы ты повесился в дождливый
          обычный рыбно-постный нечетверг
          счастли`во-злой подобный славной глине
          нетронутой засохшей редкой глине
          окурок в блюдце придавив брезгливо
          покойно-сонный добрый человек -
          возрадуйся возрадуйся же ибо

          настолько добр всеяден прост что смеешь
          однажды заглотив себя теперь
          прикинуться смешным хмельным но верить
          что СЧАСТЬЕ - есть -
          но как ГОТОВНОСТЬ к СМЕРТИ
          (терпеть себя так истово терпеть);

          да чтоб тебя такие взяли корчи
          что ты в анкете вечности где чин
          где фио вера родина средь прочих
          ненужностей неважностей - ко-ро-че -
          сознательно поставил гордо прочерк
          и подпись окончательным
          "смолчи"...

          _^_




          4. империя гордых алкоголиков рухнула

          Империя гордых алкоголиков рухнула.

          Мы проснулись в республике
          эпатажных,
          добрых,
          яростных
          самоубийц.

          Эпатажных -
          потому что в нашем стремлении к красоте -
          будь оно трижды неладно! -
          есть что-то болезненно-величественное,
          завораживающее,
          как осознание того,
          что, если уж мы ничего не можем
          изменить, понять, объяснить
          и от этого сходим с ума,
          то пусть -
          мы хотя бы это
          устроим красиво.

          Добрых -
          потому что к стыду своему
          жизнь о-бо-жа-ем.
          Себя -
          за то, что не стали, не состоялись -
          уже не виним, но и не
          принимаем.
          Не можем принять.
          А ведь с этим надо прожить!

          Яростных -
          потому что - о господи -
          сколько ее
          в этом внешне спокойном,
          медленном, долгом, размеренном
          самосжигании
          в алкоголе,
          наркотиках,
          дома у телевизора,
          и, особенно,
          в каждодневном,
          тупом, механичном
          хождении на работу,
          потому что
          ведьнадожечтотожратьнашимдетям!!!

          И знаете -
          единственное отчетливое желание,
          которое все объясняет,
          единственное не расплавившееся
          в этом липком вареве интеллигентских сомнений
          желание,
          за которое мне и сейчас ни перед кем не стыдно -
          это возможность до самого конца
          просидеть на краю этой огромной бездны -
          тихо-тихо,
          не суетясь,
          не делая резких движений,
          чтобы - не дай Бог! -
          не упасть туда самому,
          и, что самое главное,
          не подтолкнуть в нее кого-то другого
          своим искренним,
          естественным,
          но неосторожным движением.


          Империя гордых алкоголиков рухнула.

          И, слава Богу, что в этом
          нет ни малейшей нашей заслуги.

          _^_




          5. гильза

          они твердили -
          я схожу с ума:

          я поскользнусь,
          я выпаду, как гильза,
          спиной назад
          в окоченевший март,
          пока, как пес сторожевой,
          будильник
          беснуется -

          я выбегу до всех
          во двор,
          во тьму,
          на детскую площадку
          и буду падать на качелях вверх -

          в который раз вернувшись
          попрощаться...

          _^_



          © Олег Шатыбелко, 2003-2017.
          © Сетевая Словесность, 2003-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность