Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ВОДА  ДОБРОДЕЕВА


На кухне у Всенаверова есть два стула, стол и два бутыля с прозрачной жидкостью - один на столе, и в нем жидкости уже на донышке, другой же под столом, на полу, как и стулья, как и стол.

На одном стуле восседает сам Всенаверов, а на другом - Жорик.

- Жорик, пей, - сказал Всенаверов.

- Не буду, - упрямится Жорик.

- Если бы не мои убеждения, я бы ударил тебя за это по морде, - сказал Всенаверов.

- Все равно не буду, - упрямится Жорик.

- Ты напрасно упрямишься, Жорик, я ведь пекусь о твоем же здоровье, - заботливо сказал Всенаверов, наливая ему в стакан.

- Сам пей!

- Естественно я выпью, но я хочу приобщить и тебя.

- Я не желаю приобщаться к подобной галиматье, - возражает Жорик.

- Эк, хватить бы тебя по морде за такие слова!

Жорик в ответ возмущенно, но неразборчиво бормочет.

Входит Оползнев.

ОПОЛЗНЕВ: Ф-ФФФФФФ!!!

ВСЕНАВЕРОВ: Что ты фыркаешь, словно мадемуазель?

ОПОЛЗНЕВ: Ха!

ЖОРИК (двигает в его сторону свой стакан): Предложи Оползневу.

ВСЕНАВЕРОВ (грубо): Облезет!

ОПОЛЗНЕВ: Ну, знаете! Дать бы вам по морде за такие слова!

ЖОРИК: Видишь, ему надо, у него явно с нервами не в порядке.

ВСЕНАВЕРОВ: И то... Держи, да не разлей!

(Протягивает Оползневу стакан с прозрачной жидкостью)

ОПОЛЗНЕВ (недоверчиво): Это что еще такое?

ВСЕНАВЕРОВ (патетично): Это, батенька, жидкое здоровье, живая вода, заряженная могучим экстрасенсом Добродеевым!

ЖОРИК (острит): Зараженная экстра...

(Получает по морде от Всенаверова)

ВСЕНАВЕРОВ: Получил?

ЖОРИК: Гад!

ВСЕНАВЕРОВ: Еще хочешь?

ЖОРИК: Сволочь.

ОПОЛЗНЕВ: А от нее не пронесет?

ВСЕНАВЕРОВ (менторским тоном): Всякая реакция организма на эту воду есть следствие приносимой ею пользы.

ЖОРИК (замечает): Меня, например, сейчас стошнит отэтого говна...

(Удачно уворачивается от кулака Всенаверова, но ударяется головой о стену и падает со стула)

Жорик упал и не шевелится. Оползнев застыл со стаканом в руке, но иногда поднимает его на уровень глаз и рассматривает, пропуская сквозь воду лучи солнца. Всенаверов прободающим взглядом принуждает Оползнева выпить.

ОПОЛЗНЕВ: А что же ты не пьешь?

ВСЕНАВЕРОВ: Ты давай не разговаривай!

ОПОЛЗНЕВ (снова разглядывая жидкость на свет): Здесь чего-то плавает.

ВСЕНАВЕРОВ: Я тебе щас дам "чего-то плавает"! Пей, давай!

ОПОЛЗНЕВ: Что ты себе позволяешь?! Не кричи на меня!

ВСЕНАВЕРОВ: Если ты немедленно не выпьешь, я нанесу тебе увечья.

ОПОЛЗНЕВ (невольно переводит взгляд на Жорика): Да что мне трудно... Лишь бы не пронесло, я ведь к даме собираюсь...

Жорик стонет. Из его редких волос виднеется свежая опухоль.

Оползнев видит ее, а также губу Жорика, разбитую вдребезги всенаверовским кулаком. Почему бы и не выпить, думает он, авось пронесет и не пронесет.

ВСЕНАВЕРОВ: (вдруг оживившись и подобрев лицом): А ну, дай-ка сюда...

Он забирает стакан у Оползнева и тот с облегчением расстается с ним, надеясь: пронесло!

Всенаверов льет из стакана Жорику на опухоль и расквашенную губу. Поначалу ничего не происходит, но постепенно проявляются признаки выздоровления, а через какую-то минуту Жорик, совершенно целый, не попорченный, сидит на стуле и ненавидит Всенаверова.

ОПОЛЗНЕВ (в смятении): Ну и ну!

ВСЕНАВЕРОВ (все еще чрезвычайно возбужденный): Или вот...

Кидается к Жорику и дергает его за ухо, но тот вырывается.

Тогда Всенаверов достает хлебный нож и молниеносным движением срезает жориково ухо, точно гриб с древесного ствола. Жорик, опешив от такого обращения, забывает даже вскрикнуть. Между тем Всенаверов подносит отделенное ухо Оползневу, чтобы тот имел возможность удостовериться в отсутствии какого бы то ни было обмана со стороны Всенаверова, затем, после того, как Оползнев внимательно осмотрел ухо и нож, потрогал их, - Всенаверов приставил ухо к голове Жорика и выплеснул на него остатки воды. Вскоре оно срослось с головой, правда чуть в стороне от прежнего местопребывания, что, впрочем, несущественно, ибо как факт, не идет ни в какое сравнение с грандиозностью успешно проделанного эксперимента.

ОПОЛЗНЕВ: Наливай, а то мне к даме идти...

ВСЕНАВЕРОВ: Поздно, батенька! Все выпили!

ОПОЛЗНЕВ: Вон же еще бутыль под столом!

ВСЕНАВЕРОВ: Облезешь!

Слышится пронзительный крик Жорика, обнаружившего в зеркале асимметричность облика. Пользуясь краткосрочным замешательством Всенаверова, Оползнев берет со стола хлебный нож и, не суетясь, вонзает его во всенаверовское горло. Затем достает из-под стола бутыль, заботливо отливает в стакан Всенаверову и убегает, - через пять минут свидание, а нужно еще выпить целый бутыль целебной воды.




II.

Оползнев видит в окно Дашу Рыбоглаз в сиреневых чулках и капоре. Она трескает семечки, и, не стесняясь, сплевывает шелуху на мостовую. Иногда она смотрит в то же окно, что и Оползнев, пытаясь его заметить, и тогда он прячется за штору. Это он назначил ей свидание под своим окном, чтобы далеко не ходить.

Вода на вкус напоминает дрожжи и провоцирует рвоту. После двух стаканов Оползнев решил, что Рыбоглаз того не стоит, - он и безо всякой воды сойдет ей как мужчина, тем более что она кажется ему не больно уж искушенной. И потом, размышляет он, у меня не имеется никаких внутренних болезней, так зачем же я буду выпивать всю эту воду?

Оползнев оценивающе глядит через окно на Дашу Рыбоглаз. Она стоит у столба с дорожным знаком и мимо нее проносятся авто и люди. Не верится, что через несколько минут он и эта женщина, отчужденно стоящая за окном, будут сношаться.

Глядя на длинные сиреневые ноги Рыбоглаз, Оползнев некстати вспоминает о своем прыщавом заде и придумывает произвести лечебное обливание заряженной водой из бутыля...

... А тем временем:

Всенаверов умер, не дотянувшись до стакана.

Жорик повесился после пятой неудачной попытки правильно приспособить ухо.

Ювачев хамски хавает хамсу.

Гуманизм породил геноцид.

Экстрасенс Добродеев объясняет целебные свойства альфа-воды,но мне не понятна его речь, ибо во время войны он лишился языка, из-за чего в органах его лишили такого важного органа как язык.

По мнению сведущих людей, вода, заряженная Добродеевым способна три дня поддерживать работоспособность атомной ЭС.

Оползнев вымыл все тело водой-добродейкой, но по причине присущего ей запаха, чувствует себя негигиеничным.

К Даше Рыбоглаз подошел горбун ростом с колесо грузовика. Он остановился рядом и рассматривает ее, уперевшись затылком в горб. Из-под карниза ее груди, горбуну не видно дашино лицо. Оползнев следит за ними из окна, растираясь одеколоном.

Горбун что-то сказал, и Даша ответила. Горбун стал чертить тростью какие-то знаки на сырой земле, и заинтригованная Даша присела посмотреть на них. Горбун перестал чертить, потому что теперь увидел дашино лицо. Он снова что-то сказал, и она кивнула в ответ. Затем поднялась и поглядела на окно Оползнева. Тот сразу спрятался и из-за шторы провожал взглядом удаляющихся горбуна и Дашу. Если бы горбун мог, он бы обнял Рыбоглаз за талию, но не достает. Он в силах обнять ее за ногу, но тогда ей будет трудно идти. Поэтому он просто идет рядом и нелегко сказать, какие чувства он к ней испытывает, уводя за собой.

Оползнев кидается их догонять, раздосадованный предпочтением Даши, но пока он выбежал на улицу их и след простыл. Он кидается к первому встречному с вопросом...

ВОПРОС: Вы не видели куда пошли горбун и женщина в сиреневых чулках и капоре?

ПЕРВЫЙ ВСТРЕЧНЫЙ: Sorry, I don't understand you.

ОПОЛЗНЕВ: Надо же!

Кидается ко второму встречному с тем же вопросом.

ВТОРОЙ ВСТРЕЧНЫЙ: Ничего не знаю!

Третий встречный сказал:

- Да кто же сейчас ходит в сиреневых чулках и капоре?!

Четвертым встречным оказался немой экстрасенс Добродеев. Он ткнул Оползневу рекламный листок и прыгнул в подоспевший трамвай.

Отыскал их Оползнев в гнусном притоне на Красноармейской улице.

Рядом с входом стоял Ювачев и улыбался. Он только что поколотил детишек. Досталось и старухам отведать его суковатой палки. В общем, было весело.

Даша сидела с оголенной грудью на рахитичных коленях горбуна.

Его ноги дрожали под ее легким весом. Оползнев зашел без стука и напугал их. Даша вскочила и прикрылась ветошью, а горбун, вскочив, повалился на пол, ибо ноги его ослабли после Даши и не смогли удержать горб.

- Что вам угодно? - пискнул из-под ног Оползнева горбун.

Оползнев сильно пнул его носком сапога в рот. Даша вскрикнула.

Оползнев плюнул ей в лицо и сказал:

- Курва!

- Ты от меня прятался,- плаксиво возразила она.

Горбун спрятался под диван и оттуда материл Оползнева и Дашу.

Оползнев содрал с Даши чулки и бросил ее на диван. Горбун взвыл от боли - пружина впилась ему в горб.

Вошел милиционер и пронзительно свистнул.




III.

Сержант милиции Сапрыкин - однокашник Оползнева. Он, Оползнев и Даша сидят за столом и пьют пиво, что нашли у горбуна в холодильнике. Хозяин тихо скулит в уголке - ему досталось и от милиции. На горбуне длинные синие портки ниже колен. Грудь, словно заросший кустами овраг.

САПРЫКИН: Хозяин, водочки!

ГОРБУН: Нема-а!

САПРЫКИН (достает из-под стола резиновый хлыст): Не слышу?

ГОРБУН: Есть!

ДАША: А мне ликерчик!

ОПОЛЗНЕВ: И чтоб огурчики и эти, как их, мать, - все забываю... Ну, эти... Они еще лобстерами зовутся...

ГОРБУН: Раки?

ОПОЛЗНЕВ: (хлопает ладошкой по лбу): Точно!

Горбун одевается и уходит на рынок.

ДАША: А я не люблю раков.

ОПОЛЗНЕВ: Заткнись.

САПРЫКИН: Я в ваши дела не вмешиваюсь.

Оползнев о чем-то задумался и грызет ноготь. Даша виновато посматривает на него и вдруг в ужасе вскрикивает: во рту у Оползнева осталось полпальца. Оползнев сплевывает на стол и тупо смотрит на отвалившуюся часть тела.

САПРЫКИН: Не знаю, зачем ты это сделал, но лучше заверни его иположи в карман.

ДАША: А зачем ты это сделал?

Оползнев пожимает плечами. Пошарив по карманам, он находит рекламный листок экстрасенса Добродеева.

ДАША: Дай почитать. Я потом сама заверну.

Оползнев протягивает ей листок.

- Читай вслух,- просит Сапрыкин.




СОДЕРЖАНИЕ ЛИСТКА

Всякий раз во время еды Вы подвергаете свою жизнь опасности, ибо пищевые продукты, якобы способствующие жизнедеятельности Вашего организма, есть ничто иное как яд, подрывающий Ваше здоровье.

ПЕЙТЕ ВОДУ ДОБРОДЕЕВА - КОНДЕНСАТ ЧИСТОЙ КОСМИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ!!!

Чудотворная вода избавит Вас от всех болезней за считанные секунды!

ПЕЙТЕ ЭТУ ВОДУ И ВАМ НЕ БУДЕТ ПЕРЕВОДУ

Одобрено Наркомздравом и лично тов. [текст смазан]

- Сегодня я истратил на себя три литра этой воды, - похвастался Оползнев.

- Почему же тогда у тебя отвалилось полпальца?- поинтересовался Сапрыкин.

Оползнев пожал плечами и потерял руку.

Сапрыкин поднял руку и осмотрел ее.

- Странно,- сказал он. - С виду она, словно всегда была самодостаточным предметом, а не частью твоего тела.

ДАША: И на плече никаких следов.

Сапрыкин потянулся рукою к Оползневу, и что-то снял с его плеча. Это было ухо.

- Это все пустяки, - сказал Оползнев.- Вода Добродеева запросто приспособит эти органы по местам.

ДАША: Ты прямо как маленький, веришь всякой рекламе!

ОПОЛЗНЕВ: Да я сам сегодня видел... (Теряет нижнюю челюсть)

Входит горбун.

ГОРБУН: Я все принес.

САПРЫКИН: Бегом за водой Добродеева!

Горбун качает головой и говорит:

- Вчера еще я был красавцем-мужчиной, но, придумав стать еще более...

Оползнев вдруг вскочил, запустил руку в штаны и принялся что-то судорожно там ловить, опуская руку все ниже и ниже, но вдруг одна его нога подломилась и он рухнул на пол, да с таким размахом, что голова его, отделившись от тела, закатилась под комод и, через время, показалась вновь, вся в паутине, после чего подкатилась к ногам горбуна и застыла, попав на выбоину.

Горбун пнул ее ногой, и она снова закатилась под комод, где и лежит дотеперь, лишь изредка выкатываясь и хлопая глазами, привыкшими к подкомодной тьме.


Запорожье, март 1996 г. 




© Александр Руденко, 1996-2018.
© Сетевая Словесность, 2002-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность