Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ЧУДЕСНЫЙ  ЗВУК
ЭЛЕГИЙ  СКОРБНЫХ


        "Переведи меня с мертвого на живой..."
        С. Шестаков  

* НАВСИКАЯ
* АМУР И ПСИХЕЯ
* МЕДЕЯ. ЖАЖДА
* КАТУЛЛУ - В ВИФИНИЮ
 
* ОСЕННЕЙ БАБОЧКОЙ СКОЛЬЗЯ...
TRISTIA
* ДЕРЖАВНЫЙ АВГУСТ
* БЛЕДНЫЙ ВСАДНИК



    НАВСИКАЯ

    Нет острокрылых ласточек давно,
    Лиловый плющ расщелины ласкает,
    И в сморщенных руках веретено
    Покорно дремлет... Вспомни, Навсикая,
    Того, кому омыла ты ступни,
    С кого - ни поцелуя, ни браслета,
    Чьи по волнам рассеянные дни
    На смуглой коже каплями сверкают!..
    Не ты ль напела дивные куплеты
    Великому слепцу на склоне лета?

    _^_




    АМУР  И  ПСИХЕЯ

    - Падаешь, ласточка, в черные воды забвенья?
    Вены ручьев набухают в беспамятстве ночи.
    Соль разъедает мне скулы, и гаснет мгновенье
    В омуте комнаты... Боль как свинцовые клочья!
    Крылья оплавлены маслом горючим, горячим.

    - Я ль очертила светильником круг полнолунья?
    Сетью паучьей опутано нежное сердце:
    Ты ли уловлен, ужален сестрицей-колдуньей?
    Кто же мне спрячет за щеку истертый сестерций? -
    Ибо и часу не быть мне причастною к зрячим.

    - Я, как елей в твоем ветхом сосуде, истаял...
    Падает, ласточка, вздохов бескрылая стая.

    - Боже, мой Боже, стать камнем мне в каплях стоячих!
    Я лишь хотела глазами любить, это значит...

    - Значит, прощай.

    _^_




    МЕДЕЯ.  ЖАЖДА

    Не остров - острый остов корабля,
    И бездна под ребром, а не земля,
    И гребни волн вздымают чёлн впотьмах,
    И рыбьего хвоста смертелен взмах.
    Ты - Водолей. Вода твоя горька
    И солона. И, о глотке моля,
    Я выроню кувшин для молока.

    Не остров - даже горсть золы в руке,
    И та - надежнее волны в реке,
    Вливающейся в черный океан,
    Чья безмятежность - гибельный обман.
    Я - Лев. Моя стихия - жар степей,
    Где солнца шар, не пойманный никем,
    Шипя, в колодец канет - хочешь, пей!

    Не остров - отрок в млечной глубине,
    Отрыв от яви, ямба плач извне
    Манят, и дразнят, и влекут, и пьют
    Приправленною солью жизнь мою.
    И чья ладонь, соломинка, змея
    Протянутся из небыли ко мне?
    Язон не вздрогнул на корме, смеясь.

    _^_




    КАТУЛЛУ  -  В  ВИФИНИЮ

    Кипарисов глухая стена - дыбом:
    Там навеки нашел покой брат твой.
    В метрополию рвёшься немой рыбой,
    Чей плавник отхватили тупой бритвой.

    Ты в Вифинии нажил мешок скорби,
    Паутиной осенней сундук полон.
    Непосильным бездельем с утра сгорблен,
    Звук гекзаметра гасят - поддых - волны.

    ...Славен претор разбоем - тебе ль разве
    На него равняться, забыв песни?
    Он в приписках мастак, но как червь развит -
    Вот и строки указов его - ЧТО весят?

    В услуженье у власти земной - ты ли?
    Поклонись лучше деве своей - Музе!
    Та не будет с другими блудить или
    Загонять тебя в пропасть - как шар в лузу.

    Закажи-ка папирус себе светлый
    Да вина - вот отметим твою встречу!
    Под ногами листвой шелестит ветер,
    Задремав на губах золотой речью.

    Что нам, право, кровавых богатств бойня?
    Пусть у Цезаря ноги болят: к бриттам
    Отправляясь за оловом! На кой ляд
    Нам те цацки: не больше от них ритма,

    Чем от брани сенатской! Давай всё же
    Лучше выпьем за долгую жизнь виршей:
    Хоть мы пишем сдирая до жил кожу -
    Оболочка истлеет в земле рыжей.

    Час ухода во тьму не прозреть - точно.
    Возвращайся скорей с берегов дальних!
    Лучше, друже, в Вероне поставь точку -
    Да на свитке, а не на костях игральных.

    _^_




    ОСЕННЕЙ  БАБОЧКОЙ  СКОЛЬЗЯ...
    TRISTIA


    Осенней бабочкой скользя
    Над тусклой позолотой хризантем...
    Куда влечет небесная стезя?
    Что кроется за облаком, за тем

    Пологим спуском у ручья,
    Заросшим незабудками, уже
    Распадом тронутыми? Чья
    Трепещет тень, рассыпавшись драже,

    У старой городской стены
    И у корчмы дорожной, где давно
    Не слышно песен - римских иль иных,
    Где молодое не лилось вино

    С тех пор, как галлы обрекли
    Огню все виноградники вокруг?..
    Кто трогает шершавые колки -
    Извлечь из ржавых струн чудесный звук

    Элегий скорбных?.. Вторя им,
    Вздыхает Понт и ластится у ног...
    Юпитером ты больше не храним,
    А Августом - тем паче... Жизни срок

    Всему отмерен: и тебе ль
    Дано прозреть израненной душой
    Закат империи? Своих недель
    Не счел и Цезарь! Но уже вошел

    В провинции восточной в Храм
    Кудрявый Отрок... А в твоей глуши
    Легионеры тащат в крепость хлам,
    И италийским молятся богам,
    И гетов бьют из кожаной пращи...

    И бег судьбы остановить нельзя -
    Как строчку на пергаменте поэм,
    Как и любви Божественной приход...
    Душа твоя пускается в полет,
    Осенней бабочкой скользя
    Над хрупкой позолотой хризантем.

    _^_




    ДЕРЖАВНЫЙ  АВГУСТ

    Имперской поступью, державною строкой
    Выстукивает август пульс в запястьях.
    Эвксинский Понт сулит, как прежде, непокой
    И на семи холмах распятья.
    Кто нынче зван? Чьё ухо плавит Спаса воск?
    Поёт латынь Октавиану славу.
    И терпкий яд на солнце раскаленных ос
    Горит в моей крови октавой.

    _^_




    БЛЕДНЫЙ  ВСАДНИК

    Заповедных кругов
    Было девять, а ныне не счесть,
    И уводит другой -
    По спирали - в зловещее "шесть..."
    Что ты нам, Иоанн,
    Завещал в своей ссылке земной?
    Этой твари непарной - и сам
    Ужаснулся бы Ной.


    Расскажи мне о том,
    Как на Патмосе меряют день
    Стрекозиным крылом,
    Чья дрожащая стелется тень
    На листок, на строку,
    На протяжное скорбное "а":
    В виноградном соку
    Тонет "thAnatos", плачет душа.

    И еще расскажи,
    Как на дудке кузнечик свистит
    У горячей межи
    И как в уши вливается стих,
    Небесам отслужив;
    Как под утро гремит трубный глас -
    И полёвка во ржи
    Камнем падает в смерть, оступясь, -
    Расскажи, расскажи,

    Как подымется вал,
    И на берег прихлынет волна,
    И из вод - дик и ал -
    С рваной раной, зияющей на
    Бронтозавровой шее,
    Выйдет зверь - телом тучный шакал:
    В лапах держит клише,
    Чтоб влепить наповал

    Человекам печать
    Прямо в лоб - не успеешь моргнуть,
    А не то что вскричать:
    "Боже, Боже, как темен мой путь!"
    И по морю круги
    Разбегаются - несть им числа,
    И гудят сапоги,
    И грохочет в потемках хвала,

    И затоптаны в грязь
    Семью семижды светочей. Ночь
    На Кавказе. Клубясь,
    Жаркий смерч гонит ласточек прочь.
    А на Севере, где
    Подворотня обрушенных скал,
    Приподнявшись в седле,
    Бледный всадник уже проскакал.

    Лишь семь звезд в облаках
    Чуть мерцают, как ясный берилл...
    Твоя пропись, монах,
    Багровеет от теплых чернил.
    На полоски порву
    Легкий лён кружевного белья -
    Просыпаясь во рву
    На отшибе глухом бытия.

    _^_



© Наталия Литвинова, 2006-2018.
© Сетевая Словесность, 2006-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность