Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




Случайные заметки на темы истории
всех времен и народов и так,
вообще в частности *




Премьер - это всё

Самое главное в любой стране, в том числе и в стране Y - это премьер-министр. А не народ и не границы, как многие думают и считают в душе. Потому что границы - дело тонкое и на местности не всеми реально осязаемое. Особенно когда жить приходится в безграничной (то есть не имеющей границ) стране, граница которой всегда на каком-нибудь замке. Про народ тут и говорить нечего. Поскольку все разговоры про народ давно занесены в Красную книгу рекордов Гиннеcса, отнесены к разряду неприличных, банальных, избитых, интеллигентских и бесперспективных. Кем отнесены? Это не имеет решающего значения и никого не интересует.

Так что главное в стране - это вышеупомянутый премьер-министр. И если он не стоит у экономического руля, а сидит в американской, допустим, тюрьме со всеми удобствами - это ничего не меняет. И сути дела не противоречит. Суть дела - это такая вещь, которой вообще мало что противоречит. На то она и суть.

Поэтому отсюда вывод следует категорический: "Страна Y - плохая страна".

Если она самому главному в ней человеку не может простить каких-то нескольких сотен миллионов чужих долларов и передачи ему в тюрьму не носит, то на что же могут надеяться и рассчитывать рядовые ее граждане?

Хотя, впрочем, они ни на что и не надеются. И уж тем более не рассчитывают.




Хороший спикер, которого нет. Или есть

Или вот что еще было - в стране X. В ее, то есть истории. В самой наиновейшей, как говорится, с пылу и, в общем, с жару. Был в этой х-вой (иксовой, в смысле) стране спикер. Хороший такой спикер, толстый. Потому что из сельского хозяйства он был родом и племенем. А там не все, конечно, толстые, а лишь некоторые. Но он именно из некоторых был и к ним безраздельно принадлежал. Они его спикером и сделали. Некоторые, в смысле. И он оправдал многие надежды. Пока сидел. В спикерском кресле. Не все, но - многие. Да, и вот он был спикером, был, был. А теперь перестал. И стал бандитом. То есть нет, он бандитом стал, когда спикером был. А теперь он ни то ни другое, ни третье, ни пятое. Теперь он, может быть, восьмое или даже четырнадцатое. А это все равно, что никакое или, иными словами не к ночи будь сказано - все равно что ничто.

Хотя, впрочем, народу и без спикера хорошо. Потому что у него другой спикер есть.

Тоже хороший и тоже толстый.




Олигархи отправились в путь-дорогу
и идут сквозь трудности и препятствия, да!

Да, а олигархи в стране ХХ - в ее истории, в смысле - тоже были и есть. Все как у людей. Самые настоящие олигархи, ничем не хуже других, только уменьшенные. Иного, выражаясь точно, масштаба. Более мелкого. Но все равно они, несмотря на масштаб, много чего украли и непосильным трудом награбили у народа для создания себе первичного накопления капитала. И власть народную тоже к рукам начали прибирать на всякий случай, мол вдруг пригодится. Потихоньку, незаметно, где мытьем, где катаньем, где подкупом и угрозами, а где и жопы лижучи сладострастно и против шерсти.

И все у олигархов было нормально и шло своим, плановым, чередом. А потом вдруг, ни с того ни с сего, появился на их горизонте и на их пути какой-то, бля, извините за выражение, некто, в смысле, вообще неизвестно кто, что и откуда - не будем переходить на конкретные личности, во избежание создания их культа, тем более они и без того все поименно народу страны ХХ и кому надо известны. Появился и говорит олигархам:

- А пошли-ка вы, олигархи, на хуй.

И олигархи снялись, поклонились всем присутствующим в пояс и пошли.

И идут они, значит, своим чередом на хуй, идут и думают:

- А чего это мы туда идем?

Но все равно идут. Потому что возвращаться им неохота, да и плохая это примета - возвращаться. Тем более что на их месте уже новые олигархи проросли и расцветать, и соками живительными наливаться начали. Наверно, у них, в стране ХХ - в истории в смысле - почва для разведения олигархов благоприятная, чернозем как-никак, а также суглинок.

Хотя, впрочем, другие культуры на исторической почве страны ХХ растут не слишком и рекордных урожаев почему-то не дают.




Казаки и страна Советский Союз

Жили на одной Сечи, в стране XY, казаки. В смысле, не когда-то они жили, хотя когда-то они тоже на Сечи этой самой жили, что общеизвестно и общепризнанно. А они сейчас там жили. И поныне живут. Только они теперь не казаки, а бывшие казаки. По типу того как страна Советский Союз называется теперь только Бывший Советский Союз и никак иначе не называется. И разница между казаками и страной лишь одна. Зато существенная. Состоит она - разница - в том, что страны Советский Союз теперь нет окончательно и бесповоротно. А казаки так же окончательно и так же бесповоротно - есть.

Хотя, впрочем, и казаков нет.




Случаи из жизни президента страны N **

Случай первый

Сел президент и сидит. Все думали, что он это с устатку, от дел госзначения отдохнуть, а он просто для того сел, чтоб подумать о судьбах страны и мира во всем мире, а также и о своей судьбе бедного президента бедной великой страны - осколка проклятой империи. И вот сидит он в позе задумчивого орла, а об него все спотыкаются. И жена, и старики, и дети, и зятья со стороны дочери, и любимая собака нечистых кровей, а также братия и сестры всех вместе взятых. И все президенту говорят:

- Ну, что ты, блядь, расселся на дороге?

А президент сидит и никому не отвечает - ни грубостью, ни по-иному. Сидит. Час, два, три дня сидит, вспотел уже весь и продрог. А тут, конечно, внуки с правнуками к нему подходят любимые, подходят, по традиции спотыкаются о президента и спрашивают, мол чего это ты, старый пень, сел тут и сидишь? Конечно, президент ответил внукам с правнуками достойно и с любовью. Никому не отвечал, а внукам с правнуками ответил, потому что внуки с правнуками - это наше будущее. Вот президент им и ответил:

- Чего-чего? - ответил. - Думаю на хуй!



Случай второй

Да, подустал президент, призадумался. Что делать? То ли в отставку пойти, то ли за водкой сбегать. Долго-долго он думал и выбрал, естественно не долго думая, второе. Сбегал, Путина в гости на скорую руку пригласил, тот приглашение принял, приехал и говорит:

- Я не пью.

- Как это? - говорит президент.

- Ртом, - говорит Путин.

- А ты меня уважаешь? - президент у Путина на всякий случай спрашивает. - Или нет?

- Или нет, - говорит Путин.

Президент говорит:

- Я тебе ракету завещать собирался в знак вечной дружбы на добрую память (у нас тут завалялась), а теперь, значит, хрен тебе. Раз ты не пьешь и меня не уважаешь.

И не завещал президент Путину ракету. И водку сам выпил. Правда, культурно, из стакана, в два, как говорится, приема. Путин за ракету незавещанную на президента, конечно, обиделся и перекрыл ему кислород, в смысле, природный газ. А тут зима своими глупостями взыграла. Холодно теперь президенту. Да и энцам, мягко говоря, зябко. Но президент, он в более выгодном против них положении. У него деньги на водку всегда под рукой есть, чтобы ею греться. А у энцев нету. Интересно, какую он водку пьет для сугреву - отечественного производителя или "Абсолют" эмвээфовский трескает? Да, плохо энцам, президенту лучше, поскольку теплее. Он же у себя в администрации сидит, а они в реанимации лежат. А в реанимации, если кто не знает, лежат в голом виде. Чтоб на морозе не залеживались. И поговорить - ну совершенно там не с кем.



Случай третий

Приехал президент в город чугуна и денег, вони и пыли. Нанес, так сказать, городу своим присутствием незабываемый и неповторимый визит. Чтобы пообщаться с народом, нанес. Народ он привез с собой. Пообщался с ним на улицах, площадях и на глазах у всех - и обратно увез.

И понять его можно - таким мобильным народом умные президенты не разбрасываются.



Случай четвертый

Решили президентские враги народа президенту насолить и напакостить. И установили у него в ванной под кроватью звуковую видеокамеру вражеского японского производства. Другими словами, видео-музыкальный центр установили, радиоуправляемый. И он, значит, работает на автомате, а они в засаде ждут. Думая, мол, президент ни о чем по глупости своей не догадывается и поэтому будет себя компроматом обливать с ног до головы, как миленький. А когда обольет, они свою оргтехнику из-под президентской кровати на свет божий извлекут, через продажные средства массовой информации обнародуют и всенародно избранного президента на весь мир ославят и опозорят до гробовой доски в глазах коллег, друзей юности и передовой прогрессивной общественности.

В общем, месяца три эта камера, мягко говоря, обскура без передышки крутилась. Пока у нее все батарейки не сели на хрен и все кассеты не кончились. Извлекли тогда враги камеру, прибежали к себе в резиденцию вражескую радостные, думают, ну все тебе, господин президент, пиздец и плюс еще крышка от чайника. Прибежали, прокрутили, а там никакого компромата и близко нету. Один мат сплошной.

А мат, как известно, ненаказуем и вещественным доказательством не является. Если, конечно, он в рамках конституции и действующего закона.



Случай пятый

Задрала однажды президента бедной великой страны N объективная реальность. Прямо до тоски смертной. Особенно по утрам и вечерам. И понял президент, что если немедленно, в срочном пожарном порядке, не развлечется - тоска его победит и погубит.

А как президенту развлечься? Не на Канары же ехать, загаром себя покрывать и позором, фигуру свою и белье нижнее демонстрируя. Можно, конечно, войну какую-никакую - ну, хоть холодную - затеять с соседями, да мороки много и организационных мероприятий. Тем более войну можно проиграть, что совсем уже не развлечет, а наоборот, опечалит. И придумал президент игру: сажалки-догонялки. Так он ее для себя, а больше для всех остальных, назвал. Да и придумал тоже для остальных преимущественно. Придумал, вышел в высшее общество страны, в смысле, к элите - и объявил:

- Играют все!

И стала элита всех категорий, рангов и уровней друг за другом бегать, чтобы друг друга посадить. Олигархи за членами правительства, члены за женщинами, занимающими государственные и прочие посты, женщины - за генеральными прокурорами, директорами и банкирами, а банкиры - за рубежи и границы своей необъятной родины, вместе со своими и чужими деньгами.

Долго они так бегали и друг друга сажали без жалости и без ума, некоторые даже сомневаться стали в действенности президентской затеи и не только сомневаться, но и за ним самим гоняться с целью посадить. И еще многие стали кричать вслух и в голос: "Всех не пересажаете"!

А президенту всех и не надо было. Ему надо было только избранных. И то не всех. Он же не зверь какой-нибудь, президент страны N? Не зверь. Это точно. Другое дело, если кому-нибудь в голову взбредет спросить: "А кто?" Тут, конечно, ответа нет. Нет ответа - и точка.



Случай шестой

Пошел президент в клозет. А там олигархи. Очередь обосновали и стоят стеной. И никого впереди себя к цели не пускают. И президенту говорят: "В очередь!"

Обиделся президент на олигархов. "Ах вы, - говорит, - сукины дети ваших мать! Как же может президент в очереди стоять? Он же обосрется. А у него и так для этого удобных случаев на каждом шагу понатыкано".

Конечно, олигархам стало стыдно за свое поведение. Но все равно не пропустили они президента вне очереди. Уж очень им посмотреть хотелось, как он, глава государства и гарант всего, у них на глазах обосрется в пространство. Ну, он и обосрался - как и следовало ожидать и как поступил бы на его месте каждый. Правда, и их, олигархов проклятых, тоже обосрал с ног до головы брызгами. И в отставку после такого конфуза, не ушел. Что справедливо, а также правильно. Потому что народ президента чает и поддерживает. Даже обосранного.



Случай седьмой

Напросился как-то к президенту страны N то ли Клинтон, то ли Буш - они там меняются, как носки, не запомнишь - с официальным визитом на высшем уровне. Вроде бы. А на самом деле, конечно, на рыбалку. В стране N клюет хорошо. Ну, приехал, ни фига не поймал, кроме трех хламидий мелких - пора уезжать. А президент страны N, хоть и мудак, но гостеприимный, широкая нерусская душа, иными словами. Решил, что надо бы что-нибудь этому Клинтону Бушеву преподнести - пропади он пропадом. А что ему преподнесешь? Машина у него есть, галстук есть, даже носовые платки всех цветов радуги и оттенков есть. Ну, и денег - каковые можно было бы в конвертике красивом ненавязчиво сунуть - тоже у этого Буша, который, может, и Клинтон - куры не клюют, говорят "зелень нам надоела".

И придумал тогда президент преподнесть Клинтону вместе с Бушем скульптуру из музея или, другими словами, бюст - экспонат художественной ценности. Вызвал музейную директрису по фамилии Большая-Басманная и говорит, мол, подбери мне в запасниках что-нибудь из старья, века, допустим, восемнадцатого. Мне Клинтону, или как его там, поднести надо.

А та как уперлась рогом! У меня, говорит, музей, а не ломбард, народное достояние, учет и контроль, то-се. А вы, говорит, хоть и президент, но страшный мудак, и никакого бюста я вам разбазаривать не позволю.

Президент очень такому ответу директрисы удивился и не обрадовался. Так удивился, что про Клинтонбуша забыл на фиг. И тот, забытый, улетел. Без бюста, без торжественных проводов в аэропорту, а с одними только сопровождавшими его лицами. Улетел, гад, и теперь всем там, в свободном мире, рассказывает, что изобразительное искусство и скульптуру он любит больше всего на свете и что президент страны N мудак. Тут ни против первого, ни против второго возразить нечего. Но зачем же об этом рассказывать кому ни попадя? Вот в чем вопрос.



Случай последний

Поймал президент себе на обед золотую рыбку. Как раз назавтра после улета предполагаемого Буша. Ну, раз такое дело, грех было не воспользоваться, и президент до того, как рыбку жарить, решил позволить ей выполнить какое-нибудь свое дурацкое желание.

- Спасибо, - сказала президенту рыбка, - за доверие. А чего надо-то?

- Хочу, - сказал президент, - этого. Да. Вот. Как бы тебе объяснить. Хочу... Чтоб меня народ любил. Вот чего я хочу.

- Ладно, - ответила президенту рыбка. - Сделаем.

И не успел президент рыбку съесть, как собрался народ, окружил президента плотно и стал его любить всем народом прилюдно. И будет теперь любить его до смерти. Ну, или до следующих президентских выборов. Что для президента страны N примерно одно и то же.


    Примечания

    * Все фразы вымышлены. Совпадения и несовпадения случайны.

    ** Страна N тоже вымышлена. Но на карте ее пока еще нет.



© Александр Хургин, 2001-2017.
© Сетевая Словесность, 2002-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность