Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



[ Ч/Б ]


* Я на скрипочке играю, поднимая лёгкий прах...
* по радио говорят о приходе исмаил-хана...
* с неба тревожный весенний свет...
* я говорит салтыков щедрин...
* за далью даль сезон спитого чая...
* [литературоведение]
* всё забыть, и по второму кругу...
* [reformatio]
* [alma]
 
* приходит зима, уходит зима, приходит...
* [покрышкин]
* [охотный ряд]
* [николай]
* [de rerum natura]
* [четверги]
* [лезвие]
* [ч/б]



    * * *

    Е.Т. 

    Я на скрипочке играю, поднимая лёгкий прах. Я не Байрон - просто ранен на колчаковских фронтах, и на раненую ногу опираясь, бледный весь, вот играю понемногу, зарабатываю здесь. И мотив сентиментальный дешевизною набряк: про исход пою летальный кочегара на морях, про угар пою тифлисский с напряженьем певчих жил... А когда-то - по-английски, и - в гимназии служил. Но ни слова, тс-с-с, ни слова, вон идёт уже за мной комиссар в тужурке, словно зуб хороший коренной. В чёрной коже, ликом - белый. Он в гимназии моей, было дело - портил девок, жмых менял на голубей, но поднялся, второгодник, и теперь за двойки мстит. Байрон, Байрон, день холодный, Бог, наверное, простит за цистит, больную печень, за подбитый ветром глаз. Время - лечит, мир - калечит. Я ведь, барышня, и Вас помню, помню - Вы же сами, выходя из варьете с этим самым комиссаром, вся - на коксе, на винте... Я стоял у входа слева и вдогонку тихо пел: "Fare thee well! and if forever, still forever fare thee well".

    _^_




    * * *

    по радио говорят о приходе исмаил-хана.
    оборона прорвана практически всюду.
    как и предсказывал наш историк на пятой паре,
    лигурийцы беспорядочно отступали,
    жгли архивы и предавались блуду.

    а ты наклеивала бумажные кресты на окна,
    задёргивала шторы, сбрасывала одежду,
    говорила ненужное, дразнила наотмашь,
    захлёстывала волной, выбрасывала на отмель
    мрачных утёсов между.

    местные жители добывали воздух из вздохов,
    продавали последнее, что у них оставалось.
    - а что это у вас, дражайшая солоха?
    - это у нас, любезный дьяк, такая эпоха,
    давящая на жалость.

    и поэтому я тебя никогда не покину.
    даже когда поведут на площадь сен-василиска,
    навстречу рёву толпы, навстречу выстрелам в спину -
    ты расскажешь мне последний анекдот про любовь дофина...
    всё же мы достойно прожили нашу жизнь, моя киска.

    _^_




    * * *

    с неба тревожный весенний свет
    под ногами вышивка крестик гладь
    может быть за каждым приходит смерть
    как из школы родители забирать
    стоит она на трамвайном кругу
    созывая ветер со всех сторон
    одноклассники машут и вслед бегут
    воробьи галдящие средь ворон
    бесполезно просить погулять ещё
    лужи грипп мороженое все дела
    послезавтра устный потом зачёт
    говорящий куст посреди стола
    кому наливают вино не мне
    под трамвайные звоны издалека
    о ком говорят во втором окне
    с занавеской оборванной с уголка

    _^_




    * * *

    я говорит салтыков щедрин
    зверь обличитель зла
    хочешь прорваться звони один
    звёздочка треск ноль два
    сотни томов восковых неправд
    прадед секунд-майор

    радуйся имя твоё виноград
    на языке моём

    я продолжает тулуз лотрек
    средней руки горбун
    я только в эти холсты одет
    в эти штрихи обут
    код мой магнит мой на карте крап
    шулерский мой приём

    радуйся имя твоё виноград
    на языке моём

    гроздью корми оплети лозой
    чтобы глядеть в зрачки
    не отрываясь и по одной
    строчки мои зачти
    писано ощупью наугад
    сунуться рылом в калашный ряд
    крикнуть в дверной проём
    слышишь ли пастырь овечьих стад
    слышишь садовник идущий в сад

    радуйся имя твоё

    _^_




    * * *

    за далью даль сезон спитого чая
    за пылью пыль а впрочем знаешь сам
    снег отрывает землю от причала
    дождь пришивает землю к небесам

    и присно говорят тебе и ныне
    здесь будут никуда не убегут
    прядильные и ситценабивные
    и танковый на левом берегу

    сентябрь уж наступил ещё до света
    вставать зевать и собирать портфель
    на русском как провёл понятно лето
    на аглицком как звать и сам откель

    да что за горе мне сегодня с вами
    ну что вскочил петров уймись и сядь
    своими говорят тебе словами
    перескажи и не гляди в тетрадь

    _^_




    [литературоведение]

    объект Пушкин, Александр Сергеевич,
    по делу проходил как "сверчок" и "арап",
    полукровка, втайне гордился дворянством,
    в юности - пошлятина в стиле Парни,
    как результат подпал под влияние,
    "я бы мог, как шут", ода "вольность", но влюбчив,
    цинизм уравновешен излишней чувствительностью,
    образован широко, но бессистемно,
    попытки перевербовки в двадцать седьмом и тридцатом,
    в последнем случае - ряд ценных сведений,
    на регулярное сотрудничество не пошёл,
    физически устранён, о чём ниже,
    вдова сочеталась браком с агентом Ланским.

    Раскольникова, Арина Родионовна,
    в штате с восьмидесятого, кличка "няня",
    истинно русская, характер нордический,
    кавалер именного оружия,
    медаль "заслуженному работнику органов",
    объект - в разработке с девяносто девятого,
    осуществляла целенаправленное воздействие
    в духе православиясамодержавиянародности,
    негласный надзор в поездках и ссылках,
    связь непосредственно через Бенкендорфа,
    в ходе выполнения операции "дуэль"
    выскочила из кустов с фамильным топориком,
    убедившись, что агент Дантес промахнулся.

    _^_




    * * *

    всё забыть, и по второму кругу:
    воздух горше и плотнее к югу,
    вот и тьма сгустилась грозовая,
    харьков, запорожье, лозовая,
    здесь меня когда-то хоронили
    те, со вкусом мёда и ванили,
    я лежал на чистом и казённом,
    наслаждаясь местным чернозёмом,
    и неважно, что иного века,
    что жидовской крови злая мета -
    то-то под курганами веками
    скифы пополам с железняками.

    попрошу старинную подругу:
    проезжая тулу ли, калугу,
    звоном поздним, землемерной цепью
    грянься оземь - и лети над степью,
    как летают птицы без названья
    над непрядвой, доном и назранью,
    как сменил докембрий - януарий,
    расскажи в последнем мемуаре,
    расскажи, как мы с тобой играем,
    разлетись в тетради юденфраем -
    кровь во рту и привкус купоросный
    маленькой войны победоносной.

    _^_




    [reformatio]
    (памяти всех)

    таборит из табора, гусь из гуситской своры
    там, у гроба, плакали, ну а теперь - корят.
    но зато у их красоток такие формы,
    что моравия - просто жалкий протекторат.
    ян из желива, старый вацлав из будеёвиц -
    все твои маршалы пали, хоть волком вой,
    ты один, из камня высечен, стой, наёмник
    века, под плевками, на площади, как живой.
    помнишь, шли с домашним пивом и ветчиною?
    лишь лесные ягоды брал - детей дары.
    начинали зимой, а как дело к летнему зною -
    отступали по влтаве, оглядывались на костры.
    ты горел в одном, открыт толпе, как на блюдце -
    золотая чаинка, маленький и нагой.

    а туристка просто хотела сюда вернуться,
    вот и кинула, дура, щепочку в твой огонь.

    _^_




    [alma]

    что глупых клятв на стогнах воробьёвых, что нежностей в студенческих альковах, что игр в реке, где плещутся лещи... а между тем профессор кастанеда нам лекции читал про кости неба, про тонкие прозрачные хрящи. он говорил о предопределенье. на старческих щеках сквозило тленье, сансары скрежетало колесо, и с нашего огромного потока лишь катя н. сидела одиноко и кратко конспектировала всё. утратив гибкость, старый и отвратный, упёршись в слюдяной и силикатный костяк вещей, забвения ища, листай назад и вспомни эти клятвы, и девичий затылок аккуратный, и нежный вкус копчёного леща. я тоже вспомяну. слезой умоюсь. здесь ныл петрарка, здесь вопил камоэнс, вон лики их таращатся со стен, где на закате - ангельское пенье, а на доске, меж прочих, объявленье: "возьму списать конспекты кати н."


    _^_




    * * *
            Полине Филипповой

    приходит зима, уходит зима, приходит,
    вот и ездишь туда-обратно, как хоббит,
    надеваешь траурный воздух мехом наружу,
    думаешь "сдюжу или не сдюжу?"
    впрочем, думаешь это другими совсем словами,
    какими думают коми или саами.

    водитель снимает перчатки, ключ вставляет, греет,
    не задумываясь, как лишь человек умеет.
    голубь - пешком на свалку, собака - рысью к дому.
    кто сказал им, что надо так, а не по-другому?
    то-то всегда пугала скульптура "скорбящий гений":
    "жизнь животных" откроешь - глядь, это "жизнь растений".

    что ли переверни подушку, выверни наизнанку
    куртку, полюби безответно красивую лесбиянку,
    от природы скромник, дамам заглядывай в вырез
    платья - и попадёшь в первый небесный выпуск:
    горчаков - в министры, кюхля - в курную хибару,
    я же стою на снегу, за всех один погибаю.

    _^_




    [покрышкин]

    соседка заносила спички и соль
    сосед заходил и оставил ключ
    бреешься у зеркала - видишь листок
    "ахтунг ахтунг покрышкин ин дер люфт
    тем кто своевременно оставит меня
    тополиный пух и божья роса
    ну а мне соколику мать сыра земля
    да высылка в двадцать четыре часа"

    что ли призывай на голову мою
    все свои проклятия имперская сталь
    твоего покрышкина ждали в раю
    только он заранее сводку прочитал
    как в покровском-стрешневе наискосок
    шёл я по аллее мимо дачи его
    ждал откровенья или пули в висок
    окрика охраны ан нет ничего

    левитан до смерти слышал голоса
    жуков до опалы копался в золе
    тополиный пух и божья роса
    всё что остаётся на этой земле
    опускай шлагбаумы ступай со двора
    фонарём на станции вослед посвети
    передай начальнику апостола петра -
    эшелон проследует по первому пути

    _^_




    [охотный ряд]

    окорочка, подбрюшья вокруг, подглазья,
    ливер, межреберье, прочие безобразья.
    лёгкого зацепи, кума, с требухою -
    большего я на этой земле не стою.
    а мясники похаживают по ряду,
    из-под полы показывают что надо,
    гоголем ходят, ходят лесковым резким,
    трубочками попыхивают с достоевским.
    вы отрубили всё, и остались крохи.
    жадные до творенья слетелись мухи.
    ходят над дном туземным. роятся стаей.

    обло моё. стозевно моё.
    и лайяй.

    _^_




    [николай]

    как отступят морозы
    рисовать на земле и метать наоттяжку с руки
    эти ножички палочки жвачки плевки
    или камнем в оконное метить стекло за
    неименьем реки
    запасайте карбид и картечь
    эта стружка аж искры летят называется магний
    это скат от камаза его полагается жечь
    эта русская речь
    на растопку для пятого класса нужна мне
    фейерверки ещё далеко
    молоко
    на губах не обсохло периодом полураспада
    как машинкой фарцованной гордо играй
    шаг вперед и выходит из общего ряда
    чемпион николай
    ни зубов ни бровей
    рыжий плут он лепечет как заяц
    он блатные поёт
    пробуждается зависть
    в пухлом сердце моём
    а потом
    как в начале потопа
    в октябре подступают дожди убирают бельё
    солят квасят и запах укропа
    отплывает всё дальше европа
    нам-то что до неё
    белым снегом сыграем
    с первой ноты начнём
    духовые сначала а скрипки потом
    ломанусь в грязноватый небесный проём
    назовусь николаем
    может быть и поверят а там разберём

    _^_




    [de rerum natura]
              Е.К.

    почему-то болгары кивают в знак отрицанья,
    тайцы считают до десяти, разгибая пальцы,
    лемурийцы ходят, переступая с носка на пятку,
    заполярные люди тают от быстрого света.

    тит лукреций об этом рассказывал карлу линнею.
    карл линней об этом рассказывал карлу марксу.
    тот за утренним пивом поведал гитлеру с троцким.
    все они уже умерли, а мы не успели родиться.

    засыпай, человек, которого не существует.
    спи в объятьях меня, придуманного тобою.
    пусть стучат за окном и поют на гортанном хеттском
    медленные таджики с пёсьими головами.

    _^_




    [четверги]
              квадратову

    сегодня славный клёв. рыбак издалека
    не видит рыбака, поскольку близорукий.
    он рыбные места продаст за горстку рупий,
    и выпьет, и уйдёт в элитные войска.

    мечись же, бисер мой. гонись, моя пурга.
    кто на крючке червяк - за бога не в ответе.
    я, может, и живу на этом белом свете
    четыре рыбных дня. четыре четверга.

    _^_




    [лезвие]

    знаешь, такой: деревянные тротуары,
    глиняные мосты, петухи перед рассветом.
    "доброе утро, " - тебе говорит самара,
    "добрый вечер, " - саратов,
    и где-то сбоку - лезвие волги,
    отрезающей от тебя по кусочку.

    очень скоро останутся только кости.

    очень скоро люди всё на свете увидят,
    и глаза у них за ненадобностью исчезнут.
    и когда твой череп найдут в подвале
    на краю оврага,
    археологи скажут, ощупав: "в передней части -
    два отверстия, напоминающие пулевые.
    видимо, выстрел
    и контрольный выстрел".

    _^_




    [ч/б]

    ляг скорее, зима, подоткну тебе одеяло.
    будешь ворочаться - спою тебе потихоньку.
    наши дети двенадцать лет не видели снега,
    позабыли скиинг энд скейтинг.
    там вдали метель - лети, лети, лепестричка,
    медсестра дала валидол, лепесин в дорогу,
    там ещё керосинка, лепет под водку, дуэли
    на расстоянии поцелуя.
    ляг скорее, зима, ну что тебе всё неймётся,
    широко раскинься, вольно - голова в магадане,
    левой ногой докоснись до чермного моря,
    правой ногой - в мурманск.
    нежно возьму тебя в начале урала,
    ни одного туннеля так не оставлю,
    прошепчу: "ни шагу назад - за нами столица,
    за окном минус сорок".
    я купил линолеум, гвоздиком покорябал.
    подписал "NN, мастер линогравюры".
    ляг скорее, зима, пусть тебе приснятся
    чёрно-белые реки.

    _^_



© Геннадий Каневский, 2007-2017.
© Сетевая Словесность, 2007-2017.





 
 

ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность