Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Тартуское культурное подполье 1980-х годов
Алексей Плуцер-Сарно



Сон Романа Шумейко



Роме Шумейко приснилось, что он выиграл фольцваген-жук красного цвета. Он был не очень похож на фольцваген-жук, но Рома был уверен, что это фольцваген-жук. Он был скорее похож на обычный огурец с кабинкой водителя и колесами. Или на гоночную машину старинную. В общем, это была абстрактная машина. Рома ее выиграл, но не видел. Машину до этого не хотели, откладывали все время отдавать. Обманщики, в общем, негодяи. А друг ему принес ключи от нее. Точнее они вместе пришли к машине, и он дал Роме ключи от нее. Этот друг был старый такой, тщедушный и хилый. И, кажется, там еще кто-то третий был, Рома не мог вспомнить. И они сели и поехали. Это все ночью происходило. Заезжают они в лес, Рома ведет машину по лесным ухабам, луна светит. Смотрят, избушка стоит деревянная, точно как на курьих ножках. И свет в ней горит. Только Рома не смог вспомнить, был в ней кто-то или нет. Дальше он тоже не все помнил, но, кажется, он там кого-то грохнул. Причем не просто грохнул, а, кажется, он его с дерева снял. То есть Рома сидел на дереве и подстрелил кого-то из этой избушки. А потом они поехали куда-то обратно, точно он не помнил, куда. Потом этот тщедушный друг куда-то делся. А Рома остановился и увидел, что колеса болтаются. "Вот это да, - подумал он, - ну и подсунули мне! Но ничего, я ее починю, и она будет классная". Но тут пришел Плуцер и разбудил Романа. "Можно я еще полчасика посплю, - простонал Рома и тут же потерял сознание. Сон продолжался. После этого Рома начал оглядываться и убегать. Видимо, была какая-то причина. Кто-то на него покушался. Причем Рома боялся их с самого начала. Так вот, приезжает он домой. Дом этот вроде бы Ромы, но просторный и недостроенный, ничего нет, голые стены, камни, доски, окна незастекленные. И появляется его друг, типичный солдафон, универсальный солдат похожий на Шварцнегера. Стрижка такая же, глаза узкие. Рома рассказывает другу о своих проблемах. Тот говорит, что все будет нормально и приносит кучу оружия. Тесак огромный, большой пистолет, потом автомат, лук космический, винтовку. Странное оружие, непонятное. Навесил на Рому оружие. И Рома сел в уголке укромном и безопасном и стал проверять магазины. Раскрывает он пистолет, а там патроны рассыпаются. И они странные такие, похожие на пуговички. А сами пули повыпадали. Рома начинает лихородочно собирать пули, но в пистолет помещается слишком много пуль, и вот они уже из дула показываются и уже вот-вот выпадут. Рома понял, что они далеко не улетят. Начал Рома ходить с автоматом мимо окон. Тихонечко красться, пригибаясь, потому что на деревьях вокруг сидели снайперы, чтобы его убить. Вот наступает ночь. Рома смотрит из окна, а вокруг на деревьях тени на площадках. Он понимает, что они смотрят в бинокли и совещаются. Тогда приходит день и приезжает Тарас Шумейко и еще три человека: союзники, и все - мужчины. Они совещаются с Ромой, и все выходят наружу. Рома боялся выходить, но его уговорили. Сказали, что днем ничего не будет. Рома сначала перебегает от камня к камню, но потом смотрит и понимает, что снайперов нет. Тогда он начинает свободно ходить, но продолжает внимательно следить за деревьями. Тут все приходят к выводу, что боятся нечего, потому что до деревьев более шестисот метров. А потому убойный радиус не достигнет Рому от снайперов. А вокруг роминого дома бетонные плиты, странные камни и деревья. Деревьев то этих Рома боялся больше всего. Потом все союзники куда-то деваются, Тарас тоже исчезает и появляются родственники. Рома начинает думать, как ему ездить в Академию, то есть в Национальный аграрный университет. И решает брать с собой пистолет. И решает ездить разными путями, чтобы его не убили. Но тут пришел Тарас Шумейко и разбудил Рому пинками.








 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность