Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ПОДРАЖАНИЕ  СОВЕТСКИМ  ПОЭТАМ


    * ЗИМНЯЯ ГАЗЕТА
    * СОБЫТИЕ


      ЗИМНЯЯ  ГАЗЕТА

      Ковыляя на трех ногах, улыбающаяся собака
      переходит дорогу. Я смотрю ей вслед и шепчу: "Однако".
      В небе темно и мрачно, под ногами от грязи зыбко.
      Пешеходный мост впереди - как перевернутая улыбка.

      Дворник сыплет на тротуар горстки бурой соли.
      Улица морщит лицо и шипит от боли.
      Пешеходный мост, как мальчишка, таращится на машинки.
      И люди по нему пробегают, как по лицу - морщинки.

      Останавливаюсь у "Дикси", подсчитываю монету.
      На курево не хватает. Хватает лишь на газету.
      Нашарив в кармане увядшую плоть окурка,
      иду покупаю газету. Называется - "Литературка".

      Критики хают поэта, твердя, что легко и свободно
      должен течь стих, и что дольником в наше время не модно
      писать. И делают стойку, как доберманы
      на загнанного ЗК, увидев анжамбеманы.

      После этих статей в душе у поэта остается вмятина,
      как от удара лопатой. Он шепчет: "Фигня, бредятина".
      Или с усмешкой цедит: "Какое скотство".
      И критик жмурит глаза, почувствовав свое превосходство.

      2005

      _^_




      СОБЫТИЕ

        Скучно жить, мой Евгений. Куда ни странствуй...
                  И. А. Бродский

      Тусовка бубнит про ужасную "порчу души"
      попавшего в ощип "хорошего, в общем" поэта.
      Кричит "лизоблюд" и спешит подсчитать барыши,
      которые мнил он слупить за "предательство" это.
      Поэт уличен и наказан, как пойманный вор,
      оплеван и выпорот плетью (пылай, ягодица!)
      С утра и до ночи он слышит про "стыд и позор"
      от тех, в основном, кто в подметки ему не годится.

      Морщины, извивы... Лицо - как исписанный лист.
      А губы бубнят: "Разрезвились... Ну, прямо, как дети.
      Всё пишут и пишут они. И никто так не чист
      и так не прекрасен душой, как писатели эти".
      Уныло дымит сигарета. Канатики жил
      покрыли удавкой натертую шею воловью
      того, кто еще полстолетья назад заслужил
      прощенье и надпись: "Евгению Рейну, с любовью".

      Теперь отовсюду несутся стенанья и ор.
      И в толстых губах у поэта дрожит сигарета.
      И сотый по счету лихач, журналист-матадор,
      втыкает свой "паркер" в мясистый загривок поэта.
      Оргвыводом в морду поэту - не дергался чтоб.
      Язык холодит валидол... Перестанут? Едва ли.
      Как будто хотят поскорей укатать его в гроб
      и, грохнув стаканом об стол, прохрипеть: "Потер-ряли".

      А после - коньяк и вино в ЦэДээЛе лакать,
      давать интервью журналистам и плакать под скрипку
      и, фонд основав, сочиненья его издавать,
      твердя в предисловьях про "грустную эту ошибку".

      февраль 2005

      _^_



© Ренат Гильфанов, 2005-2018.
© Сетевая Словесность, 2005-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность