Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



Недоказанных  теорем
остается  не  так  уж  много...


* ФАНТАЗИЯ
* МИНИМАЛИЗМ
* ПОД ДОЖДЁМ
* РИЖСКИЙ БАЛЬЗАМ
* МЕЖ НАМИ НЕ БЫЛО ЛЮБВИ
 
* 28 КАПЕЛЬ КОРВАЛОЛА
* ЕРЕТИКИ
* ТАПЁР
* ФИЛОСОФ
* ИСКУССТВО ОДИНОЧЕСТВА



    ФАНТАЗИЯ

    Есть такие края, где куда-то выводят дороги;
    измеренья такие, где в тундре растёт кипарис.
    В тихом омуте там в изобилии водятся боги,
    чей заветный Олимп опрокинут вершиною вниз.
    Эти боги порой надевают джинсу да гавайки
    и выходят в народ, незаметно смешавшись с толпой,
    чтоб услышать от нас о себе изощренные байки,
    чтоб божественный грех замолить предо мной и тобой,
    чтоб лениво пройтись в парке отдыха или культуры,
    чтоб отведать пивка, жажду счастья легко утоля,
    и подумать: "Пора упразднять силовые структуры,
    что и так существуют одной декорации для...",
    чтоб потом, ублажив свои органы зренья и слуха,
    вновь спуститься к Олимпу, желаньям своим вопреки...

    Есть такие края, где любовь - состояние духа
    и где каждый иммунен к бактериям зла и тоски.

    _^_




    МИНИМАЛИЗМ

    Когда филе, которое миньон,
    отсутствует -
    закусывайте салом,
    поскольку в силе божеский закон
    умения
    довольствоваться малым;
    простой закон,
    имеющий в виду,
    что цель - порой не ценность,
    а приманка...
    Я тоже бы хотел
    с небес звезду,
    но -
    сил в обрез,
    и сломана стремянка.
    Ну что ж, за неимением звезды
    сойдет любая тусклая лампада.
    Не нами
    пополняются ряды
    немногих тех,
    кто вышел вон из ряда.
    Мы новые
    не сотворим миры,
    легко застраховавшись от падений
    разумным потреблением икры,
    любви,
    надежды,
    гордости и денег.
    А мысли о Великом -
    просто так
    мы сказкам отдадим
    и кинозалам...

    Пускай полощет ветер
    белый флаг
    умения довольствоваться малым.

    _^_




    ПОД  ДОЖДЁМ

    I.

    Ступить под дождь, набросив капюшон,
    увязнув в тине собственных клише,
    хоть результат раздумий предрешён
    и оседает моросью в душе.
    Я убегаю крысой с корабля;
    слова танцуют в глупой голове:
    комедия, финита, нота "ля",
    конец надеждам, аутодафе...
    Вези меня, извозчик, хоть куда
    в потёртой барокамере такси;
    туда, где растворяется беда
    в словах: "Не верь, не бойся, не проси...";
    в края, где животворные сады,
    в континуум, где всё вокруг - МОЁ...
    Я слышал: дождь смывает все следы,
    но всё это - киношное враньё...

    II.

    Вот здесь, где неподвижный черный пруд,
    останови. Исполни мой каприз.
    Холодный дождь, хранилище простуд,
    тоске на бис играет бенефис.
    Я здесь останусь, полуночный тать,
    смотреть, как бьётся о воду вода...
    А ты езжай; какого чёрта ждать;
    я заплатил обратно и туда.
    Я остаюсь. Я попросту созрел
    для волглой тьмы, накрывшей материк...
    И сотнями акупунктурных стрел
    врывается мне дождь под воротник.
    Всё к худшему в не лучшем из миров
    премудростям житейским вопреки...
    Пусть будет боль - но лишь во имя строф,
    во имя гениальнейшей строки;
    но и её - как не было, так нет.
    Мой тихий голос в шорохе воды
    неразличим. И, чутко взяв мой след,
    дождь, как в кино, смывает все следы.

    _^_




    РИЖСКИЙ  БАЛЬЗАМ

    Узнаю тебя, осень,
    по недобрым глазам,
    по прищуру пылающе-рыжего цвета.
    Чудодейственный Рижский
    оноре де Бальзам
    выжигает из жил постаревшее лето.
    Вот и небо обрюзгло.
    И, набравшее вес,
    наклонилось к земле в пароксизме одышки;
    и нечёток,
    как будто на фото без вспышки,
    горизонта клинически-точный разрез.
    Узнаю тебя, осень,
    твой рассеянный взор
    и шаманских дождей полушёпот и шорох...
    Ни за что не сменю я
    твой прохладный минор
    на присущую лету тональность мажора.
    Приведи меня, осень,
    к несвятым образам:
    к сероватой луне
    и к светилу без света...

    Пусть несётся по жилам
    агонией лета
    чудодейственный Рижский
    оноре де Бальзам.

    _^_




    МЕЖ  НАМИ  НЕ  БЫЛО  ЛЮБВИ

    Меж нами не было любви, была лишь яркость катастрофы,
    предвосхищаемый финал, где поезд мчится под откос...
    Но эта горечь на губах рождала образы и строфы,
    в которых знанью вопреки всё было честно и всерьез.

    Меж нами не было любви. Любовь ушла из лексикона.
    Сгорела пара тысяч солнц, нас обогрев - не опалив...
    И мы надежду быть вдвоем определили вне закона,
    меж наших странных берегов придумав Берингов пролив.

    Всё было просто и легко, как "ехал грека через реку",
    но даже в легкости сидел сомнений будущих росток.
    А счастье так легко списать на притяжение молекул,
    на недоверье к слову "боль" и на весенний кровоток.

    Пройдя весь путь от первых встреч и до финального аккорда -
    хоть притворись, что всё прошло;
    хоть душу в клочья изорви -
    "Меж нами не было любви" - мы догму заучили твёрдо,
    так ничего и не найдя, что выше этой нелюбви.

    _^_




    28  КАПЕЛЬ  КОРВАЛОЛА

    Перебои жизненного соло лечатся испытанным плацебо: 28 капель корвалола и дождём сочащееся небо... Памяти незримая петарда россыпью колючих многоточий выстрелит в районе миокарда и отпустит на исходе ночи...

    Сочиненье стихов... Зачем?!
    И на кой совершенство слога?! -
    недоказанных теорем
    остаётся не так уж много.
    Слишком хожена эта гать,
    и протоптаны эти стёжки...
    Унизительно - подбирать
    со столов опустевших крошки.
    Мне б исчезнуть в мельканьи лиц,
    в шевеленьи житейской пены,
    но невидимый миру шприц
    мне стихи загоняет в вены...

    Ночью всё так выпукло и чётко делится на дебет и на кредит; только сердце, шалая подлодка, глубиной непознанною бредит... Стая истин, спаянная в узел, ставшая докучливою ношей, острыми рапирами иллюзий тычется в предсердья и подвздошье...

    Сочиненье стихов... К чему?!
    Что изменится в мире этом?! -
    всё из света уйдёт во тьму,
    чтобы вновь обернуться светом.
    И за краткий житейский миг,
    напоённый мечтой о чуде,
    я не стану скопленьем книг,
    что до дыр зачитают люди...

    Ночью так враждуется с собою! И от изголовья до изножья время захудалою арбою тянется по мраку бездорожья. Нет стихов, шрапнельных многоточий; только холод стен да холод пола. Всё, что я хочу от этой ночи - 28 капель корвалола...

    _^_




    ЕРЕТИКИ

    Вы - строители трещин
    и дети разлада;
    большинству никогда не удастся понять,
    почему вы всегда выпадали из ряда
    и впадали в потоки, летящие вспять.
    Вы земной эволюции лишние звенья,
    обитатели жутких нездешних глубин...

    А Адепты Порядка таскали поленья,
    чтоб с костром вас оставить один на один.
    Вы сомнения ставили выше законов,
    вас вела в никуда ариаднина нить...
    Вы в себе навсегда победили драконов -
    тех, которых,
    казалось,
    нельзя победить.
    Вы, в глаза палачам беззастенчиво вперясь,
    свой недолгий земной половинили срок...

    Есть такая судьба: проповедовать ересь.
    Есть такая планида: писать поперёк.

    _^_




    ТАПЁР

    Приоткрывая радостные дали,
    исполненные солнечного света,
    слабай мне "Деми Мурку" на рояле,
    седой тапёр из бруклинского гетто.

    Давай с тобою по одной пропустим -
    мы всё же не девицы перед балом...
    А джазовой собачьеглазой грусти
    не нужно мне. Её и так навалом.

    Давай друг другу скажем: "Не печалься!
    Мы и такие симпатичны дамам..."
    Пусть из тебя не выйдет Рэя Чарльза,
    а я уже не стану Мандельштамом.

    Несётся жизнь галопом по европам
    в препонах, узелках да заморочках...
    Ты рассовал печали по синкопам,
    я скрыл свои в русскоязычных строчках.

    Мы просто улыбнёмся чуть устало,
    и пусть на миг уйдут тоска и страхи,
    когда соприкоснутся два бокала
    над чёрной гладью старенькой "Ямахи".

    _^_




    ФИЛОСОФ

    Бредёт по планете Неспорящий, землю не роющий,
    тропинками еле приметными, мохом поросшими,
    вдали от хайвэев, ведущих гаврошей к Сокровищам,
    и встречной дороги, до "пробок" забитой гаврошами.

    Его наблюдательность - мера познания Сущего.
    Отведав из утлой котомки нехитрой провизии,
    он будет смотреть, как дорога осилит идущего,
    и будет свидетелем каждой дорожной коллизии.

    Как выгодно быть в этом клане - Не Ищущих Выгоды,
    как здорово просто сидеть и на солнышко щуриться,
    поскольку давно уже сделаны главные выводы,
    и только неясно, что раньше: яйцо или курица.

    В глазах утомленных - ростки непредвзятого Знания,
    а мимо несутся спешащие, злые, охочие...
    Удачи им всем! А ему - всё известно заранее.
    Спокойная мудрость.
    Усмешка.
    Пикник на обочине.

    _^_




    ИСКУССТВО  ОДИНОЧЕСТВА

    Одиночество - странная штука...

    Ты - вовне, где ни мир, ни война.
    Тетивой робингудова лука
    в перепонках дрожит тишина;
    тишина, наделенная весом,
    обделенная даром любви...
    Не гулять ли вам Шервудским лесом,
    телефон и компьютер с ТиВи?!
    Ты - дошедший до истины странник.
    И с находкою этой сполна
    ты сроднился, как мертвый "Титаник" -
    с барельефом холодного дна.
    Время - жалкий нескошенный колос,
    перегнивший от влаги и стуж,
    просто путь, разделённый на скорость,
    просто формула.
    Физика.
    Чушь.
    Время кончилось. Птица кукушка
    замолчала и впала в тоску,
    и часов пунктуальная пушка
    не пaльнёт непременным "ку-ку",
    и реальность поставлена к стенке
    вкупе с вечным "люблю - не люблю",
    вот и память теряет оттенки,
    асимптотой склоняясь к нулю.
    Неподвижность.
    Не мука.
    Не скука.
    Может, только начало пути...

    Одиночество - странная штука,
    идентичная счастью.
    Почти.

    _^_



© Александр Габриэль, 2006-2018.
© Сетевая Словесность, 2006-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность