Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ПОД  СОЗВЕЗДИЕМ  РАКА


            Моим врачам



      I. НОЧЬЮ
      1
      Часто под звёздами ночью бреду,
      вижу их взгляды немые,
      глупо мигают на чью-то беду:
      "не виноваты" - не мы, мол.
      Будто в бреду улетаю я к ним -
      ближе к созвездиям дальним;
      я - к поразительным, разным таким:
      бледным, лиловым, миндальным.
      Мне никогда не понять этих мер -
      до эфемерных созвездий,
      только везде удивительный мир -
      сказочный и неизвестный.
      2
      Так же на звёздах разводят руками,
      пастью иль чем-то ещё там,
      молятся с неба летящему камню,
      жизнь проверяют на счётах.
      Шепчут о чём-то, не зная про Землю -
      радости наши и слёзы,
      но замирают - на мир ротозеют,
      видя созвездья и звёзды.
      Что есть Земля? - в коридоре пылинка...
      Город огромный? - ничтожность...
      Жизнь на планете? - случайные блики...
      Я - в свои сорок? - никто здесь...
      3
      Звезды, как люди, живут беспокойно,
      жмутся по семьям-галактикам,
      рвутся на ломтики, дольки, осколки,
      "дыркой" старея иль "карликом".
      Вся их гордыня и всё их величие
      лишь поразят Суперновыми,
      чтоб в телескопы увидели лично
      разные "разноголовые".
      Вскрикнет над взрывом сапёр-астрономный:
      "Здорово грохнули шарики!"
      Вспомнит ли завтра о них - Суперновых,
      снова по небу пошаривая?
      Сколько их - мило мигающих в небе,
      мигом и ночь им покажется:
      мылом растают и выцветут в небыль -
      в утра белесую кашицу.
      4
      Как же на нас эти звёзды похожи -
      старые и молодые:
      так же беспечны, когда помоложе,
      в старости - чёрные дыры.
      Бродят поэтами, ходят конвоем,
      так же, как люди - во мраке.
      Самое страшное - над головою:
      клещи созвездия Рака.

      II. В ОБЩЕМ ЗДОРОВ
      5
      Кто здесь доктор Айболит?
      "Я, а что у Вас болит"?
      Ничего и не болит!
      Easy, doctor "I-boil-it"
      6
      Доктор! -
      уставший от тысячи дел,
      после
      двенадцати лет эмиграции,
      всё ли терпимо,
      я знать бы хотел,
      только без вскрытия -
      без операции.
      Можно помазать,
      чего-то нюхнуть,
      можно таблеточки,
      капельки в носик мне.
      Только не надо
      со скальпелем в грудь:
      в душу не лезьте -
      трудней переносится.
      Доктор, я в общем,
      наверно, здоров.
      Знаете,
      все это трудное времечко
      сам обходился я,
      без докторов:
      в баньку, по пиву,
      массажик на темечке.
      7
      Лодка подводная
      прячется в док,
      чтобы проверить
      моторы и днище.
      Так же и я к вам:
      провериться, Док.
      Вот посмотрите:
      на заднице - прыщик!
      8
      Если серьёзно,
      то после двух дочек,
      после одной, но большой
      э-м-и-г-р-а-ц-и-и.
      Я раздражаюсь на всё
      ближе к ночи,
      часто срываюсь
      в простой ситуации.
      9
      А ещё,
      я как будто бы чувствую,
      что последнее время -
      не чувствую.
      Мне частенько всё
      надоедает,
      видно, что-то внутри
      з-а-е-д-а-е-т.
      Вы проверьте
      работает всё ли?
      Сколько я
      отложил уже соли?
      А еще -
      протекает ли где-то?
      Может, просто
      нужна мне диета?
      Или жилы и вены,
      как нити,
      как загляните внутрь -
      п-о-д-т-я-н-и-т-е.
      Отвечает мне доктор:
      "Проверю" -
      Не поверите!? -
      Я ему верю!
      10
      С кучей пробирок
      ушёл я - счастливый,
      дома "добром" их наполню.
      Сделаю тщательно,
      неторопливо -
      будете, Доктор, довольны!
      Пусть поработают
      круглые сутки
      химики и парфюмеры,
      пусть доберутся
      до дна и до сути
      с запахом, вкусом, размером.
      Каждая цифра
      должна быть известна,
      каждый анализ - изучен;
      чтобы ошибочкам
      не было места,
      чтобы диагноз
      поставили честно:
      верный, хороший,
      везучий!

      III. РАК ИЛИ РОК
      11
      Доктор вникает в анализов простыни,
      в каждую цифру, таблицу и факт.
      Вдруг,
      как прощения шёпотом просит:
      "Знаете, может быть, рак".
      Фак!!!

      Доктор, простите,
      а что значит "может"?
      Доктор Вы всё-таки
      или Вы "так"?
      Он продолжает:
      "возможно, поможем".
      Может быть?
      МОЖЕТ БЫТЬ?!
      ФАК!!
      ФАК!!!

      Доктор поморщился:
      "Мат здесь не нужен.
      Вы ж его снова...
      Не надо бы так..."
      Доктор, а мне
      режет душу и душит
      ваше культурное,
      милое "Р-ррак"!!!

      Страшное, резкое,
      жёсткое слово,
      бьющее пулей,
      летящее в лоб.
      Выстрел -
      и рухнут любые основы
      в дни или месяцы,
      может быть, год.
      Слово?
      Нигде от него не укрыться!
      Два океана...
      таможня, года...
      Родина ЭТО добро на границе
      не заставляла обратно
      отдать...

      Доктор, скажите,
      а Вы не могли бы
      мне объяснить:
      отчего всё и как?
      Я ведь по звёздам
      родился как "Рыба",
      Доктор,
      при чём же здесь
      "может быть, Рак"?
      12
      Он осторожный:
      "Вы знаете, Cancer
      очень коварен -
      бывает на годы..."
      Да, понимаю,
      похоже на карцер.
      Доктор, из карцера
      редко выходят.
      Доктор, скажите:
      А как же бороться?
      Я ведь всю жизнь
      представлял себе это.
      Думал, со мной-то
      уже обойдётся -
      я на другой
      половине планеты.
      Что это, Доктор:
      Чернобылем? В мае?
      Помню,
      всего полчаса под дождём я;
      ночью, к любимой,
      насквозь промокая...
      Значит, тогда уже
      был обречённым?
      Эту любовь
      и зовут роковою?
      Этой расплатой
      запомню весну я?
      ............................
      Это Чернобыль
      костлявой рукою
      шеи моёй
      через годы коснулся...
      13
      Так, через тысячи миль,
      после потерь и побед,
      вдруг попадаешь на мель,
      в сорок не зная ответ.
      Рак это или не рак:
      фак!!!
      Фак!!!
      ФАК!!!

      IV. ЗАВТРА
      14
      А завтра будет приговор:
      в халатах мэтры
      погонят прочь из тела хворь
      по миллиметрам.
      И жизнь покажется иной:
      пустой и спешной;
      и рассмеётся за спиной
      моя беспечность.
      Рожденным "Рыбой" быть рабом -
      лежать в палате;
      вопрос о жизни встал ребром,
      и где Создатель?
      Не он ли смотрит на меня
      и судит строго -
      зрачками Льва, Тельца, Близнят
      и Козерога?
      В лицо ударит "Рака" хвост,
      длиной в полнеба,
      и потемнеют блики звёзд,
      и я ослепну.
      Как жизнь, прервётся эта ночь -
      нелепо, грубо;
      под утро поцелую дочь
      и милой губы.
      И буду что-то лепетать,
      слова елозя;
      они за мною по пятам,
      скрывая слёзы.
      Я улыбнусь им через грусть,
      сжимая скулы;
      прикрою дверь и испарюсь
      в потоке улиц.

      V. ЕСЛИ ЧТО
      15
      Город-улей - миллионов.
      Я - один.
      Гонят улиц мили в молы:
      "Welcome in!"
      Подо мной червей сабвеи
      вглубь ползут,
      выгрызают, как себе я, -
      землю, путь.
      Надо мною небоскрёбов
      миражи -
      муравейники, где в робах -
      мураши.
      Город-призрак: и знакомый
      и чужой,
      вниз летящий - в катакомбы,
      ввысь - чижом.
      Город стонет под бетоном,
      тянет вниз,
      за мостами вместе тонут -
      Бруклин, Квинс.
      Давят здания-колоссы
      слизь толпы.
      Давят жёлтых такс колёса -
      в топь и пыль.
      Словно осы нас уносят,
      как пыльцу,
      опылять подъездов розы,
      местный Цум.
      За спиной пролёты-плети -
      авеню -
      бьют со стритами дуплетом...
      Не виню...

      Как же всё случилось - сразу?
      Как-то вдруг....
      Как оборванная фраза,
      как испуг.
      Будто жизнь сорвалась с края -
      вниз с высот.
      Как в рулетку с ней играю -
      повезёт?
      Не заметит город с неба -
      не меня,
      как растаю горсткой снега -
      немо я.
      И Эмпайр не заметит 1 ,
      как несу
      сам себя, шаги замедлив,
      там - внизу.
      Вот и дверь, вхожу в больницу -
      строг и тих.
      Здесь не жить, но положиться
      на других.
      Раздражаюсь, запинаюсь,
      слепит свет.
      Лица я запоминаю -
      вы в ответ.
      Если что, за всё простите,..
      не виня,
      Если... без меня растите.
      Для меня.
      И любовь, и ваша вера -
      верность уз,
      выше самой высшей меры...
      Я вернусь.

      VI. В ДРУГОМ ИЗМЕРЕНИИ
      16
      Лёг...
      обессиленный...
      Хочется плакать...
      Я же - шучу, смеюсь...
      Завтра смогу лишь
      показывать знаками -
      встречу немым семью.
      Доктор склонился:
      "Спокойной вам ночи..."
      Дальше -
      наркоз без дна.
      Я пересплю это -
      мне будет проще.
      Близким -
      всю ночь без сна.
      17
      Здесь не страшно - в другом измерении:
      пустота, чистота и почтение.
      Ухожу я на время из времени,
      в ожидании мне назначения.
      Тишина. Не встречают: "Пожалуйте!"
      Божьи Ангелы, где же вы служите?
      Кроме тех, кто тебя провожает, ты
      никому на планете не нужен...
      Кроме тех, кто в немом ожидании, -
      есть лишь Доктор и всё, что он может.
      А про ангелов - это в Писании,
      а про ангелов - сказочки в Дании...
      Но не мне -
      не на этом ложе.
      18
      Только доктор
      вокруг суетится,
      он сегодня
      дежурит за Бога:
      дирижирует
      острыми спицами:
      вяжет жилочки,
      связочки трогает.
      Доктор,
      всё, что мешает,
      отрежьте,
      не жалейте
      ни кости, ни сало,
      только нежно:
      поменьше, пореже.
      И решите -
      так сколько осталось?
      19
      Как корабль,
      налетевший на рифы,
      вдруг дыру
      пробивающий в днище;
      как гитара
      с поломанным грифом,
      на столе замираю,
      не дышащий...
      С головой,
      запрокинутой кверху,
      с шеей,
      вывернутой наизнанку,
      через все этажи,
      через веки -
      вижу в небе
      Созвездие Рака.
      Рук не чувствую -
      сложены вместе,
      перетянуты туго ремнями.
      Я лежу на пороге у смерти
      с перевязанными
      руками...
      20
      Я не верю
      ни в Чёрта, ни в Бога;
      я не верю себе самому,
      но пред Этим -
      последним порогом,
      Доктор,
      верю я в Вас
      и молюсь...

      VII. В АДУ?
      21
      Ночь,
      наконец - палата...
      Дайте уснуть,
      забыть.
      Буду во сне я
      плакать,
      буду в бреду я
      выть...
      Мокро...
      Я на помойке?
      Холодно...
      Я в аду?
      Сжался -
      подрезан в койке -
      мне б переспать
      беду.
      22
      Чувствую запах рвотный.
      ВСТАТЬ!
      И глаза тереть!
      Голос охрипший: "Вот он!"
      Кто это шепчет?
      Смерть?
      Снова кошмар мне снится,
      снова мечусь в поту...
      Где я?
      Ещё в больнице?
      Или уже в Аду?
      ВСТАТЬ!
      Лишь глаза закрою,
      чувствую,
      как, слизясь,
      жмётся ко мне с косою
      старая эта мразь!
      ВСТАТЬ!
      Провода срываю,
      превозмогая боль,
      c кровью встаю с кровати,
      чтобы упасть...
      на пол...
      Хватит, прошу - не надо,
      ниже уже нельзя.
      Видишь:
      р-а-з-д-а-в-л-е-н.
      Рада?
      Ниже -
      уже земля...
      23
      Длится кошмар -
      не кончен:
      в боли - скули и ной -
      в тёмной палате скорчен
      самый простой
      больной...

      VIII. КАМЕРА ИЛИ ПАЛАТА?
      24
      Это моя расплата,
      только за что -
      не знаю.
      В камере ли, в палате? -
      брошенный -
      з-а-с-ы-п-а-ю.
      Стенами охраняем -
      я добровольный пленный,
      "кормят" меня, роняя
      "воду живую" в вены.
      Тихо...
      я в полудрёме -
      кажется, будто годы,
      прямо в окно проёма
      огненный вижу город.
      Вид на него с постели
      вывел меня из комы:
      в небе сигарой тлеет
      утренний мой знакомый.
      Цвет он меняет важно:
      жёлтый - зелёный - алый.
      Крайслера вижу башню 2 :
      Зубы, довольный, скалит.
      Вдруг,
      (это всё приснилось?) -
      хитро мигнул Эмпайр,
      миг и меня обнимет -
      будем курить на пару.
      Тру, как больной,
      глаза я -
      бросило в пот и парит:
      прямо в окно влезая,
      башней кивнул Эмпайр!

      IX. ЭМПАЙР!
      25
      Вы ли? -
      Эмпайр стэйт билдинг!
      Входите!
      Здравствуйте,
      вот так сюрприз для меня.
      Он отвечает: "В окно? Вы хотите?"
      И рассмеялся,
      часами звеня.
      "Вам не отбило
      наркозом ли память?
      Это с моей высотой-то
      в-о-й-т-и?"
      Нет, но пытаюсь шутить
      в этой "спальне".
      Что же мне -
      с порванной глоткою -
      ВЫТЬ?!
      Вы не один?
      "Да, вот Крайслер в коросте -
      как в чешуе,
      словно лещ из воды.
      А Близнецы даунтауна 3  -
      в прошлом...
      Думаю, тоже б
      зашли проводить."
      26
      "Плохо, наверно,
      раз бредите мною.
      Да, человек ведь не каменный.
      Вот вы и прячете
      боль за стеною,
      резанный и неприкаянный.
      Да, не страшны нам
      простуды, заразы,
      прочая дрянь человечья.
      Но и бетону,
      хотя и не сразу,
      время наносит увечья.
      Иль самолётиком
      с неба (дурак ли,
      или по замыслу тайному?) -
      я понимаю,
      что это не Рак вам,
      только и это - "летальное".
      Помню, давно
      (молодыми мы были)
      сверху ударило в стену мне.
      Так протаранило -
      сразу завыл я
      сотней пожарных... сиренами.
      Выстоял,
      стены мои обновили,
      вставили окна, что выбиты.
      Ну, и внутри перестроили...
      Или!? -
      чтоб и не вспомнили вы потом.
      А Близнецы,
      небоскрёбики-братцы,
      тоннами денег вор-очали! -
      мне, старику, за такие не браться...
      Где их величие, мани-я, грация? -
      в грудах теперь -
      разворочены".
      ....................................
      "Был ещё случай... " -
      опять продолжая,
      бил по часам он тик-таками, -
      снова про старый и новый пожары,..
      но - не поверите - всё понимал я
      и молчаливо поддакивал.


      X. ВСЕВЫШНИЙ
      27
      Светишь, Эмпайр! -
      приветливый ночью.
      Вы не имперская Мекка ли?
      Утром-то -
      помните встречу воочию? -
      даже меня не заметили
      Я понимаю, -
      с такой высотищей,
      с мощью такою и тоннами,
      что Вам внизу
      эти сонные тыщи,
      утром бегущие толпами.
      Что Вам какой-то,
      стоящий случайно,
      голову поднявший к небу я?
      Вы наслаждались
      восхода лучами,
      всё остальное Вы не замечали.
      Собственно, я и не требую.
      28
      Только в палату
      зачем-то пришли Вы.
      Чем же, простите,
      визиту обязан?
      Тем, что мне плохо,
      что только зашили?
      Свежеподрезан я
      и перевязан?
      Мнётся Эмпайр
      и тих, как соната,
      даже со мной
      переходит на шёпот:
      "Вы собираетесь каяться? -
      надо бы...
      Я ведь за этим
      сегодня пришел к вам.
      Знаете ль вы,
      для чего я в нарядном,
      весь излучаюсь,
      как высшая каста?
      Я как священник
      для тех, кому надо
      душу излить,
      помолиться,
      покаяться..."
      29
      Слушайте,
      трижды вы
      мистер Эмпайр -
      мне наплевать! -
      выбирайте слова.
      Я то пред вами,
      как лох или фраер,
      всю свою душу
      уже изливал.
      Все ваши выси,
      парящие Сити -
      завтра -
      уже доказали -
      п-е-с-к-и!
      Не перед вами
      о чем-то просить мне -
      вы ведь для этого
      слишком н-и-з-к-и.
      Это в Нью-Йорке вы
      "смело" и "круто".
      Гляньте на небо,
      на звёзд конфетти!
      Что ваши тонны
      и тысячи футов
      средь миллиардов
      далёких светил?
      ...........................
      Вам это нравится -
      зваться "Всевышним"?
      Самым "всевышним"
      на город Нью-Йорк?
      Будьте!
      А доктор сказал мне -
      я выживу!
      Он для меня
      и Всевышний
      и Бог!!!

      XI. МОЛИТЬСЯ?
      30
      Каяться?
      Может, ещё помолиться?
      Чтобы пред вами
      покаялся я?
      Я ведь не верю
      во все небылицы -
      в этом и слабость
      и сила моя.
      Я раздаю
      свою долю прощения
      всем, кто нуждается, -
      только реши!
      Пусть же простятся им
      все прегрешения -
      смогут прощённые
      снова грешить.
      Верить иконе?
      Картинке? Бумажке?
      Статуе верить
      и чьим-то "мощам"?
      Вылечат,
      если водичкой помажут?
      Может, и в Рай мне поверить?
      Сейчас!!!
      Разве младенцы
      не гибнут в пожарах?
      Иль не насилуют
      в Церкви ребят?
      Может быть, в войнах
      и в тюрьмах, на нарах,
      именем Бога невинных
      щадят?
      Можно к камням
      и цветочки с венками,
      но не молиться,
      не каяться к ним.
      Мне бы к живым
      достучаться стихами,
      только сначала
      остаться живым.
      .............................
      Знаешь, за стенкой
      лежит обречённый:
      чёрные ночи и чёрные дни;
      в несколько месяцев
      жизнь перечёркнута...
      Дети, жена - остаются одни.
      Споры закончим,
      поставим все точки -
      я ничего не прошу для себя -
      он мой ровесник и тоже две дочки,
      ты помоги хоть ему этой ночью -
      я помолюсь и поверю в тебя...

      XII. МЕЖДУ ЖИВЫМИ
      31
      Эмпайр,
      когда несмышлёный щенок
      к вам прижимается, стонет;
      щёки вам лижет его язычок,
      бьется сердечко в ладони;
      плачет - скулит, не давая уйти,
      лапками тянет обратно,
      не отпуская, стоит на пути
      и выбегает в парадную;
      вечером лает, виляет хвостом,
      радуясь в дом возвращению, -
      я вам толкую сейчас о простом
      между ж-и-в-ы-м-и
      общении.
      32
      Не понимаешь?!
      Кричи - не кричи...
      Что вам душа или слёзы?
      Вместо клетчатки
      у вас кирпичи,
      нервы - канаты и тросы.
      Нам же - всю жизнь
      убегать от дождя
      или валяться простуженным...
      Только и вам
      не понять н-и-к-о-г-д-а
      радость хорошего душа.
      Вам никогда
      не откроют дверей
      с криками: "Папочка, папа!"
      Не обнимать вам своих дочерей,
      не улыбаться им спящим.
      Вам не узнать,
      как родные не спят,
      мыслью о страшном томимы,
      и за столом соберутся опять
      лишь потому,
      что ты с ними.
      33
      Можно из камня быть
      и из бетона,
      тысячекратно светиться.
      Самым высоким быть
      и многотонным
      в самой высокой столице.
      Можно стоять,
      никого не заметив -
      этих двуногих созданий.
      Можно!
      Но разве всё это заменит
      дом, где тебя
      ожидают...
      .........................................
      Слушаешь,
      окнами глупо мигая, -
      что тебе "дом" и "родные"? -
      не отличая сентябрь от мая,
      зиму и лето за ними.
      Знаешь, Эмпайр,
      тебе, с этой мощью,
      с самой высокою крышей,
      также столетья
      пылиться и мокнуть
      и не увидеть
      П-а-р-и-ж-а!

      XIII. НЕ ВЗЛЕТЕТЬ
      34
      Не взлететь мне уже, не взлететь,
      крылья мокнут и вязнут в болоте,
      жить осталось, наверное, треть
      на земле,.. а хотелось в полёте...

      С каждым взмахом - всё больше тону,
      с каждым вздохом - всё меньше осталось;
      и всё чаще люблю тишину,
      и на сердце - тоска и усталость...

      Диких уток я слышу призыв,
      но подняться не в силах с колен я;
      не сдержать непривычной слезы,
      не уйти из силков мне - из плена...

      День и ночь я на небо смотрю:
      облака пролетают над лесом,
      и, в туман превращаясь к утру,
      новый день покрывают завесой...

      Опустеет заснеженный лес,
      обломаются старые ветки
      и мольбой захрустят до небес...
      Только небо смолчит... Не ответит...

      Не спастись одному в холода,
      а до лета полжизни - полгода.
      Не летать мне уже, не летать,
      жизнь проходит моя,
      жизнь проходит...

      XIV. ИЗЛУЧАЯСЬ
      35
      Комната - саркофаг:
      в комнате - полумрак.
      Только окно в стене,
      только Нью-Йорк в окне.
      Стены и дверь - в лицо:
      крыты везде свинцом.
      Трое сюда войдут
      и принесут сосуд.
      Фартуки - из свинца:
      фартукам нет конца.
      Трое сосуд несут -
      это как Страшный Суд.
      Там для меня заряд
      трое несут... как яд.
      Надо... и я приму
      дальше...
      быть одному.
      Тонны свинца вокруг,
      этот свинец мой друг.
      Тонет уже внутри
      доза моих " Кюри".
      ...
      Комната - саркофаг:
      в комнате - полумрак.
      Только окно в стене,
      только Нью-Йорк
      в окне...
      36.
      Смотришь в окно на меня
      и молчишь...
      Скоро прощаться, Эмпайр!
      Разные споры
      вели мы в ночи,
      ты - "выдающийся" парень.
      Брось обижаться,
      ещё пару дней -
      мне обещали - я выйду,
      снова увижу
      Time Square и Broadway,
      Statue of Liberty - виды.
      Будем светиться мы
      и излучать
      ярче Парижа и Вены,
      Вашими лампами -
      не сосчитать,
      дозой Кюри в этих венах.
      Буду закрыт,
      изолирован весь,
      сильно заряженный йодом.
      Вредные клетки
      останутся здесь,
      я же... домой перееду!
      Если поправлюсь,
      Эмпайр, приду,
      сам заберусь я на крышу.
      Будем смотреть на людей
      с-у-е-т-у,
      будем мы этого
      выше!
      37
      Я опасен, заражён я -
      ты ко мне не подходи.
      От детей своих с женою
      изолирован один.
      Я, как маленький реактор,
      окружён вокруг свинцом;
      говорят, что изолятор,
      с перепуганным лицом.
      Как реактор - излучаюсь!
      Как реактор - перегрет!
      Слово резкое - взрываюсь!
      И в ответ - несу я бред!
      Счётчик Гейгера зашкалил -
      раскричался и трещит,
      сторонюсь мочи и кала -
      излучает даже shit!
      Я, как маленький реактор,
      долго так не продержусь,
      день за днём считаю даты,
      не отпустите -
      ВЗОРВУСЬ!

      XV. БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ
      38
      Доктор,
      я близости знаю причину.
      Помните, Вы
      (и при этом краснею)
      руки помыли, надели резину,
      смело ввели эти руки
      мне в шею!
      Даже назвать это сексом не можем:
      всё-таки больно и так неприятно,
      хоть и проделали это на ложе,
      и по взаимо-согласью, понятно.
      Позже, как мать одинокая, - томно
      гладит живот и мечтает о дочках,
      будет отца по-хорошему помнить,
      так же и я -
      не забуду Вас, Доктор.
      Каждое утро я буду счастливый,
      в зеркале шрамом своим любоваться.
      Вы посмотрите, какой он красивый!
      Доктор, серьёзно,
      примите овации!
      39
      Доктор хохочет:
      "Кончай хулиганить,
      с Богом и будь мне здоровеньким!"
      Буду я, Доктор,
      а ведь напугали,
      чуть не устроили проводы.
      Только сейчас,
      после чистки и штопки,
      фраером, в шёлке и бархате,
      брошусь здоровым
      на улицы - в толпы,
      всех называть буду братьями!
      В каждую юбку
      готовый влюбиться,
      небу подставлю я голову:
      сыпьте на счастье мне,
      милые птицы -
      глупые гордые голуби.
      40.
      Доктор протянет мне руку,
      как другу.
      Я ж свои рученьки -
      в брюки;
      "Доктор,
      я вам не пожму эту руку:
      Вам бы беречь эти руки.
      Будто модели,
      всего бы бояться,
      к каждой беречь операции,
      Доктор, не надо
      на рукопожатья
      и на объятья бросаться.

      Ручками вашими,
      правой и левой,
      Вам на больных вышивать бы.
      Ваша работа -
      помочь заболевшим,
      наша потом -
      з-а-ж-и-в-а-т-ь-с-я!
      41.
      Выйду очищенный и просветлённый,
      и по Бродвею, по лужам!
      Буду смеяться навстречу влюблённым,
      их щебетание слушать!
      Встану, задумавшись, на перекрёстке
      (также бывало в России)
      в городе, где я не вырос подростком,
      но приютившем, как сына.
      В городе самых больших небоскребов,
      в мире свободного слова,
      в городе, где миллионы, всё бросив,
      жить начинают по новой.

      XVI. ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ
      42
      Что-то со мной случилось:
      что-то во мне включилось...
      Утро ли, день ли, вечер...
      стал понимать -
      не вечен...

      Сердце стучится чаще,
      думаю всё быстрее,
      губы любимой слаще,
      запах цветов острее.
      Солнце на небе ярче,
      звёзды ночами больше,
      ветер в лицо бодрящий,
      хочется жить подольше!

      С каждой взлетаю птицей,
      каждый глоток - последний,
      каждой своей частицей
      я становлюсь Вселенной.
      Так же весной проснутся
      тающий снег и льдины,
      бросятся к солнцу утром -
      к чёрту снесут плотины.

      Время неумолимо,
      слышу его удары,
      смерть проскочила мимо -
      новую жизнь мне дарит.
      Рвусь по весне на части,
      смерти увидев лики.
      Жизнь я приму как счастье,
      всё отдавая
      близким...

      XVII. СОРОК ДВА ГОДА
      43
      От созвездия Рыбы до Рака...
      сорок два года...
      Между ними две дочери, радости брака, работа...
      Между ними мечты, сотни планов, надежды. Реальность.
      Неожиданно - тридцать, испуганно - сорок. Фатальность.
      Две огромных страны, две простейших судьбы и границы.
      Пара верных друзей, пара близких людей. Дверь больницы.
      А под ними растерянный, раненый город. Но гордый.
      И по городу я - с перевязанным горлом. Как город.
      А над нами плывут молчаливые, бледные звёзды,
      им не ведомы наши печали, болезни и слёзы.
      Почему же ночами на чёрное небо глазею
      и под каждой звездою вжимаюсь я в плечи и землю?
      Облака или дым, но я чувствую и костенею:
      не уходит совсем - возвращается призраком, тенью;
      даже если не вижу, оно где-то рядом - во мраке;
      надо мной, над тобой и над вами -
      Созвездие Рака.


      февраль 2002-февраль 2003, Нью-Йорк.



      ПРИМЕЧАНИЯ

       1 Эмпайр стэйт билдинг - самое высокое и известное
      здание в Нью-Йорке.

       2 Крайслер билдинг - второе по высоте и известности
      здание в Нью-Йорке.

       3 Близнецы - общепринятое название двух зданий
      WTC (мирового торгового центра)
      в нижнем Манхеттене (даунтауне), разрушенных
      террористами 11 сентября 2001 г.




© Михаил Этельзон, 2007-2017.
© Сетевая Словесность, 2007-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность