Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



МЕЖДУ  ЗАБОРОМ  И  ОБЕДОМ


* ЗАВОДИК (стихи для детей)
* СИНЬКА
* ОТЕЦ ВАСИЛИЙ ПИДЖАКОВ
* КУПИТЕ БУБЛИКИ, ГОНИТЕ РУБЛИКИ
* ДВОЮРОДНЫЙ БРАТ
* ФОТО С АТТЕСТАТОМ
 
* РАЗГОВОРЧИКИ В СТРОЮ
* МЕЖДУ ЗАБОРОМ И ОБЕДОМ
* ОБЕД
* ПРИХОДЯТ
* Метель и тьма...
* ТЫКДЫКСКИЙ КОНЬ


    ЗАВОДИК
    (стихи для детей)

    Я построю заводик на галечке.
    Выпускать он будет деталечки.
    Все деталечки -
    Просто лялечки
    Просто лялечки,
    Тралялялечки.

    Выпускать он будет машиночки.
    Все машиночки -
    Как пушиночки.
    Как пушиночки,
    Как снежиночки,
    Выпускать он будет машиночки.

    А потом он придет в запустение,
    Прорастут сквозь него растения,
    Заржавеют в нем все пружиночки,
    Все деталечки,
    Все машиночки.

    А пройдет не более годика -
    Не взгрустнет никто о заводике,
    Только я один под подушечкой,
    С нержавеющей
    Финтифлюшечкой.

    _^_




    СИНЬКА

    Фиолетовыми буквами
    Написано на синьке:
    ЧЕРТЕЖ.
    Четким почерком чертежника
    Написано на синьке:
    ЧЕРТЕЖ.
    С одинаковым наклоном
    Ровно в 75 градусов
    Написано на синьке:
    ЧЕРТЕЖ.

    Фиолетовою краскою
    Начерчена на синьке
    ДЕТАЛЬ.
    По законам геометрии
    Начерчена на синьке
    ДЕТАЛЬ.
    Недрожащею рукою
    В трех проекциях с разрезами
    Начерчена на синьке
    ДЕТАЛЬ.

    Наклоняется сутуло,
    Призадумавшись над синькой,
    ИНЖЕНЕР.
    Потирает лоб рукою,
    Призадумавшись над синькой,
    ИНЖЕНЕР.
    Шевелит едва губами
    И на месте мнется нервно,
    Призадумавшись над синькой,
    ИНЖЕНЕР.

    Он управится с расчетом
    Точно в срок, и синьку сдаст он
    В АРХИВ,
    Где другой ее отыщет
    Для иных своих проектов
    ИНЖЕНЕР,
    Развернувши, вскользь отметит,
    Как начерчена на синьке
    ДЕТАЛЬ,
    И прошепчут еле слышно
    Фиолетовые губы:
    ЧЕРТЕЖ.

    _^_




    ОТЕЦ  ВАСИЛИЙ  ПИДЖАКОВ

    Отец Василий Пиджаков
    Терпеть не может пиджаков,
    Он ходит в брюках и рубашке,
    Подтяжках
    И рясе.
    Его настырная жена
    Всегда отцом раздражена,
    И лишь во сне она, бедняжка,
    Вздыхает тяжко:
    "Вася!"

    А Пиджаков лежит, не спя,
    И не храпя, и не сопя,
    О жизни думает угрюмо
    И в думах
    Тонет.
    И захватив свою псалтырь,
    Отец выходит на пустырь,
    И обращаясь тихо к Богу,
    Он понемногу
    Стонет.

    _^_




    КУПИТЕ  БУБЛИКИ,  ГОНИТЕ  РУБЛИКИ

    Гоните денежные знаки
    Старушке бедной и больной,
    Она сама косила злаки
    На поле в личный выходной,

    Она сама муку молола,
    Сама крутила жернова,
    Она сама в лесу колола
    Дубы на толстые дрова,

    Она сама бросала дрожжи,
    В посуде тесто замесив, -
    Она сама всего не может,
    Подайте бабке, гой еси!

    Она всю жизнь пеклась о деле
    И извлекала круглый год
    Из хлебобулочных изделий
    Экономический доход.

    Пусть годы-птицы пролетели,
    Власы седые в голове,
    Но даже в этом дряхлом теле
    Живет мечта об СКВ.

    Здесь риска нет и авантюры,
    Внемлите выкрикам ее,
    Гоните мелкие купюры -
    И ешьте бублик, е-мое!

    _^_




    ДВОЮРОДНЫЙ  БРАТ

    - Тряхнем, брат, стариной!
    - Боюсь воды речной.
    - Да ну, поплыли, брат!
    - Плыви сам, если хочешь,
       Какой я тебе брат,
       Тоже мне выдумал - брат,
       С такими братьями, понимаешь,
       И утонуть недолго
       Да еще в такой холодной воде,
       Тем более, что ты мне вообще никакой не брат,
       А двоюродный брат.

    _^_




    ФОТО  С  АТТЕСТАТОМ

    Вот аттестат, дура.
    Видишь, я - вон, с краю.
    Рядом со мной - Юра,
    Видишь, прижал Раю.

    Видишь коней сзади?
    Это потом летом
    Я их припер к дяде.
    Ладно, неважно это.

    Там, блин, одни степи.
    Редко пройдет поезд.
    Лег, натянул кепи -
    Все, объявляй поиск.

    Вот на коне Рая,
    Видишь, визжит: "Страшно!"
    Мы, блин, там умирали.
    Ладно, это неважно.

    Юрка потом спился,
    Сел, отсидел, вышел.
    Где-то он в Даугавпилсе.
    Вроде я так слышал.

    Райка теперь - в Штатах.
    Слышал, замужем тоже.
    Ходит, как каждый пятый,
    С сытой, довольной рожей.

    Хоть, блин, ругайся матом:
    Рая, казалось, Юра...
    Кто в очках с аттестатом?
    Это же я, дура!

    _^_




    РАЗГОВОРЧИКИ  В  СТРОЮ

    Хором - звучнее.
    Неясный предмет
    Песни
    Неважен тогда.
    Хором - сильнее,
    Хор, он - побед
    Вестник,
    Живая вода,
    Хор - потолок
    Счастья и снов,
    Знает
    Песню свою.
    Хор - это бог.
    Так суждено.
    Значит,
    Стою, пою.

    _^_




    МЕЖДУ  ЗАБОРОМ  И  ОБЕДОМ

    Философ юный, твой нездешний взор
    Мне говорит, что ты меня покинул,
    В свои раздумья погрузившись. Вздор
    Все эти мысли. Сразу половину

    Из них смелей отбрось, как мусор, прочь.
    Не надо свет и тьму иль день и ночь
    Осмысливать и подвергать сомненью.
    Сей путь ведет к душевному смятенью,

    К рассудку нездоровому. Обман
    Пустой есть разглагольствованья вроде
    Того, что мысли нас ведут к свободе.
    Нет, не к свободе. К горю от ума.

    Я помогу тебе свободным стать.
    Лечь. Встать. Лечь. Встать. Лечь. Встать. Лечь. Встать. Лечь. Встать.

    _^_




    ОБЕД

    Волк приглашает на обед. Волк шлет открытку зайцу.
    Волк не забыл трех поросят, козлят и колобка.
    Текст вежлив, краток и учтив. Волк загибает пальцы:
    Двенадцать штук. И зуб о зуб сам клацает слегка.

    И колобок уходит в ночь от бабки и от деда,
    И заяц покидает дом, от страха чуть живой,
    И семь козлят трех поросят ведут, и час обеда
    Все приближается, и нет спасенья от него.

    Так нет спасенья от судьбы, так к смерти привыкают,
    Так перед армией врагов один бессилен полк.
    Поет кукушка. Час пробил. И гости замолкают:
    Пусть будет все, что суждено, а нет... Выходит волк.

    _^_




    ПРИХОДЯТ

    Приходят ночью террористы,
    Приходят днем боевики,
    Съедают наши эвхаристы,
    Читают наши дневники.

    В окно врываются повстанцы,
    Мятежных сотен главари,
    И травят близких нам Констанций,
    И любят наших Бовари.

    А мы в квартире, словно в тире,
    Как ванька-встанька дробь мишень, -
    Ломают двери рэкетиры,
    А мы стоим, поем "Мишель".

    И только если так достали,
    Что жизнь - как Пекло наяву,
    То мы снимаем руки с талий
    И рвем тельняшечки по шву.

    _^_




    * * *

    Метель и тьма. Видать, к утру
    Снег занесет меня и сани,
    И я замерзну и умру.
    Но забегать вперед не станем.

    _^_




    ТЫКДЫКСКИЙ  КОНЬ

      Тук, тук!
      Кто там?
      Это я, Тыкдыкский Конь! Тыкдык-тыкдык-тыкдык!

    Когда, казалось бы, ни дня
    Не выжить - все черно,
    Я стук Тыкдыкского Коня
    Услышу за окном.

    Он прилетит ко мне на чай
    И в дождь, и в снег, и в зной,
    И я промолвлю: "Выручай,
    Товарищ вороной!"

    И вот уж снова у окна
    Резвится детвора:
    "Тыкдыкский Конь приехал к нам!
    Ура! Ура! Ура!"

    Ждут трактористы на крыльце
    Доярок и портних:
    Какое счастье на лице
    У каждого из них!

    И всем животным веселей,
    От уток до овец,
    Ведь к нам примчался из полей
    Тыкдыкский Жеребец!

    Одним движением ушей
    И цоканьем подков
    Он успокоит малышей,
    И вдов, и стариков.

    Тоску развеет и печаль,
    И скуку, а потом
    К другим на помощь мчится вдаль
    Махая нам хвостом.

    Скупые слезы трет ладонь,
    Сжимается кадык:
    Лети, лети, Тыкдыкский Конь,
    Тыкдык-тыкдык-тыкдык!

    _^_



© Александр Бурштейн, 2005-2017.
© Сетевая Словесность, 2005-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность