Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ЧИТАТЕЛЬ  СЛОВ

Из стихов 2011 года


 



      ЛАЗАРЮ

      Я прочерк между прошлым и былым,
      И проступают лица через дым,
      Которые и вспомнить-то не просто -
      Оплывшие, как свечи на ветру...
      Я к ним приду, я ради них умру,
      И в этот ряд я встану не по росту.
      Но как же коротка моя черта,
      И не успел я, в общем, ни черта,
      Немного же пайка нам дали в руки!
      Хотя пока не оборвался звук
      И нас еще не взяли на испуг
      Смешные погребальные старухи.
      И сладок воздух, и вода вкусна,
      И я еще так много не узнал,
      И столько не расслышал между строчек.
      Простите, что не рвется эта нить,
      Но буду я судьбу благодарить
      За долгое пространство многоточий...

      _^_




      ЧИТАТЕЛЬ  СЛОВ

      когда-то я читатель слов
      бродил туда сюда
      туман обрушился с холмов
      съедая города
      я в этот серый и густой
      зарылся с головой
      в мой первый том горящий дом
      недужный нужный свой
      а там кружился тарарам
      не видно ни хрена
      пластинка ныла по дворам
      и к завтрему война
      и батя мой спешил домой
      еврейской мамы сын
      а летний зной звенел струной
      и тикали часы
      потом потом вернулся он
      один зачем-то жив
      в тумане задыхался звон
      и плыли этажи
      осенний дождь клевал с руки
      когда криклив и смел
      всему на свете вопреки
      родиться я сумел
      я в это верить не готов
      в мою игру ума
      строитель снов читатель слов
      вдыхающий туман

      _^_




      КРИК.  МУНК

      он кричит на мосту на причале на сходнях
      и от этого крика вскипает вода
      он пришел из беды он ворвался в сегодня
      и отсюда уже никуда никогда
      наши злые слова наши старые страхи
      если празднует боль будто кто отпинал
      фреди крюгер души он приходит на взмахе
      топора и от ужаса мокнет спина
      вы забудете имя помянут не к ночи
      для чего в этом месте он всё поменял
      и кричит и стоит будто он приколочен
      на мосту на пути от меня до меня

      _^_




      ПАРАД  ПЛАНЕТ

      Я в грехах как в шелках, и за это плачу,
      Но не плачу, а жгу до огарка свечу.
      Не тому ли я рад, что возврата мне нет,
      Что собрался парад беспристрастных планет.
      По седому лучу я от дома лечу,
      Но не вылечу то, что терять не хочу.
      Все страницы, все лица, и все миражи,
      Это мера того, что заполнило жизнь,
      Я запомнил навеки, забыв на года,
      Как плыла и сияла твоя нагота.
      И вот в этом огне снова станут легки
      Наши тяжкие, сладкие наши грехи.

      _^_




      ЛОШАДКА  ЦВЕТА  МЫШКИ...

      Лошадка цвета мышки,
      И мышка цвета сумерек
      Живут себе в домишке
      И ждут людей, что умерли.
      Давно уже, до знака,
      Когда поперли сволочи...
      Была еще собака,
      Да надорвалась воючи.
      Судьба такая вышла -
      Там, где пути заросшие,
      Живут лошадка с мышкой,
      Пропавшие, хорошие...

      _^_




      СИНИЦА

      Меня спасали кошки, птицы,
      Собаки, лошади и лисы...
      Мне разве снится, что синица
      Меня искала по столице,
      Когда, отчаяньем гонимый,
      Я бился в каменные пасти -
      Как бы случайно, как бы мимо,
      Стараясь на глаза попасться,
      Перечеркнула слабым телом
      Всех вертикалей злую силу...
      И эта тяжесть отлетела,
      И эта горечь отпустила.
      Её "зинь-зинь" мне стало знаком,
      Что гибель проскочила мимо.

      А я... я спас одну собаку...
      Но это несоизмеримо.

      _^_




      * * *

      на серой изнанке мира
      написано "маде ин чина",
      и утекают сквозь дыры
      следствия и причины.
      и пропадают навеки -
      вот они были и сплыли,
      некие человеки,
      тише дорожной пыли.
      как будто бы кто в охапку
      схватил, а душа живая...

      китаец в стоптанных тапках
      сидит и дыру зашивает.

      _^_




      КАМЕННЫЙ  ВЕНЕЦ

      1. КАМНИ

      ты не за каменной стеной,
      моя родная.
      тяну я этот серый зной,
      зачем - не знаю.
      ну, разве ради пары строк,
      не нужных веку...
      так пепел, серый порошок,
      сдувает ветер.
      скупа защита для своих,
      и вымок порох.
      мне крепко выдали под дых,
      и осень впору.
      я камни собираю впрок,
      и не по силам
      мой переполненный мешок -
      всё то, что было.

      2. СТАРИК

      нет света кроме света,
      нет боли кроме боли,
      когда приносит ветром
      играть чужие роли.
      присмотришься: старик он,
      закончился задира...
      пришел когда-то с криком,
      теперь уходит с миром.

      3. СКАЗКА

      Запечных дел мастер
      Заботливый мой сверчок,
      Откроет ли дверь настежь
      Туда, где стоит свечой
      Горячий дым банный,
      И где на изломе лет
      Ты вынырнешь из тумана
      Ко мне на своей метле...

      4. НУ, ВОТ...

      ну, вот и снова дожил до весны.
      давно я с миром в сговоре и споре.
      мои лошадки смогут довезти
      сквозь ад жары туда, где бредит море,
      где я увидел вечность в глубине,
      где карадаг не помнит обо мне.

      5. ВЕНЕЦ

      Кто окликнул меня на дороге пустой?
      Кто взметнул этот птичий содом?
      Как узнаю, что пустит меня на постой
      Тихим садом окутанный дом?

      Там глухие заборы давно снесены,
      Там искал я когда-то себя,
      Там ломают комедию вместо стены
      Стройотряды крылатых ребят.

      А над крышей - березы зеленый венец...
      Где тот век, что давно разменял?
      И не будут уже восхищенно звенеть
      Голоса позабывших меня.

      Как всегда, он смеется сейчас надо мной -
      Тот, который себе на уме.
      Но несу я по этой дороге домой
      Только радость в последней суме.

      _^_



© Ян Бруштейн, 2011-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность