Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




БЕЛЫЙ  АНГЕЛ
С  ЧЕРНЫМИ  КРЫЛЬЯМИ

Мелодрама в двух действиях



Действующие лица:

Нина Вич - молодая женщина 25-лет, с огромными темными кругами под глазами
Ольга - мать Нины, за 40.
Вадим - отчим Нины
Аркадия - сводная сестра Нины, капризный 19-летний лягушенок с уменьшительно-ласкательным прозвищем Каша
Бабушка Нины
Пашка - бой-френд Нины, до 30-ти
Самойлов - врач, молодой, не старше 32-х лет, мужчина крайне привлекательной внешности
Анжелика - медсестра
Голос Ангела


Синопсис

ЭТОЙ истории не существовало бы, если бы не было... людей. А пока они есть, то, наверняка, в одном городе живет молодая женщина, перипетии судьбы которой привели ее в Центр профилактики СПИДа. Она приходит туда, чтобы сдать анализ на ВИЧ. И ее жизнь превращается в настоящий кошмар тотального одиночества и непонимания, пока она ждет результата. Первый - положительный. Второй - положительный. Дождаться третьего нет никаких сил, и она решает покончить собой. А в это время доктор в Центре держит в руках бланк с результатом ее анализа. Отрицательный!

Нет, это еще не конец истории... Судьба благоволит главной героине, и любовь вернет ее к жизни...

Социальная значимость и серьезность поднимаемой автором темы, не помешали создать произведение с захватывающим сюжетом. В пьесе множество внутренних интриг, неожиданных поворотов, искрометных, веселых диалогов.



ЭТОЙ проблемы не существовало бы, если бы не было... людей.

Если вы испытываете страх перед болезнью или смертью; если вы злитесь на себя, других людей или обстоятельства своей жизни; если вас мучает чувство вины и боль потерь, если вам кажется, что вы беспомощны и надежды нет, помните, что эмоции требуют внимания и уважения: вам станет легче, если вы сумеете назвать свое чувство "по имени"...




Действие первое

Эпизод 1.

В синем свете телевизора в кресле сидит хрупкий девичий силуэт.

На экране концерт. Рыжеволосая певица поет:

* * *
Вижу - рвутся незримые нити.
(Высоко не летай - поделом) -
Их случайно мой ангел-хранитель
Зацепил, пролетая, крылом.

Где-то вдруг обрывается скерцо,
В облаках произносится: "Ах!.."
Это падает-падает сердце,
Белый ангел мой в чёрных тонах...

Я последнему трепету внемлю.
Приближаются лес и цветы...
Не роняй меня с неба на землю -
С невозможной твоей высоты... 1 

Силуэт резко поднимается, нажимает на кнопку телевизионного пульта. Полная темнота...



Эпизод 2.

Пашка с поднятым воротником не очень-то теплой куртки мерзнет на аллее, где художники продают свои работы. Он дует на руки, оглядывается, в поисках заинтересованного клиента. Пашка продает большой портрет Нины. На полотне Нина словно соткана из воздуха, а вокруг - облака. В облаках рядом с Ниной кружится ангел с грустными глазами.

Пашка закуривает. К нему подходит парочка - Анжелика и Самойлов.

Анжелака, указывая на портрет: И?

Пашка: Ангел.

Самойлов - Анжелике: Нравится?

Анжелика, ковыряя снег узким носком сапога, неопределенно: Так.

Самойлов: Сколько?

Пашка: Пять сотен.

Самойлов: Ого!

Анжелика: А чё так дорого?

Пашка: Сложная техника исполнения.

Самойлов: А, может, деньги очень нужны?

Анжелика: Давай купим главному на день рождения? Все скинутся. И не дорого... Все равно, что-то брать надо...

Самойлов, отсчитывая деньги: Заверните...

Пашка заворачивает портрет в бумагу... В его кармане звонит телефон. Номер определился. Пашка сбрасывает вызов.



Эпизод 3.

Место действия - роскошная гостиная в квартире родителей Нины.

Аркадия сидит за столом.

Ольга: Помоги сервировать. Мать уходить на кухню.

Аркадия: Не могу - ложкой стучу. Начинает стучать по столу серебряным прибором.

Ольга, морщась: Не капризничай, Лягушенок. Мать продолжает сервировать стол для ужина. Аркадия что-то напевает.

В гостиную входит Нина.

Ольга, не отвлекаясь от сервировки, бросает: Где была?

Нина: Дела.

Аркадия: Не родила?

Нина зло: Пока не родила. Она занимает свое место за столом. Залазит на стул с ногами.

Аркадия притворно, капризно: Мама, она меня обижает.

Ольга, морщась: Девочки не ссорьтесь. Мать, закончив сервировку, садиться за стол. Аркадия активно начинает работать ложкой. Нина лениво ковыряет один кусочек мяса.

Ольга устало: Нина, почему сегодня не сходила к зубному врачу? Звонили, спрашивали, на какое число переписать... И что мне доктору сказать?

Нина: Ничего, я сама перезвоню.

Ольга: И еще - почему ты не ходишь на работу? Зачем тогда просила Вадима найти тебе место? Начинает есть.

Аркадия вторит: Почему не работаешь?

Нина: Ко мне подруга приехала, я с ней время провожу.

Ольга: Что ты врешь? У тебя никогда не было подруг.

Нина: Это у тебя не было.

Ольга: Не было, потому что их не бывает.

Нина: А ко мне подруга приехала.

Аркадия заинтересованно: И с кем ты дружишь?

Нина: С кем-то.

Ольга: Дружат не с кем-то, а против кого-то. Нина, я серьезно: почему ты не ходишь на работу?

Нина: Я взяла неделю за свой счет.

Ольга: Зачем?

Нина: Болею.

Ольга: Сходи к врачу, пусть выпишет больничный.

Нина: Ненавижу врачей.

Ольга: Они тебя как будто любят. У всех своя работа.

Нина: Поболею и пойду на работу.

Ольга: Что с тобой?

Аркадия: Воспаление хитрости на почве лености.

Ольга: Одевайся теплее.

Нина: У меня, кстати, зимних сапог нет.

Мать: А на что зарплату потратила?

Аркадия: А ты ноги в газету заворачивай -- теплее будет.

Нина: Вот стану бомжом...

Ольга: Не дай Бог.

Нина:...и буду приходить к Вам за газетами...

Аркадия: А мы газет не выписываем, так что не по адресу.

Нина: Заткнись, малая, урою. Встает на колени и ползет к матери. Мамочка, мне так плохо, пожалей меня, пожалуйста.

Ольга строго: Если ты собираешься канючить, лучше иди в свою комнату.

Нина: Мамочка, мне очень плохо. Гладит ноги матери, пытается положить голову ей на колени. Мне приснился сегодня белый ангел с черными крыльями. К чему бы это?

Ольга: Садись и ешь, спокойно, без выкрутасов. Мать встает, как бы стряхивая Нину, идет к бару, достает бутылку дорогого коньяка и большой коньячный бокал, ложиться на диван, кладет под ноги подушку. Наливает коньяк, греет бокал в руке, смакует...

Нина зло: В доме есть ПРОСТОЙ, нормальный хлеб?

Ольга: Встань и отрежь!

Нина: Значит есть. Идет на кухню, задевает плечом фикус.

Ольга: Не задевай цветок специально.

Нина: Я не специально.

Ольга: Я что слепая?

Аркадия: Ты же видишь ему неприятно?

Нина: А мне приятно.

Аркадия: Не выводи мать из себя!

Нина: Я с ним общаюсь.

Ольга: У него от твоего общения листья опадают.

Нина: От твоего.

Аркадия: Пока ты с нами не жила, он прекрасно рос.

Нина: Я уеду. Скоро. Я все равно здесь лишняя. Навсегда уеду. Была, есть и всегда буду лишней. А вы будете пердеть, жрать марципаны и хлестать дорогой коньяк. Вот она вселенская справедливость! Вот она - божья благодать!



Эпизод 4.

В комнату входит Вадим, смотрит на жену: Пьянствуете?

Аркадия: Папка пришел! Бежит, словно ребенок, и подставляет щеку для поцелуя.

Ольга: Да, Вадим, твоя Оленька пьет коньяк и лежит на диване, задрав ножки к потолку.

Вадим: Я вижу. И что мне можно поесть?

Ольга: Все на столе...

Вадим достает из кобуры пистолет, кладет его в бар, садиться за стол: Девчонки, а что такие нахохлившиеся, как наседки? Опять боксируем? Нагребает полную тарелку съестного.

Сестры зло переглядываются.

Нина неожиданно: Может, мне застраховать свою жизнь? На сто тысяч долларов.

Вадим: Что за блажь? Зачем так много. Представь, какой ты взнос заплатишь!

Нина: Ну, заплачу, скажем, пару тысяч, а потом умру... И вам отвалят сто тыщ баксов! Или евро... Как хотите?

Вадим заинтересованно: А где возьмешь пару тысяч на взнос? Опять у меня? Наливает в бокал немного вина.

Нина: Зачем же? В банке. Оформлю кредит на потребительские нужды. Дают налом, в валюте...

Ольга: А зачем нам сто тысяч долларов?

Вадим, откидываясь на стуле, достает из бархатного мешочка трубку и табакерку: А что лишние?

Нина: Лягушонок купит себе машину.

Вадим, любовно прочищая трубку и ласково поглядывая на Кашу: Ну, положим, машина у Лягушенка и так будет.

Аркадия: Все равно приятно!

Нина: Умру и хоть что-то хорошее для вас сделаю.

Ольга: Вот дура-то. Тебе замуж надо.

Нина: Ой, надо, ма. Только никто не берет.

Аркадия: Даже художник-алкоголик? Или он уже в прошлом?

Нина: Даже он.

Вадим: Нина, перестань паясничать. Ты же знаешь, как мать относится к твоим разговорам о смерти.

Нина: Я не шучу.

Ольга, потягивая коньяк: Ниночка, ну что ты, детка? У тебя же все есть для счастья.

Нина: Кроме лекарства от этого самого счастья.

Вадим: Бокс, бокс, девочки...

Ольга: Нина, у тебя все есть для счастья!

Нина: Когда все есть, это не счастье.

Ольга: Да? А что же тогда?

Нина: Счастье -- это не когда у тебя все есть, а когда у тебя чего-то нет, и Боже упаси!

Аркадия: Философски.

Вадим Нине: Кстати, твой начальник мне сегодня звонил и жаловался, что у тебя отгулов и выходных больше, чем рабочих дней.

Нина: А что очень интересная работа продавцом косметики?

Ольга: Иди в другое место.

Нина: На панель пойду.

Вадим: Пойди лучше подъедаловом в "Лидо". Там много вкусной жрачки остается. Подъедалову как раз хватит.

Нина: Заткнись!

Ольга: Как ты с отцом разговариваешь?

Нина: А где отец? Оглядывается. Ни одного родного человека.

Вадим: Бокс, бокс. Так, Нина, маши кулачками.

Натянутая пауза.

Вадим: Ты депрессируешь от безделья. Надо изменить жизнь.

Ольга: Пойти учиться...

Вадим: Выйти замуж...

Аркадия язвительно: Родить ребенка...

Нина: Вот и умереть не жалко. Ни ребенка, ни котенка...

Аркадия: Ни работы, ни мечты.

Нина: А вот мечта как раз есть!

Вадим: Неужели? Что-то новенькое.

Нина: Я хочу написать бестселлер, который переведут на сто тринадцать языков мира, по нему напишут сценарий и снимут фильм. И он принесет мне мировую славу.

Вадим: А деньги?

Нина: А деньги - вам, как моим наследникам. Ведь я уже тогда умру.

Ольга: Нина, ты опять издеваешься?

Вадим: Девушка, ставьте реальные цели.

Нина: Это в вашем мелком музейном мире цели реальные - пыль с экспонатов стирать. А я хочу ЖИТЬ. Просто жить, понимаете?

Пауза.

Нина задумчиво: Вадим, мне приснился сегодня сон - белый ангел с черными крыльями. К чему бы это?

Вадим: Мыться надо чаще, а то крылья запачкались.

Ольга: Лучше бы ты, Ниночка, отучилась в консерватории и играла бы сейчас в оркестре.

Нина: Я на вашей скрипке с четырех лет скрипела. Я ее ненавижу!

Ольга: Ну, вот, опять двадцать пять.

Вадим: О! Бокс, бокс! Ну, девочки, вы сегодня в ударе!

Аркадия: А бестселлер написать, оно, конечно, как два пальца об... асфальт.

Нина: Добрая сестричка. У тебя случайно не ПМС?

Вадим: ПМ... что?

Нина: Предменструальный синдром, когда женщина становится агрессивной.

Ольга: Кстати, Нина, у тебя же скоро день рождения.

Нина: Ага.

Ольга: Боже мой, двадцать пять лет будет!

Нина язвительно: Какой кошмар!

Вадим: А ведь немало.

Нина: Вот и сяду писать роман "Двадцать пять лет одиночества".

Ольга: Старо. Уже было целых сто. Маркеса почитай.

Нина: Действительно старо. Тогда...

Ольга: Лучше выкраси волосы, а то у тебя будто проплешины на голове.

Нина: Спасибо, мамочка, за совет.

Нина уходит.

Аркадия неожиданно: Что б сделать такого заебательского, что бы всем хреново стало? А-а-а? Обводит присутствующих злым взглядом.

Вадим: Совсем страх потеряла!

Ольга: Каша! Как ты можешь так говорить!

Аркадия: Никто не имеет права запретить человеку выбирать свой путь. Отвяжитесь от Нинки! Пусть живет, как хочет. Пусть пишет свои дурацкие картины и свой бестолковый роман. Я бы, может, тоже не в консерваторию пошла, если бы...

Пауза. Неловкое молчание за столом.

Аркадия уходит.

Затемнение



Эпизод 5.

Место действия - врачебный кабинет в Центре профилактики СПИДа. Стеклянный столик с колбами и одноразовыми шприцами для забора крови. Рабочий стол врача. Надрывается белая пластмассовая коробка, прикрепленная к радиоточке, из нее льется музыка:

Я все бегу наперерез,
Наперекор, наперевес.
Бегу, сбивая каблуки,
Бегу, сжимая кулаки.
И боль пульсирует в висках.
Бегу и горечь на губах.
Бегу и просится слеза.
Бегу и нечего сказать.
Бегу и тяжело дышать.
Бегу и не могу бежать.

...Я все боялась опоздать,
А было некуда бежать.

За стеклянным столиком сидит медсестра и красит ногти черным лаком, напевая себе под нос, вторя радио. В дверях нерешительно топчется Нина в белой вязаной шапке покрытой снегом, белом свитере, длиннющем белом шарфе и белых бахилах, надетых поверх сапог.

Медсестра (Анжелика), оценивающе оглядывая девушку с ног до головы: Вот и зима пришла... в белых тапочках.

Нина: Здравствуйте.

Анжелика дует на ногти. Продолжает красить на другой руке. Анжелика: Кровь сдавать?

Нина: На ВИЧ.

Анжелика: Ну, тогда Вас с днем СПИДа!

Нина: В смысле?

Анжелика довольна собой: Да, не пугайся ты так. Это шутка у такая, местная.

Нина озадаченно: Понятно...

Анжелика: А день СПИДа прошел уже. Первого декабря был. Как фамилия? Дует на ногти.

Нина: Вич.

Анжелика: Ну, ясно, что на ВИЧ.

Нина: Фамилия - Вич. Моя.

Анжелика: А! Так это сам ВИЧ к нам пожаловал! Милости прошу.

Нина букой смотрит на медсестру. Молчит.

Анжелика: Не надо дуться. Просто смешно. Вы - Вич. Я думала, таких совпадений не бывает!

Нина смотрит букой.

Анжелика: Садитесь, давайте руку, поработайте кулачком... Берет шприц, закатывает рукав Нининого свитера, затягивает жгут выше локтя, набирает полный шприц крови из вены.

Нина морщится, отворачивает голову.

Анжелика: Первый раз?

Нина: Что?

Анжелика: Ну, анализ...

Нина: Да, нет... Аборт делала, сдавала уже.

Анжелика: Когда?

Нина: Года полтора назад...

Анжелика: А сейчас? Что побудило сдать?

Нина: Сейчас просто так.

Анжелика: Э-э, нет... Просто так даже кошки не рожают.

Нина: Ну, была половая связь... случайная...

Анжелика: Одна? Нина неопределенно пожимает плечами. Как же... Усмехается. Одна - это ерунда. Бывает, пары по три года вместе живут, один болеет, а другому не передается. Иммунитет знаете ли!

Нина: Угу...

Анжелика: А еще после заражения месяца три - четыре должно пройти, чтобы объективный результат получить. Знаете?

Нина: Прошло уже.

Анжелика: И что?

Нина: Я тут литературу посмотрела. У меня некоторые признаки... есть.

Анжелика: Какие? Например?

Нина: Герпес, температура, потеря веса, лимфоузлы...

Анжелика, перебивая: Ну, вот и все. За результатом во вторник. До свидания.

Затемнение




Эпизод 6.

Нина сидит в парке на скамейке. Звонит Пашке. Пашка не снимает трубку. Нина вздыхает. Эту сцену наблюдает Самойлов. Он подходит, садиться рядом и спрашивает.

Самойлов: Не поднимает?

Нина отрицательно качает головой.

Самойлов: И давно у вас так?

Нина утвердительно мотает головой.

Самойлов: Надо сменить телефон. Я слышал, что с красных аппаратов лучше дозваниваются.

Нина удивленно: Не может быть! Я как раз недавно сменила красный на зеленый.

Оба смеются.

Самойлов подмигивает: Могу достать для вас самый дозванивающийся телефон. По блату.

Нина: И сколько мне это будет стоить?

Самойлов: Безвозмездно.

Нина: То есть даром?

Самойлов утвердительно кивает.

Нина: Не-ет, это слишком дорого для меня.

Оба смеются.

Самойлов: А вообще-то я считаю, между нами девочками, не стоит тратить время на человека, который не стремиться проводить его с тобой.

Нина: Между нами девочками, я считаю точно так же. Только почему-то всегда поступаю наоборот.

Нина встает и уходит.

Затемнение



Эпизод 7.

Место действия - гостиная.

Вадим: Оля... почисти мне костюм завтра, пожалуйста.

Ольга: А тебе не кажется, что содержать служанку с консерваторским образованием дороговато. По-моему, тебе не по карману. Как-то ты не по доходам живешь.

Вадим: Не по доходам. Пора менять служанку на более дешевую. Я на свои деньги трех могу содержать.

Ольга: Да уж, куда там. Служанки-то нынче вздорожали.

Вадим: Что-то не слышал я о таком подорожании. По-моему, вздорожали отдельные личности.

Ольга: Да ты от земли оторвался. Служанки нынче до хрена стоят.

Вадим: До хрена. И не выше.

Ольга: Умник!

Вадим: Ты видишь, какая в доме накаленная обстановка?

Ольга: Что ты имеешь в виду?

Вадим: Все. Паузы, дрязги, ссоры. А Каше, кстати, нужно готовиться в консерваторию.

Ольга: Она, по-твоему, чем занимается целыми днями?

Вадим: Я не о том.

Ольга: А о чем?

Вадим: Твоя Нина раздражает нашего Лягушенка.

Ольга: Она не моя, а наша.

Вадим: Я долго пытался считать, что наша. Только гены пальцем не размажешь. Она -- твоя. Даже не твоя, а твоего бывшего, который исчез и дочкой совершенно не интересуется.

Ольга: Это было двадцать лет назад.

Вадим: Аркадии нужен покой.

Ольга садиться на диван, закуривает: Ее кто-то трогает?

Вадим: Ее раздражает Нина. И не только, кстати, ее...

Ольга: Что ты предлагаешь?

Вадим садиться рядом, обнимает жену за плечи: Пусть она немного поживет отдельно.

Ольга нервно освобождается от его объятий: Нина с шестнадцати лет жила отдельно. И что? Лягушенок лучше себя чувствовала? К чему все это привело? Давай, будем жертвовать одним ребенком, чтобы вырастить эгоистом другого! А (болезненно морщится)! Опять сосуды!

Вадим приносит бокал с коньяком, говорит мягко: Пусть Нина немного поживет самостоятельно.

Ольга делает глоток: Немного это сколько?

Вадим: Пока Аркадия не поступит в консерваторию. Это поступление не может больше откладываться. Ей уже девятнадцать!

Ольга: А Нина?

Вадим: Пусть покрутиться.

Ольга безучастным голосом: Пусть.

Вадим: Я что мало для нее сделал?

Ольга: Не мало.

Вадим: У этой девочки был очень высокий старт. Я трижды платил за ее обучение.

Ольга: Да.

Вадим: Вначале на философском, потом на психологическом, потом снова на философском. Она не закончила ни один.

Ольга шепотом: Она ищет себя...

Вадим: Я снял ей квартиру -- она устроила там притон.

Ольга: Долго будешь вспоминать?

Вадим: Я трижды устраивал ее на работу.

Ольга: Просто Иисус какой-то.

Вадим: Разве не так?

Ольга: Так.

Вадим: Она мне ссыт в глаза. А мне - божья роса?

Ольга: Таковы дети. Лягушенок тоже не отличается благодарностью.

Вадим: Это мой ребенок.

Ольга: А про Нину ты подумал?

Вадим: Про Нину я думал. Слишком много минусов в биографии.

Ольга тихо, почти сдаваясь: Она не может жить одна.

Вадим: Пусть живет, с кем хочет. Например, со своим художником.

Ольга, делая мощный глоток из бокала: С художником? Он же пьет!

Вадим: Пусть поживет у твоей матери. Под предлогом, что за старушкой нужен уход. Ольга: Они же совсем не ладят.

Вадим: Ничего, поладят. Жизнь заставит.

Ольга: Я устала. Нет у меня больше сил никаких! Реши эту проблему как-нибудь сам. В конце концов, ты - мужик! Ты - хозяин дома!

Вадим: Вот и решу.

Ольга: Вот и реши. Ольга уходит, хлопая дверью, за ней уходит Вадим.



Эпизод 8.

С другой стороны открывается дверь, и в комнату, крадучись, как мышь, проскальзывает Нина в пеньюаре. Она, оглядываясь, лезет в бар за бутылкой коньяка. Делает мощный глоток прямо из горла. Тянет бутылку с собой. Залазит с ногами на диван, закуривает.

Дверь снова приоткрывается. В гостиную вползает Аркадия, шепотом: Коньяк воруешь?

Нина: Будешь ябедничать?

Аркадия: Буду.

Нина: Ну, и... пожалуйста.

Аркадия: Ну, и спасибо.

Нина: Хочешь закурить?

Аркадия: Хочу.

Нина: Кури.

Аркадия: Дай твою курну. Одну на двоих, как в детстве.

Нина: Не маленькая, возьми новую.

Аркадия: Что, жаба душит?

Нина: При чем тут жаба. Просто бери свою сигарету... и все.

Аркадия: Ну, и возьму. Закуривает.

Нина: Ну, и бери.

Молча курят.

Нина: Знаешь, Каша, не вытирайся моим полотенцем, пожалуйста, как ты любишь.

Аркадия: Больно надо.

Нина: Я серьезно.

Аркадия: Да, хоть шутя.

Нина: Нужно развивать бытовую культуру. У каждого свое полотенце.

Аркадия: Да что ты прицепилась? Мне параллельно.

Нина: А мне плохо.

Аркадия: Всем плохо. Лучше скажи, кому сейчас легко?

Нина: Понимаешь, у каждого должны быть свои предметы гигиены.

Аркадия: Ну, достала. Лягушенок нервно тушит сигарету в пепельнице и уходит.

Нина пьет коньяк.

В гостиную входит отчим.

Вадим: Пьянствуем?

Нина: Ага.

Вадим: А что из горла? Воспоминания о молодости?

Нина: Ага.

Вадим садиться рядом с падчерицей на диван: Говоришь, сон приснился?

Нина: Какой?

Вадим: Ну, про ангела...

Нина: А ты запомнил? Я думала, ты совсем меня не слушал.

Вадим: Я всегда тебя слушаю, даже если кажется, что это не так.

Приоткрывается дверь, в комнату крадется Аркадия и... замирает в нерешительности. Прислонившись к дверному косяку, она наблюдает за отцом и сестрой.

Вадим придвигается ближе, совсем не по-отечески обнимает Нину: Ну, и что за ангел?

Нина: Что ты делаешь? С ума сошел!

Вадим: Ангел -- это ты.

Нина возмущенно и озадаченно: Очумел? Убери руки.

Вадим вдыхает аромат ее волос: У-у-у-у-у, какая сладкая девочка...

Аркадия потихоньку сползает по стене, прячется за кадку с пальмой, чтобы ее не заметили.

Нина: Я все матери расскажу.

Вадим: А я пальчик покажу...

Нина: Дурак!

Вадим прижимается сильнее: У-у-у-у, какая грозная...

Нина отталкивает Вадима: Отстань, старый козел!

Вадим зло: Корчишь из себя целку, а сиськи из халата торчат.

Нина, запахнув халатик: Я в своем доме!

Вадим: В моем, девочка!

Нина: Уйду.

Вадим: Вот и правильно. К бабушке. А пока... Тянет к ней губы.

Нина: Мудак, я бы с тобой переспала, да мать жалко.

Вадим: А ты пожалей ее, правильно. Мать жалеть надо.

Пощечина. Нина резко встает и уходит. Вадим обиженно потирает щеку, но торжествующе улыбается: Стерва... Теперь-то ты точно съедешь отсюда. Теперь уж наверняка!

Аркадия со слезами на глазах вылезает из своего укрытия: Папка, как ты мог!

Вадим растерянно: Лягушенок, ты все неправильно поняла. Это совсем не то, что ты видела...

Аркадия: Мне уже девятнадцать, старый козел!

Вадим: Как ты разговариваешь с отцом?

Аркадия: Как заслужил! Вторая пощечина.

Аркадия уходит.

Затемнение




Эпизод 9.

Место действия - Центр профилактики СПИДа.

В кабинете доктор и медсестра.

Входит Нина: Здравствуйте... Я за результатом пришла. Вич...

Анжелика протягивает врачу бланк с результатом анализа. Вот, Олег Саныч.

Самойлов разглядывает бланк: Вич, Нина Ивановна Вич. Интересно... Присвистнул. С такой фамилией у меня еще никого не было. И как люди реагируют?

Нина зло: Никак. Без ассоциаций.

Самойлов: Думают, это их не коснется?

Нина: Просто не думают.

Самойлов: Философски. Крутит бумажку в руках.

Нина: Какой результат? Я сейчас в обморок упаду.

Самойлов: Сидите спокойно. А результат у Вас положительный.

Нина: Что значит? СПИД?

Самойлов: Во-первых, не СПИД, а ВИЧ.

Анжелика: Ну, вы же Вич. Так что от него Вам никуда не деться. Смеется.

Нина морщится.

Самойлов, обрывая медсестру: Во-вторых, это только первый результат. Так часто бывает.

Анжелика напевает: И никуда, никуда нам не деться от этого...

Нина: Вы сказали, так часто бывает...

Самойлов: Да. Положительный статус может быть реакцией на беременность, прием антибиотиков или какой-то воспалительный процесс в организме.

Нина: У меня зуб болит...

Самойлов: Боюсь, одного зуба недостаточно...

Анжелика: А Вы часом не беременны?

Нина: Нет.

Анжелика: Точно?

Нина: Точнее точного.

Самойлов: Ничего. Будем перепроверять. Еще раз. Еще одни тесты.

Нина, взвинчиваясь: А почему мне прошлый раз ничего не сказали? Не предупредили, что так долго?

Анжелика подмигивает доктору: А кто же знал, что у Вас первый положительный. Такая девочка ромашка...

Самойлов властным тоном: Анжелика, будьте любезны, отнесите эти карточки в регистратуру. Протягивает стопочку.

Медсестра обиженно хмуриться, молча берет стопку карточек, покачивая бедрами, выходит из кабинета.



Эпизод 10.

Самойлов: За результатами во вторник приходите, Нина Иванна.

Нина: Почти неделю ждать...

Самойлов: Не неделю, а пять дней. Анализы сложные. Реактивы дорогие. Так что до вторника... вы здоровы. Не дергайтесь зря, в депрессию не впадайте.

Нина: А потом?

Самойлов: А потом как бог даст.

Нина: Доктор?

Самойлов: Да.

Нина: А вирус мог проникнуть через ОДИН незащищенный контакт с малознакомым человеком?

Самойлов: Скорее через общую инсулинку.

Нина нервно: Да, не кололась я...

Самойлов: Что ж тогда не надели презерватив?

Нина вздыхает.

Самойлов: Вирус отличается от антивируса тем, что распространяется бесплатно.

Нина молчит.

Самойлов: Ладно, Вич, до вторника. А пока... радуйтесь жизни, ибо мертвой будете долго.

Нина: Тьфу-тьфу-тьфу, что за шутки?

Самойлов: Если бы шутки, милая барышня... И... про факт тестирования пока никому не говорите... В социальном плане не очень-то приятная болезнь.

Нина: Угу.

Самойлов: Не грустите. Все будет... стабильно.

Нина: До свидания. Выходит из кабинета, практически сталкиваясь с медсестрой в дверях. Меряют друг друга взглядом. Медсестра смотрит победоносно. Нина подавлено.



Эпизод 11.

Анжелика томно: Все сделано, Олег Саныч. Становится за спиной у доктора, начинает массировать плечи. Обед.

Самойлов: Анжи, ты слишком резка. Девчонка в депресняке.

Анжелика: У тебя опять проснулась жалость к блядям и наркоманам?

Самойлов: Сейчас основная группа риска -- молодые женщины из хороших семей.

Анжелика саркастично: Ясно. А как же гомики?

Самойлов: Гомики, как ты говоришь, уже давно все просекли и без презерватива никуда.

Анжелика: А наркоманы?

Самойлов: Вчерашний день. Сегодня наркоманам обмен шприцев бесплатный. Плюс низкопороговые центры. А вот "нормальные, благополучные" до сих пор уперто верят, что уж с ними-то ничего не случится.

Анжелика: Думаешь, она спидофобка или реально ВИЧ?

Самойлов: Боюсь, что ВИЧ.

Анжелика: А что ты тогда так нежно с ней? Понравилась?

Самойлов: Что-то есть...

Анжелика подходит близко, смотрит в глаза, тянет губы для поцелуя.

Самойлов: Гламурная Анжелика, ты заставишь меня сменить ориентацию...

Анжелика садится к нему на колени: Может я этого и хочу. У меня всегда была идея доказать голубому прелесть гетеросексуальных отношений.

Самойлов: Ну, попробуй.

Анжелика запускает пальцы в его шевелюру.

Самойлов поет: Районы, кварталы, жилые массивы...

Я ухожу, ухожу в пассивы...

Анжелика не реагирует. Трется носом о лицо Самойлова.

Самойлов: Перестань. Ты же знаешь, у меня есть парень...

Анжелика: Самойлов, ты такая буська. Встает с колен. Как ты можешь с мужиками?

Самойлов: А ты?

Анжелика гордо: Я женщина.

Самойлов: А я мужчина. И вообще, зачем ограничивать свое счастье дурацкими предрассудками по половому признаку?

Анжелика: Ты же был женат!

Самойлов: Зато сейчас я разведен!

Анжелика: Но ты же был с женщиной...

Самойлов: Нельзя всю жизнь расплачиваться за одну ошибку.

Анжелика: А мне-то что делать, Самойлов?

Самойлов: Веселиться. Ты - красивая женщина. Неужели у тебя никого нет?

Анжелика: А я хочу тебя.

Самойлов: Если решу сменить ориентацию, сразу позвоню.

Анжелика игриво, чуть обиженно: А через сколько месяцев это может случиться?

Самойлов начинает загибать пальцы на руке: Январь, февраль, март... Где-то через девять. В сентябре. У меня всегда в сентябре роман исключительно гетеросексуального свойства. Такая традиция. Постмодернистская.

Анжелика: А с новой пациенткой, с Вич, хотел бы продлить традицию? Или спидоносов боишься?

Самойлов: Не боюсь. У меня был партнер ВИЧ-положительный. Полгода.

Анжелика: Наркоман?

Самойлов: Физик-ядерщик. Вполне приличный мужик. Из благополучных. При карьере и бабках.

Анжелика: И что? Предохранялись?

Самойлов: В том-то и дело, что нет. Просто повезло. Я когда узнал про его диагноз, чуть с ума не сошел. Кровь, как положено, сдавал год. Каждые три месяца. Возьмут целый шприц на недельную обработку, а я на такси и в лабу, где за час платно делают. Весь час сидел в тараканной забегаловке напротив и глушил виски из горла. Каждый раз, пока результата ждал, хотел повеситься. Думал - жизнь кончена. Но... пронесло.

Анжелика: Так ты из-за этой истории в Центр пошел работать? Романтика взыграла?

Самойлов: Сначала приготовился служить платочком. Думал, с больными надо обращаться деликатно, как с тухлыми яйцами, ведь у них такая психотравма...

Анжелика: Ну, даешь! Не представляю из тебя жилетку.

Самойлов: Жилеткой служить расхотелось через неделю. Ко мне приходили одни наркоманы, и уличные проститутки, тоже наркоманки. Девчонки чуть подлечивались и снова уходили на панель, оставляя мне визитки с номерами телефонов, обещая обслужить бесплатно, если вдруг что... Уже потом было много тех, кто ничем не заслужил такого подарка судьбы.

Анжелика: Кто же?

Самойлов: Изнасилованная подонками старушка. Беременная девочка, которой ВИЧ принес на хвосте супруг. Он был ее первым и единственным мужчиной. Школьница, которая попробовала героин. Один раз. Дети, инфицированные врачами. Просто хорошие люди.

Анжелика: А я пациентов не люблю. Особенно дебилов, которые приходят и спрашивают что-то типа: "А мог ли я заразиться, если, убив комара, который до этого укусил ВИЧ-инфицированного, слизнул кровь комара со своей ладони"? Оба хохочут.

Самойлов: У меня был пациент еще круче. Приехал мужик из деревни. Говорит, мол, мало у нас в селе баб. И никто со мной не хочет. Так что занимаюсь сексом с козой, курицей и братом. Мог ли я от кого-нибудь из них заразиться ВИЧ? Оба хохочут.

Анжелика: Ну, хоть из-за кого-нибудь ты страдал?

Самойлов: Упаси Бог. Тебе-то кто сказал, что врач -- самый добрый и сердечный человек в мире? Что он обязан всем сопереживать? Так я бы сдох с первым же не спасенным больным. А с таким диагнозом не выздоравливают.

Затемнение



Эпизод 12.

Место действия -- гостиная в квартире Нининых родителей. Все тот же шикарный интерьер. Только к нему добавилась гитара. Она стоит у стены.

Нина сидит на полу, уткнувшись лицом в мужскую рубашку, вдыхает ее запах: Ммм... ммм... ммм... ммм... Берет телефонную трубку, набирает номер. Алло.

Голос Пашки: Алло.

Нина: Привет, Па-ашка...

Голос Пашки: Ну...

Нина: Видишь, я не гордая, сама звоню, если мне надо. Ты как?

Голос Пашки: Ничего.

Нина: А мне приснился белый ангел с черными крыльями.

Голос Пашки: Белая горячка.

Нина: Не смешно.

Голос Пашки: Не смешно.

Нина: Я хочу тебя видеть... Можешь, придти ко мне?

Голос Пашки: Зачем?

Нина: По делу. Рубашку тебе отдам...

Голос Пашки: Носи сама.

Нина: А я и ношу сама. Но вот решила отдать...

Голос Пашки: Она мне не нужна.

Нина: Приди, пожалуйста... Мне нужно что-то важное тебе сказать...

Голос Пашки: Говори.

Нина: Я не могу по телефону. Приди. Пожалуйста...

Голос Пашки: Я занят.

Нина: Вчера на сердце лежал камень, сегодня на душе скребут кошки.

Голос Пашки: Даже страшно подумать, что может быть завтра...

Нина: Подожди минуту, у меня для тебя подарок есть. Вот, послушай. Кладет трубку на пол, берет гитару начинает петь...

Безнадежно больна
Отлучением от церкви
Бесконечна одна
И пьяна без вина
Безнадежно схожу
Вы надежно поверьте
В безнадежную сказку
Безнадежно с ума
Безвозвратно поникла
В ладони ромашка
Бесконечно Сизифа
Я камень качу (Вдруг пение Нины прорезают короткие гудки, доносящиеся из телефонной трубки. Видимо, Пашке надоело слушать весь этот пьяный бред. Нина продолжает петь. Трубка продолжает подвывать короткими гудками).
Жить с одною мечтой
В пряный запах рубашки
Непостиранной, самой родной
Окунуть бы лицо
На мгновение,
Мгновение то,
Что продлилось бы вечность
И забыть обо всем
Растворяясь в тебе
За вечерним окном
Зажигаются свечи
И опять я безбожно
Молюсь о судьбе...
О тебе...

Затемнение



Эпизод 13.

Однокомнатная квартира бабушки Нины. Изо всех щелей проглядывает нищета и обветшалость. На старом диване сидит Ольга, пьет кофе.

Ольга: Ну, как ты мама?

Бабушка красуется перед зеркалом, подкрашивает губы, пудриться, затягивает корсет: Да, ничего - есть еще порох в пороховницах.

Ольга: А ноги?

Бабушка: Ходят помаленьку. А чего ты сегодня изображаешь сестру милосердия?

Ольга: Просто я думаю, хватит тебе одной жить.

Бабушка: Да неужели? К себе приглашаешь?

Ольга: Даже лучше... Пусть, может, с тобой Нина поживет... Вам будет просто замечательно вдвоем.

Бабушка: О, да! Мужиков пригласим, шары зальем.

Ольга: Мама, я уже все решила. Нина поживет у тебя.

Бабушка: С чего бы это?

Ольга: Просто Каше нужен покой.

Бабушка: Она при смерти?

Ольга: Она готовиться к экзаменам в консерваторию.

Бабушка: Ты тоже готовилась когда-то. Когда мы жили в коммуналке. И ничего - поступила.

Ольга: Мама, сейчас не те времена.

Бабушка: Времена всегда одинаковые. Хреновые!

Ольга: Каша - очень нервный ребенок.

Бабушка: Лягушенок. Оля, ты решила сплавить мне свою родную дочь?

Ольга: Мама, она же тебе не чужая. Внучка. Вы прекрасно поладите.

Бабушка: С ума сошла! Ты же знаешь, у нас с Ниной космическая несовместимость!

Ольга: Ну, что ты говоришь!

Бабушка: Тебе всегда кажется, что я страдаю ерундой. А я, между прочим, обучалась астрологии на курсах самого Глобы!

Ольга: Да хоть Нострадамуса.

Бабушка: У нас с Ниной по космограмме несовместимость. Она - Козерог, я - Овен. Мы -- два полюса.

Ольга: Мама, перестань. Какая глупость.

Бабушка: Не глупость. Ты видишь суслика?

Ольга: Нет.

Бабушка: А он есть!

Ольга: Что за молодежные приколы, мама?

Бабушка: А я, по-твоему, старая безмозглая развалина?

Ольга: Ну что ты! Вы легко найдете с Ниной общий язык.

Бабушка: Может, ко мне мужчины приходят?

Ольга: Мама, не начинай.

Бабушка: А у меня квартира однокомнатная.

Ольга: И что?

Бабушка: И как я буду с ними любовью заниматься в присутствии ребенка?

Ольга: Не смешно.

Бабушка: Вот именно. Подмигивая. Я записалась тут в один... э-э-э... кружок...

Ольга: Опять?

Бабушка: Не опять, а снова.

Ольга: И?

Бабушка: М-м-м...

Ольга: Не темни, мама.

Бабушка вызывающе: Познание бога через секс.

Ольга: О, Боже!

Бабушка: Именно это я сейчас и говорю, испытывая оргазм.

Ольга: А как же Нина?

Бабушка: Твоя Нинка - здоровая лошадь. Вполне может заработать денег на съемную квартиру.

Ольга: Дело не в деньгах. Она просто не может жить одна.

Бабушка: Все могут. А она сахарная?

Ольга: Она ранимая.

Бабушка: Тогда сама ее и оберегай.

Ольга: Но мама!..

Бабушка: Что мама? Ты вспоминаешь обо мне, только когда что-то нужно. А когда что-то нужно мне - фиг. Я болею - никто не зайдет, еду и лекарства приносит соседка. Мне нужен ремонт - черта с два. Диван разваливается - и так сойдет... Телескоп, чтобы за звездами наблюдать - блажь на твой взгляд. Помочь родословную раскопать - некогда. Я всем говорю, что ты в командировке, а сама целыми днями стою у окна...

Ольга: Ладно, мама, я пойду. Береги себя. Я побежала. Еще позвоню.

Ольга уходит.

Затемнение



Эпизод 14.

Место действия - все тот же врачебный кабинет в Центре профилактики СПИДа.

Входит Нина в синих джинсах и красном свитере в белых бахилах на ногах:

Нина: Здравствуйте, я за результатом.

Анжелика: А-а-а, Вич. Роется в стопочке бумажек, находит бланк с результатом, смотрит, откладывает в сторону.

Нина: Ну, что там?

Анжелика: Присядьте. Вам нужно подождать доктора. Он придет и все скажет.

Нина, присаживаясь на стул: А вы скажите.

Анжелика: Я не могу.

Нина: Ну, вы же знаете!

Анжелика язвительно: А вы как будто нет?

Нина: Ну, пожалуйста...

Анжелика будто бы себе под нос, но так, чтобы Нина обязательно услышала: Вначале трахаются, а потом "ну, пожалуйста"... Душа просит романтики, а попа приключений.

Нина шепчет, как мантру:

Я все бегу наперерез,
Наперекор, наперевес.
Бегу, сбивая каблуки,
Бегу, сжимая кулаки...




Эпизод 15.

Входит доктор (Самойлов): Здравствуйте.

Нина, вставая: Здравствуйте.

Анжелика: Олег Саныч, это Вич за результатом... Подает бланк. Сама присаживается за лаборантский стол, начинает сортировать бланки что-то заполняет, изображая активную деятельность, прислушивается к разговору.

Самойлов: Хорошо. Вы садитесь, Нина.

Нина: Положительный?

Самойлов, подчеркивая каждое слово: Предварительно положительный. Пока мы не можем поставить окончательный диагноз. Ясно только, что организм столкнулся с каким-то серьезным вирусом. Но еще не время констатировать, что это ВИЧ. Будет еще третья проверка.

Нина: Опять?

Анжелика: Да, таков порядок.

Нина: Значит... СПИД?

Самойлов: Пока ВИЧ... скорее всего.

Анжелика: ВИЧ. Зачем давать напрасные надежды?

Самойлов бросает строгий взгляд на Анжелику: Консультацию пока что здесь веду я. А Вы, Анжелика, пожалуйста, отнесите карточки в регестратуру.

Анжелика выходит, напевая: И никуда, никуда нам не деться от этого...

Нина: Ну, а надежда-то хоть есть?

Самойлов: Она всегда есть, Ни-ина... Вздыхает.

Нина: А как же родственники, с которыми я живу?

Самойлов: Вы... замужем?

Нина: Нет.

Самойлов: Значит, контакты только бытовые. Так что можете вообще ничего не сообщать. Бытовым путем ВИЧ не передается...

Нина: А что мне сказать зубному врачу?

Самойлов: Скажите, что болели гепатитом В.

Нина: Доктор, а сколько мне осталось?

Самойлов вздыхает: Я не знаю, Нина. Вероятно, у вас еще есть лет 10 - 15, если будете себя беречь.

Нина: И это все возможности медицины?

Самойлов: К сожалению, возможности медицины ограничиваются конкретным врачом, который работает в конкретной клинике конкретной страны. Подготовьтесь к тому, что денег понадобиться много. Лекарства дорогие.

Нина: Денег -- как кот наплакал, а проблем -- как слон насрал.

Самойлов: Так всегда. Вначале человек тратит время, чтобы увеличить свои деньги, а потом он тратит деньги, чтобы продлить свое время.

Нина: И что, секс теперь будет роскошью, а не способом размножения?

Самойлов: Опыт отнюдь не мешает нам повторить прежнюю глупость, но мешает получить от нее прежнее удовольствие! Помните, Господь наблюдает за Вами. Живите так, чтобы ему было интересно.

Нина: А Вам все шутки.

Самойлов: И Вы подходите к ситуации со здоровой долей юмора и цинизма.

Нина: Доктор, Вы не знаете, если человек болен СПИДом и намеренно заражает другого это преследуется по закону?

Самойлов: Да. Уголовный Кодекс строг. Если ВИЧ-положительный вступил в половую связь с ВИЧ-отрицательным, зная о своем ВИЧ-статусе, он может быть наказан лишением свободы на срок до одного года, а в случае заражения партнера - до пяти лет...

Нина: Значит... Можно пробить его имя по вашей базе? Того, который меня заразил?

Самойлов: Нет. Это врачебная тайна.

Нина: А как же мне его посадить?

Самойлов: Вам станет легче?

Нина: Станет.

Самойлов: Давайте дождемся окончательного результата. Возможно, Вам не понадобится мстить... И еще... Избавляйтесь от хлама! Жизнь коротка. Вам некогда растрачивать ее попусту... В новом году активно избавляйтесь от всякого хлама: вещей, людей. Люди обязательно будут сопротивляться. Никому не нравится быть хламом, даже, если об этом не говорят открыто и в лицо.

Анжелика, входит в кабинет: А лучше заведите себе четвероного друга - котенка или щенка...

Самойлов: Желаю Вам хороших новостей. Надежда все-таки есть...

Нина: До свидания.

Самойлов: До свидания. Нина уходит.



Эпизод 16.

Самойлов Анжелике: Давай прервемся на обед.

Анжелика встает и закрывает дверь. Доктор ставит на стол бутылку коньяка. Анжелика приносит две пробирки: Пациенты балуют?

Самойлов: Не поверишь, сам купил.

Анжелика: С чего бы это?

Самойлов: Работу нашел.

Анжелика: Какую?

Самойлов: Новую!

Анжелика: Это ясно. Колись, давай.

Самойлов: Менеджером по продаже мобильных телефонов.

Анжелика: Чума-а...

Самойлов: Может быть... Только там зарплата человеческая плюс проценты от объема продаж.

Анжелика: Так ты совсем уходишь?

Самойлов: Пока по совместительству. На испытательный срок. Сегодня было собеседование. Завтра выхожу на работу.

Анжелика: И что спрашивали?

Самойлов: Как всегда: "А почему Вы дохтуром не хотите работать?"

Анжелика: А ты?

Самойлов: А сама как думаешь?

Анжелика: Сказал, что платят мало?

Самойлов: Естественно. А они мне: "Но ведь есть коммерческая медицина!" Да. Только у меня нет никакого желания ждать до сорока лет, пока мне дадут высшую категорию, звание кандидата наук, и место в коммерческой клинике.

Анжелика пафосно: А как же призвание?

Самойлов: Призвание придумали пациенты, чтобы не платить!

Анжелика смеется: Тут тебя не назвали злым, циничным и бездушным?

Самойлов: В этот раз нет. Просто пригласили на работу. Но частенько в свой адрес слышу, что я жадный, и по этой причине у меня никогда не будет денег. А пока у меня их нет, они почему-то есть у кого-то другого.

Анжелика: Бедненький ты мой, что же я буду делать тут без тебя?

Самойлов: Придет другой доктор. Лучше, давай, выпьем за успех безнадежного дела.

Анжелика: За развитие коммерческой медицины? Или за твою гетеросексуальность?

Самойлов: Просто за нас, любимых. За то, чтобы вместо абстрактных гуманитарных ценностей, нам доставался кэш. В больших количествах.

Анжелика: Давай. За кэш! Чокаются, пьют.

Анжелика: А интеллигентные люди, между прочим, не чокаются.

Самойлов, оглядываясь: Где ты видишь интеллигентов?

Анжелика смущенно показывает на себя пальцем. Оба смеются.

Анжелика: А как же наш роман в сентябре?

Самойлов: Но я же не умираю. И даже не уезжаю в другую страну. Все будет.

Затемнение



Эпизод 17.

Место действия - гостиная в квартире родителей Нины.

Нина с бутылкой сидит на полу, пьет из горла, периодически вдыхает запах Пашкиной рубашки, которая лежит у нее на коленях, набирает номера телефонов, разговаривает: Алло. Па-а-аш, я хочу набухаться.

...

Нина: Нет. Я еще вполне адекватна. Чес слово.

...

Нина: Я хочу набухаться в розовые сопли. С тобой. Так, чтобы все проблемы исчезли из круга моих интересов, так, чтобы мы вместе пошли в три часа ночи за догонкой, чтобы прямо у кассы откупорили бутылку и пили из горла, хохоча и отнимая ее друг у друга. А потом вернуться в съемную квартиру с клопами и тараканами, называть ее домом... Короткие гудки - Пашка бросил трубку.

Нина: Сколько дорог из дома домой - бог весть...

Нина снова набирает чей-то номер телефона: Алло. Девушка, позовите, пжалуста, Вову к телефону.

...

Нина: Я? Я его... невеста.

...

Нина: Жена? Значит я - бывшая невеста. Короткие гудки. Ну, и дура.

Нина делает мощный глоток из бутылки, снова набирает чей-то номер телефона: Кукушка-кукушка, сколько мне лет осталось? Прокукуйте, пжалуста. Короткие гудки. Не, ну, совсем кукушки забурели.

Нина делает мощный глоток из бутылки, снова набирает чей-то номер телефона: Алло. Малыш, позови, пжалуста, папу к телефону.

...

Нина: Саша, привет. Это Нина.

...

Нина: Что значит, какая Нина? Та, которую ты ни-и-икада не забудешь. Смеется. Вспомнил?

...

Нина: Саша, ничего не говори. Не надо. Все чушь. Просто ответь мне на один вопрос. Мне сейчас это очень важно.

...

Нина: Саша, ты меня еще любишь? Хоть немного?.. Ты будешь обо мне вспоминать?

...

Нина вздыхает: Не говори ничего. Извини, что побеспокоила. Жене привет.

Нина набирает номер: Справочная? Дайте мне номер телефона Господа. Мне очень надо с Боженькой поговрить... Короткие гудки.

Нина: Господи! Ты слышишь меня, Господи? Ну, не молчи же ты! Господи, просто ответь: почему так рано, почему, Господи? Дай мне маленькую отсрочку, на год, на два... хотя бы на месяц... чтобы побыть с Пашкой, чтобы попросить у него прощения... Господи, дай нам с ним хотя бы одну ночь... И маме... пусть только маме не будет больно. Она ведь ни в чем не виновата.

Господи, ну, хоть сколько минут... Я буду хорошей, Господи, я буду жить по-другому. Я знаю, как... мне просто нужно немного времени.

Нина набирает номер: Илья Петрович? Это Нина. Вич.

...

Нина: Я именно по этому поводу. Я просто хотела поставить Вас в известность... Я никогда, слышите, НИКОГДА больше не приду на эту мерзкую тупую работу. Слышите? Можете уволить меня сегодня же! Да, и еще... съешьте на обед мою трудовую книжку! Это все! В этот раз Нина сама бросила трубку.



АНТРАКТ



Действие второе

Эпизод 18.

Фоном звучит песня:

Я все бегу наперерез,
Наперекор, наперевес.
Бегу, сбивая каблуки,
Бегу, сжимая кулаки.
И боль пульсирует в висках.
Бегу и горечь на губах.
Бегу и просится слеза.
Бегу и нечего сказать.
Бегу и тяжело дышать.
Бегу и не могу бежать.


...Я все боялась опоздать,
А было некуда бежать.


Место действия - город. Случайная встреча Самойлова и Нины.

Из-за кулис, навстречу друг другу выходят Самойлов и Нина. Оба задумчивы, каждый в своем мире, в своих мыслях. И все-таки Самойлов деловито идет, а Нина бредет, глядя себе под ноги. Они не замечают друг друга и практически сталкиваются.

Нина, поднимая глаза на доктора: Ой, здравствуйте...

Самойлов: Нина?

Нина чуть заметно кивает головой.

Самойлов взволнованно: Как вы?

Нина неопределенно пожимает плечами.

Самойлов трогает Нину за плечо, вглядывается в глаза, с надеждой спрашивает: Все хорошо?

Нина: Все... нормально, доктор...

Самойлов легонько трясет Нину плечи: Взбодритесь, Нина... Я не верю вашему "нормально".

Нина утвердительно кивает головой: Все путем, доктор...

Самойлов: Ну, что вы так, Нина... Еще же ничего не ясно... И потом... Неожиданно, воодушевляясь. Приходите, приходите завтра в Центр. Хотите, я запишу Вас на прием к психологу?

Нина отрицательно качает головой.

Самойлов: Приходите просто выпить чаю.

Нина отрицательно качает головой.

Самойлов: А хотите, мы пойдем гулять в парк и кататься на каруселях?

Нина улыбается: Какие карусели? Сейчас же зима!

Самойлов: Ну, вот, вы уже улыбнулись. Это хорошо.

Нина: Спасибо, доктор. Мне нужно домой.

Самойлов вновь обнимает Нину: Берегите себя, Нина. Все будет хорошо.

Герои снова идут в разные стороны.

Затемнение



Эпизод 19.

Место действия - квартира бабушки.

Звонок в дверь. Старушка идет открывать.

Бабушка: Ну, заходи, деточка. Раздевайся. Что скажешь?

Нина, раздеваясь: Ба, мне плохо.

Бабушка: Всем плохо. Мне, думаешь, хорошо?

Нина: Ба, мне пло-о-о-охо...

Бабушка: А что не спросишь, как мне?

Нина: Ба, мне плохо.

Бабушка: Хочешь чаю?

Нина: Неа.

Бабушка: С малиновым?

Нина: Неа.

Бабушка: А с медом?

Нина: Ба, мне плохо.

Бабушка: А чего хочешь?

Нина: Чуда.

Бабушка: Будет тебе чудо, будет тебе йогурт.

Нина: Ага.

Бабушка: Скоро твой день рожденья - вот и первое чудо. Потом Новый год...

Нина: Ага.

Бабушка приносит большой фотоальбом: Я тут генеалогический альбом составила, хочешь посмотреть? Все твои дедки, бабки, прабабки. У нас ведь в роду и донские казаки были, и офицеры, и актрисы крепостные... Род свой знать надо.

Нина: Я, ба, как-нибудь потом, в другой раз...

Бабушка обиженно: Зря ты так. У нас в краеведческой секции так много молодых... И ты бы, Нина, пришла. Свой род знать надо. А по космограмме ты так хорошо обучаема. И скрипку совершенно забросила.

Нина: Мне это легато мажорное в горле сидит.

Бабушка: И балет забросила. А сейчас так хорошо похудела. Вся прозрачная, как балерина. Ах, Нина-Нина...

Нина: Ба, не заводи патефон. Надоело. Может, мне застраховать свою жизнь? На сто тысяч долларов.

Бабушка: Что ты сегодня такая мрачная?

Нина: Да, так... Сегодняшний день еще вчера не заладился.

Бабушка: Космограмму посмотреть?

Нина: Ба, мне плохо.

Бабушка подносит табуретку к полке, лезет за астрологическим талмудом: Щас гляну. Нина: Ба, я болею...

Бабушка начинает что-то рисовать карандашом: Все болеют. Надо теплее одеваться... Что-то интересное вырисовывается. Увлеченно чертит окружности и прямые линии.

Нина: Ба, мне вчера снова приснился белый ангел с черными крыльями.

Бабушка: В сонник глянуть?

Нина: Не надо. Я не верю твоим сонникам.

Бабушка: Сонник - ерунда. Вот космограмму сейчас составлю. Ты подожди. Поговори пока со мной. Что за сон?

Нина: Маленький ангел с такими огромными глазами в пол лица...

Бабушка: Ну, вот, слушай... Читает в своем астрологическом талмуде. Козерог -- знак Земли. Под покровительством Сатурна. Характер у тебя упрямый. Ум развитый. Плохо одно: Венера в тридцатом градусе Водолея. Отсюда все твои метания и недовольства.

Нина:...с такими огромными глазами в пол лица...

Бабушка: Венера в изгнании. Постоянно кажется, что тебе не хватает любви, что ты одинока, несчастна. Это иллюзия. Зная космограмму, ты сможешь регулировать свои негативные эмоции и постараешься от них избавиться.

Нина: Маленький ангел...

Бабушка: Подобно красному вину, твои любовные отношения могут улучшаться с возрастом, когда исчезнет внутренняя скованность.

Нина: Маленький ангел...

Бабушка, листая свой астрологический талмуд: Ух, ты. У тебя две крайности: от неистовства до скрытности, от стыдливости до вопиющей порнографии.

Нина: Маленький ангел...

Бабушка: Ты меня слышишь, Нина?

Нина: А что-нибудь хорошее в моей космограмме есть?

Бабушка: Солнце в Козероге сильное, доброе, большое.

Нина: Это хорошо?

Бабушка: Да. А Луна дает тебе подсознательную решимость, она сильно воздействует на нервную систему. Но мощный Юпитер в Раке будет сдерживать тебя, если ты доверишься ему.

Нина: В какой сраке?

Бабушка обиженно: Нина, если ты не серьезно относишься, скажи сразу, я не буду глаза слепить.

Нина: Ну, не дуйся, я пошутила. Я все запомнила: мощный Юпитер в Раке будет сдерживать меня, если я ему доверюсь.

Бабушка: Детка, тебе нужно идти учиться. Меркурий в тридцатом градусе Рыб...

Нина: Ты мне лучше о любви, о мужчинах...

Бабушка: Венера в тридцатом градусе Водолея влечет тебя к нестандартным мужчинам, резко отличающимся от твоего окружения, от общего стандарта.

Нина: Это как?

Бабушка: Наверное, ты можешь полюбить наркомана или алкоголика, как твой бывший бой-френд - Павел. Художник, ёк макарёк.

Нина: Так, о мужчинах хватит. Что еще?

Бабушка: Не зацикливайся на мелочах, гармонизируйся.

Нина: Ба, а когда я умру?

Бабушка: Что за чушь? Я же не гадалка, я астролог. Ладно, скажу. Основные неприятности у тебя позади, ближайшая проблемная точка, точка смерти в тридцать семь лет. Но это не значит, что ты умрешь, просто в этот год нужно быть особенно осторожной, внимательнее относиться к своему здоровью.

Нина: А двадцать пять?

Бабушка: А двадцать пятый год твоей жизни - год изменений, нового и прекрасного. Наслаждайся, старайся не упустить момент. Может, все-таки замуж выйдешь за приличного человека, и будет у тебя наконец-то все в порядке.

Нина: Да, ба, так и будет.

Бабушка протягивает внучке листок: Вот, возьми лист с космограммой. Проглядывай его иногда, думай над будущим.

Нина: Ага. Ба, можно я у тебя поживу?

Бабушка: Ну-у-у-у, опять двадцать пять. У нас же с тобой космическая несовместимость. Я - Овен. Ты - Козерог. Мы можем ладить только на расстоянии.

Нина разочарованно: Эх, ба...

Бабушка: Что, ба? Мать твоя уже приходила насчет этого. Я непреклонна. Овны все такие.

Нина: Правда?

Бабушка: Что, правда?

Нина: Ну, что мать приходила?

Бабушка: А что мне врать?

Нина: А побожись?

Бабушка: Ей богу мать.

Нина, смеясь: Будем дальше продолжать. Запевают частушку:

Я стою у ресторана:

Замуж поздно, сдохнуть рано,

Вот отправлюсь в турпоход,

Может, кто и подберет.

Бабушка: Ой, детка, какая ты, в сущности, еще маленькая и счастливая. Небось, знаешь, где ключик от счастья лежит?

Нина: Небось... Только когда я нахожу ключ от счастья, кто-то меняет все замки.

Затемнение



Эпизод 20.

Квартира родителей Нины. Звонок в дверь. Нина идет открывать. На пороге Пашка, протягивает ей хомячка в литровой банке: Вот, не знал, что тебе подарить. А потом вспомнил. Я бы и не вспомнил, но у метро стояла тетка с хомяками... Так что, вот...

Нина мрачнеет: Плохая шутка.

Пашка: Я думал, тебе понравится. Хомяк - это так готично!

Нина: Ты же знаешь, что никаких животных моя мать не потерпит.

Пашка: Прости, я забыл.

Нина: Ты бы еще щенка принес!

Пашка: Хочешь, заберу назад?

Нина зло: Нет уж, пусть будет.

Пашка: А мать?

Нина: Разберемся. Нина ставит на стол банку с хомяком. Ну, проходи.

Пашка: Если ты недовольна, я убью этого хомяка. Прямо сейчас. Достает его из банки, держит перед Ниной на вытянутой руке. Декламирует. Объединимся в Ассоциацию СВХ -- Смерть Всем Хомякам -- и уничтожим мерзкую популяцию на нашей планете. Хомяки едят нашу еду, пьют нашу воду, гадят в наши души...

Нина: Я же сказала, что оставлю.

Пашка: Вот и оставь. Пусть тут хомячок хоть немного погадит.

Нина: Текилу будешь?

Пашка: Наливай.

Пашка: За хомяка, что ли?

Нина: Все равно, лишь бы водка не кончалась.

Пашка: Выпила для храбрости? Нина утвердительно кивает. Тогда рассказывай, за чем звала.

Нина: Забери меня отсюда.

Пашка молчит.

Нина: Почему мы не завели ребенка, Паша?

Пашка: Вот те раз... Хомяка ей уже мало...

Нина: Паша, почему у нас нет ребенка?

Пашка: Тебе есть чем его кормить?

Нина: Грудным молоком.

Пашка: До десятого класса?

Нина: Теперь уже не важно... У нас просто никогда, слышишь, никогда не будет ребенка...

Пашка, пытаясь обнять Нину: Успокойся, детка, все еще будет...

Нина, уклоняясь от прикосновений: Уже нет...

Пашка: Готично. Как ты себя чувствуешь?

Нина: Плохо. Температура, лимфоузлы...

Пашка: А головка не бо-бо?

Нина: Я люблю тебя.

Пашка: И это после того, как я застукал тебя с Серым?

Нина: Я не хочу об этом.

Пашка: А я хочу! Все вы, бабы, бляди!

Нина: Зачем ты пришел?

Пашка: Сама позвала.

Нина: Ты не поверишь.

Пашка: Чему?

Нина: Тогда с Серым, я думала, что это ты...

Пашка: Не лги!

Нина: Я была просто так ужасно пьяна!

Пашка: Не лги!

Нина: А потом ты ушел, и я выгнала его. Я сидела в углу и выла. А хомяк все бегал в своей коробке и шуршал газетами.

Пашка: При чем тут хомяк?

Нина: Я ненавидела его мерное сытое копание в бумажках. Подошла и задушила в ладони, сломала ему хребет, а потом спокойно легла спать.

Пашка недоверчиво: Задушила хомяка?

Нина: Я раздавила его из-за тебя...

Пашка: Готично. А что еще ты сделала из-за меня?

Нина: Наутро я безутешно рыдала над его тельцем, завернула в платок и понесла к той еврейской целительнице, над которой мы так потешались.

Пашка: Той, что живет у питомника и лечит хомяков за десять тыщ рублей?

Нина: Ага. Она лечит за десять, а в питомнике один хомяк пять стоит.

Пашка: И что?

Нина: Я отнесла ей мертвого хомяка, заплатила десятку, оставила на сутки, и на следующий день она вернула мне бодрого и здорового зверька.

Пашка: Она же его в питомнике взяла! За пятерку!

Нина: Правильно.

Пашка: Ну, ты и дура. А пойти в питомник и самой купить нового хомяка слабо? Слабо бабло сэкономить?

Нина: Слабо. Ведь я хотела ни нового, а старого оживить.

Пашка: Ребенок что ли?

Нина: Нет, конечно, просто иногда так хочется чуда. Я все понимала, но хотела себя обмануть.

Пашка: А бога-то не обманешь.

Нина: Вот за это он и наказывает меня сейчас.

Пашка: Да при чем тут хомяки? Они же мрут, как мухи...

Нина: Я тоже скоро умру.

Пашка: Дура.

Нина: Нет, послушай...

Пашка: Лучше ты послушай. Когда я был в детском садике, у меня был хомячок. Он издох, и я долго рыдал над ним. Потом слезы кончились, я взял кухонный нож, и посмотрел, что у него внутри.

Нина, затыкая уши: Ты врешь!

Пашка: Пришел папа и навтыкал мне за такие игры.

Нина: Этого не было!

Пашка: Я был наказан...

Нина: Неправда!

Пашка: А на просьбу купить мне нового хомяка папа сказал: "Я столько не зарабатываю, чтобы ежедневно снабжать тебя хомяками, урод"!

Нина: Этого не было!

Пашка: Почему не было? Всякое было. Хомяк моей дочери постиг смысл жизни, спился, ударился в религию, затем в восточную философию, потом стал самураем и сделал себе харакири. Еще на хомячка села моя первая теща. Так хомячок пиздой накрылся.

Нина: Уходи.

Пашка: Ухожу. Только тебе будет одиноко.

Нина: Всем одиноко. Думающий человек не может быть не одиноким.

Пашка: Согласен. Я недавно продал твой портрет, с которым два года разговаривал...

Нина: А ко мне отчим пристает...

Пашка: Готично.

Нина: Недавно зажимал здесь, в гостиной.

Пашка: Значит, повод дала, шлюха.

Нина: Может, мне повеситься?

Пашка: Может... Если совесть мучит.

Нина: Уходи.

Пашка: Ухожу.

Нина: И забери свою рубашку. Берет ее с дивана, кидает Павлу.

Пашка кидает назад: Оставь себе. На память.



Эпизод 21.

В комнату входит Аркадия: Вау! Воссоединение святого семейства.

Пашка: Скорее, картина "Не ждали".

Аркадия: Возвращение блудного жениха в наш монастырь.

Пашка: Что там радость нежданной встречи, по сравнению с блаженством долгожданного расставания!

Аркадия: Что за живность в нашем доме? Подходит к столу. Стучит пальцем по банке.

Нина: Мой хомяк.

Аркадия: Папка тебе вкатит по первое число.

Нина: Ой, боюсь!

Пашка: Ладно, девушки, сами разбирайтесь. Я ухожу.

Аркадия: Скатертью дорога!

Нина: И я уйду вместе с Пашкой!

Аркадия: Какое чудо! Дорогой Дедушка Мороз! Я очень люблю старшую сестру, но, пожалуйста, подари ей отдельную квартиру!

Пашка: Дед Мороз выполняет только сказочные желания! Например, чтоб ты стала красивой или от маразма вылечилась. А отдельная квартира -- вполне реально. Вот вы все помрете, и будет у нас с Нинкой отдельная квартира!

Аркадия: Мерзкий альфонс!

Пашка: Готично! Французские слова знаешь!

Аркадия: Знаю. Вы тут прощайтесь, а я буду елку наряжать. Выходит из комнаты. Пашка подходит к Нине, обнимает ее, пытается поцеловать, она отворачивается, шепчет: Не надо, не надо. Отталкивает Пашку, уходит в другой угол комнаты. В гостиную возвращается Лягушенок, тащит за собой искусственную елку и корзину с новогодними елочными украшениями. Аркадия ставит елку на пол, начинает поправлять ветки.

Пашка: Между прочим, у твоей сестры скоро день рождения.

Аркадия: У кого-то день варенья. У кого-то Новый год. Начинает наряжать елку.

Пашка: Что сестре-то подаришь?

Аркадия: Себя.

Пашка: Готично. Только не маловато ли?

Аркадия: Нормально! Мал клоп, да вонюч.

Нина: Перестаньте ссориться!

Пашка Аркадии: Я могу уйти. Совсем, если ты так хочешь.

Аркадия: А еще ты можешь кучу сделать посреди гостиной.

Пашка: Могу.

Аркадия: Это же так оригинально!

Пашка: Необычнее, чем елку наряжать.

Нина: По-моему, Каша, ты помешала нам договорить.

Аркадия: Квартира большая. Договорите в другом месте. Ехидно. Где-нибудь на кровати. Мне нужно елку наряжать.

Пашка: Мне пора.

Прощание в дверях. Нина: Забери меня с собой...

Каша: Ну, что же вы стоите в дверях? Не стесняйтесь, не стесняйтесь, идите в жопу!

Пашка Нине, кивая на Аркадию: Ты любишь ее?

Нина: Люблю. У нее сейчас просто сложный период. Возраст переходный.

Пашка: Какой переходный? Она уже взрослая кобыла.

Нина: Просто детство затянулась.

Пашка: Мне пора. Я позвоню, Нина...

Нина оседает на пол, ее подхватывает Аркадия.

Затемнение



Эпизод 22.

Место действия - скамейка у дома Нины.

На ней сидит замерзший, почти окоченевший Павел, курит, зло сплевывает сквозь зубы, бормочет: Почему у кошки хвостик? Я не знаю, я агностик.

Вадим возвращается домой, проходит мимо Павла, совершенно не обращая на него внимания. Он сжимает в руке брелок автомобильной сигнализации, проверяет, как она работает.

Павел бросает сигарету на землю, тушит ее ногой, догоняет Вадима и одним движением руки разворачивает его к себе: Ну, здравствуй, папочка!

Вадим: А-а-а, это ты. И как всегда пьяный. Мерзость.

Пашка: Отстань от Нины!

Вадим: Я что к ней приставал?

Пашка: Ты хотел ее изнасиловать!

Вадим: О, боже, чего только не нарисует воображение алкоголика!

Павел хватает Вадима за грудки, шипит: Готично. А вот сейчас я тебе навтыкаю, тогда посмотрим, что нарисует твое воображение.

Вадим, отталкивая Павла: Хочешь бокс?

Павел пыхтит.

Вадим: Отстань, молокосос.

Павел шипит: Убью, сука.

Вадим: Ты щенок, не зарывайся. А-то ведь земля круглая, еще придешь милости просить.

Пашка плюет на пальто Вадима: Да я с тобой на одном поле... не сяду, подонок.

Вадим смахивает перчаткой слюну: Минус в биографии, молокосос. Я это запомню.

Пашка: Отстань от Нины, понял!

Вадим пренебрежительно: Что кипишишь, пацан? Забирай ее со всеми пирогами. Не под замком чай.

Пашка: Вот и заберу.

Вадим: Забирай. Сегодня же.

Пашка: Сегодня я тебе морду поровняю. Бьет Вадима кулаком в лицо.

Вадим прикрывает челюсть руками: Совсем страх потерял, молокосос. Нужна она мне больно... Твоя Нина. Шалава.

Павел уходит, оборачивается, кричит: Не тронь Нину, подонок!

Затемнение



Эпизод 23.

Место действия - врачебный кабинет в Центре профилактики СПИДа.

В кабинет резко заходит Самойлов: С нового года я здесь не работаю. Главный подписал все бумаги.

Анжелика: С нового года, значит, со следующей недели?

Самойлов: Да.

Анжелика: Рад?

Самойлов зло: Рад.

Анжелика: А, по-моему, ты сегодня злой.

Самойлов: В метро все ноги оттоптали. А потом еще с бабкой сцепился.

Анжелика: И чем тебе старушка не угодила? Ты просто не выспался с ночного дежурства.

Самойлов: Вот именно. Я вчера в Центре отпахал десять часов, потом ночное, утром опять на работу...

Анжелика: Се ля ви.

Самойлов: Сижу в вагоне. Голова гудит хуже, чем с перепоя. А тут старуха начинает мораль читать. Место требует. Она ведь думает, что у меня не болят ноги и здоровье каменное.

Анжелика: О! Представляю.

Самойлов: Ну, я и сказал ей все.

Анжелика: Что конкретно?

Самойлов: Я работаю, и плачу налоги. Я оплачиваю проезд, поэтому она катается бесплатно. Поэтому я буду сидеть, а она - стоять!

Анжелика: Жестоко. А, между прочим, эта бабушка пол жизни пахала, чтобы тебе было где и на что жить.

Самойлов: Чтобы мне было где и на что жить, пахал лично я. А таких бабушек я могу благодарить лишь за то, что живу в стране с разваленной экономикой, и что не буду работать по специальности, иначе просто откину копыта от голода.

Анжелика: Все-таки, Самойлов, жалко тебе от нас уходить.

Самойлов: А я не гордый. Могу признаться - жалко.

Анжелика: А у нее отрицательный.

Самойлов: У кого?

Анжелика: У Вич.

Самойлов: Как отрицательный?

Анжелика: Так. Вот и все. А так боялась. Даже юбка не помялась.

Самойлов: Не может быть. Покажи.

Анжелика: Может. Дает Олегу бланк с результатами анализов.

Самойлов: Здорово!

Анжелика: Просто повезло дуре!

Самойлов: Надо ее к иммунологу отправить и в инфекционку положить. Все-таки что-то с иммунной системой не в порядке... какие-то сбои... раз уж два положительных...

Анжелика: Но все-таки не ВИЧ.

Самойлов: Теперь она может на радостях украсть что-нибудь в магазине и закрепить победу.

Анжелика, подмигивая: Как ты?

Самойлов: Ага. Когда я узнал, что отрицательный, украл в магазине женские туфли сорок второго размера.

Анжелика: Вполне подходящее занятие для голубца. А когда нашел работу продавца мобильных телефонов?

Самойлов: Только йогурт.

Анжелика: Фу-у-у.

Самойлов: Не такая уж и победа -- эта работа. Так, случайный этап.

Анжелика: А вот я ничего чужого никогда не брала.

Самойлов: Да, ну?

Анжелика: Правда, Самойлов! Чес слово.

Самойлов: А ты как в первый раз, по любви или за деньги?

Анжелика смеется: Можно сказать, что по любви. Разве три рубля на водку -- енто деньги?

Хохочут оба.

Анжелика: Я все-таки очень не хочу тебя отпускать.

Самойлов: Ну-ну, Анжи, не время. Сейчас надо думать про праздник. Большая компания, Новый год, веселый тусняк...

Анжелика: И ты со своим бой-френдом...

Самойлов: У-у-у. Все проблемы начинаются с половым созреванием. С новыми волосами появляются новые потребности.

Анжелика: А потом всю жизнь надо сдавать экзамен на соответствие сексуальным стандартам. И оказывается, что я не подхожу мужчине своей мечты, потому что он - гей. А, может быть, он просто выбрал такую стратегию защиты, потому что не хочет меня обижать?

Самойлов: Анжелика, это все феромоны. Я уйду, и тебе станет гораздо легче дышать.

Анжелика: Я не хочу дышать легко! Хочу долго и страстно! И с тобой...

Самойлов: Как все сложно у людей. То ли дело саламандры. Самец потрется о затылок самки, она в ответ выставляет ему яйцеклад.

Анжелика: Знаю. Он уносит его, онанирует и закапывает в песок.

Самойлов: А потом целый месяц ходит мочиться на яйцеклад, выражая свое отношение к продолжению рода. Хочу быть саламандрой!

Анжелика: Я всегда знала, что с этой обувью что-то не так!

Оба хохочут.

Анжелика: А мне больше нравятся страусы нанду в южной Америке. Самец обслуживает штук двадцать самок. Они откладывают ему яйца и убегают на свободу. А он один целый месяц высиживает. А потом самостоятельно растит потомство. Вот!

Самойлов: Так иди на свободу, детка!

Анжелика: Не могу. Там ВИЧ. Жуть!

Самойлов: Кстати, когда к нам приходит эта Вич?

Анжелика, заглядывая в журнал: Уже после Нового года. Третьего.

Самойлов разочарованно: Значит, я не успею сделать еще одно хорошее дело.

Анжелика: Сообщишь результат?

Самойлов обеспокоенно: Да. И это ужасно, что она не узнает его перед самым Новым годом.

Анжелика: Нормально. Пусть посидит под елкой и подумает о смысле жизни. Такая шоковая терапия полезна многим.

Самойлов: Знаешь...

Анжелика: Что?

Самойлов: Позвони ей. Попроси, пусть зайдет. У нас еще два часа до конца смены.

Анжелика: С ума сошел! Не буду я пациентам звонить. Что за блажь! Не положено!

Самойлов: Я так хочу! Ради меня, Анжи...

Анжелика: Как скажете, доктор. Роется в журнале. Набирает номер. Победоносно. Не отвечает.

Самойлов: Длинные гудки?

Анжелика: Ага.

Самойлов: Тогда... Тогда давай заедем к ней после работы на пару минут.

Анжелика: Зачем?

Самойлов: Пригласим отмечать с нами Новый год. Тусняк веселый собирается.

Анжелика: Офонарел?

Самойлов: Мне почему-то кажется, что ей сегодня невероятно одиноко и совершенно не с кем встречать праздник.

Анжелика: А как же правило, что судьбы пациентов нельзя принимать близко к сердцу?

Самойлов: А я больше не доктор. Я теперь менеджер по продажам мобильных телефонов, и мне все можно. К тому же хочу чуда на Новый год.



Затемнение



Эпизод 24.

А в это время Нина сидит на полу гостиной в квартире своих родителей. Звонит телефон. Нина смотрит на аппарат, но не подходит к нему: Меня нет, больше нет. Хватит звонить! Нервно выдергивает телефонный провод из розетки.

Она растрепанная, начинает кружиться по комнате. В руках бутылка водки. Разговаривает сама с собой, периодически присасываясь к горлышку бутылки.

Нина: А я не пойду! Зачем? Все и так понятно. Виновата, виновата, виновата: СПИД убьет меня... Господи, я чувствую его прямо под сердцем, как тогда ребенка, полтора года назад... ВИЧ, ВИЧ, ВИЧ... стучит...

Ну, прости же меня, Господи! Будь милосердным! Странно... когда ты разговариваешь с Богом -- это называется МОЛИТВА, а когда Бог с тобой - ШИЗОФРЕНИЯ...

Нет, я не пойду за этим чертовым результатом. И так все понятно. Ненавижу это слово - положительный. Не-на-ви-жу.

Это все прошлый год. Как встретишь его, так и проведешь. Помнишь, Господи, мы с Пашкой поругались перед самым праздником, и я ушла от него в ночь. Брела, брела... По морозу... В белых пушистых тапочках... Слезы заливали лицо. И вдруг слышу гул да стрельбу -- это куранты бьют по телевизорам, а за окнами, в квартирах смех, народ шампунь откупоривает, бенгальские палит... Смотрю я вперед, а там - мусорные баки. Привет, детка! Ты на помойке! Счастливого Нового года! Здесь ты его и проведешь. Здесь я его и провела...

Слышишь меня, Дед Мороз, тварь бородатая? Сделай мне НОРМАЛЬНЫЙ Новый год. Чтобы Пашка меня забрал к себе. А там -- елка, "оливье", кролик тушеный, телевизор, мандарины и результат отрицательный. Чтоб как в детстве, чуда ждалось, а не отходняка. Иначе я в новый год не пойду, останусь здесь, в старом. И испорчу тебе всю годовую отчетность к едрене фене.

Что молчишь? Усвоил? Исполняй. Или, может, мне вены вскрыть? Нет, повеситься надежней. Или из окна. Вниз головой.

Нет. Напрасная надежда. У моего ангела черные крылья...

Открывает бар, достает пистолет. Разглядывает его, проверяет заряжен ли барабан, достает из барабана все патроны, оставляет один, взводит курок... Поиграю с судьбой так же, как она играет со мной, в русскую рулетку. Подносит пистолет к виску. Начинает ходить по комнате, декламировать:

Уйти! Исчезнуть! Двери настежь
Безрадостного бытия!
Перекую стальные снасти
За час на острие копья. Щелк. Осечка, патрона не было... Вздох, рука дрожит, но игра продолжается...

Уйти! Исчезнуть! Вон из тела.
Душе немыслимо легко, Щелк. Вторая осечка...Нина хватает ртом воздух, смертельно бледнеет, ей страшно...
Отторгнув вехи и пределы,
И свадебное молоко. Щелк. Третья осечка... Нина смелеет, кажется, она не понимает до конца всю серьезность и необратимость такой игры...

Уйти, как в солнечное танго,
Сквозь равнодушия поток,
И сок дурманящего манго

Пронзит висок. Щелк. На звуки щелчков и бормотания Нины в комнату заходит Аркадия... Она бросается к сестре.

Аркадия: Дура, дура, перестань! Она хватает Нинину руку. Сестры начинают бороться.

Нина: Пусти, идиотка!

Аркадия: Истеричка, проклятая! Что ты делаешь??? Сестры борются... Аркадия вырывает пистолет, бросает его в другую комнату. Нина хватает Аркадию за плечи, выталкивает ее в другую комнату, закрывает дверь. Аркадия за дверью начинает биться в истерике.

Аркадия: Нина, открой дверь! Я приказываю тебе, открой! Я сейчас вынесу эту проклятую дверь головой. Бьет в дверь тупым тяжелым предметом. Воет. У-у-у-у, мне больно, дура... Что ты наделала? У меня течет кровь... Кривляется, плачет, провоцирует сестру на жалость... Я умираю... Открой... Нина, нам нужно поговорить...

Нина тем временем берет свою дамскую сумочку и решительно достает из нее пузырек с таблетками: Просто уснуть. Это будет так эстетично. И не покоробит ничей тонкий вкус. Высыпает содержимое в рот. Глотает, запивая водкой.

За дверью то скулит, то бьется в истерике Аркадия. Вдруг за дверью раздается выстрел. Желый падающий звук и... тишина... Нина бежит к двери, открывает. В комнату, падая, вваливается Аркадия. Смотрит долгим взглядом на Нину, смеется.

Аркадия: Что ты себе позволяешь? Дура...

Нина обнимает ее: Ну, что ты - моя девочка.

Сестры сидят на полу, обнявшись, покачиваются из стороны в сторону, слезы текут по их лицам.

Нина встает первой: Можно, я немножко посплю?

Аркадия: Конечно, спи.

Нина: Укрой меня, как в детстве, и спой нашу любимую колыбельную, под гитару.

Нина ложится на диван: Запомни, Каша, жизнь нужно прожить так, чтобы Бог в восторге предложил еще одну.

Аркадия подходит к сестре, накрывает ее пледом, садиться рядом, берет гитару, начинает перебирать струны и чистым голосом поет:

Баю-бай, усни, малышка,
Отложи скорее книжку.
За окошком ночь, одна
В небе пасмурном луна...


Эпизод 25.

Нина уплывает в иллюзорную страну счастья. Ей снится прекрасный сон...



Раскрасневшиеся с мороза, входят Пашка с цветами, бабушка, Ольга и Вадим. У Ольги в руках торт и пакеты с едой. У бабушки - шампанское. У Вадима - куча пакетов с едой и шампанское...

Ольга: Что за сонное царство? Где праздничный стол?

Аркадия сквозь слезы: Тихо... Она спит.

Вадим: Пора шампанское открывать, а не спать! Праздник на носу!

Ольга: Быстрее бокалы сюда! Трубы горят!

Все подносят бокалы. Ольга разливает шампанское. Чокаются: Чин-чин. С днем рождения, Нина!

Пашка начинает петь, все подхватывают: Happy birthday to you! Happy birthday to you! Happy birthday, dear Nina! Happy birthday to you!

Ольга и Вадим: Ниночка, я хочу сообщить тебе радостную новость. Мы решили, что ты будешь жить у бабушки.

Бабушка: Деточка, это будет прекрасно. Мы чудесно поладим.

Пашка: А как же космограмма?

Ольга, смеясь: Даешь совместимость назло всем астропрогнозам!

Бабушка: Есть мотивировки поважнее!

Пашка: Например?

Вадим, подмигивая: Небось секс-терапия повлияла?

Бабушка: Небось.

Шашка: Кажется, я чего-то не понимаю...

Бабушка кокетливо: Последнее время я посещаю одну группу...

Пашка: Религиозную секту?

Бабушка: Не совсем. Группу... Познание Бога через секс.

Пашка: А Нинка тут причем?

Бабушка, смеясь: Просто гуру объяснил нам, что удовольствие от секса только тогда станет полным, когда мы очистим душу - примиримся с родными, простим врагов и возлюбим ближнего, как самого себя.

Пашка: За что все-таки ссылка в Сибирь? Пусть живет дома.

Бабушка: Она и так будет жить дома. Разве у родной бабушки - это не дома?

Ольга, прерывая мать: Пора будить Нину!

Аркадия: Тихо... Она спит.

Вадим и Ольга: Ниночка! Это наш совместный подарок тебе. Зимние сапоги. От Gucci. Посмотри.

Аркадия сквозь слезы: Тихо... Она спит.

Пашка: А ты почему плачешь?

Аркадия: Наверное, я тоже хочу уснуть. Навсегда...

В гостиную входят Самойлов и Анжелика. Здесь полным ходом идут приготовления к празднику, стол практически накрыт.

Самойлов: А почему двери открыты?

Ольга: Вы кто?

Самойлов: А где Нина?

Вадим: Вы собственно кто?

Анжелика: Мы - друзья.

Ольга: Она спит...

Анжелика: Как спит?

Самойлов, расталкивая всех, наконец-то увидел Нину, лежащую на диване: Пропустите... Я врач. Она не спит. Она...

Пауза. Молчание.

Вадим: А что собственно случилось?

Тишина...

Затемнение



Эпизод 26.


Занавес


Слышно как все рассаживаются за столом. Кто-то откупоривает шампанское, разливает по бокалам, за окнами салют, бьют куранты, все чокаются поздравляют друг друга... Чин-чин, с Новым годом, с новым счастьем...

Из-за кулис крадется Нина, она видит своего ангела.

Нина: Я ждала тебя, ангел...

Голос Ангела: Я пришел.

Нина: Успел...

Голос Ангела: Зачем ты хотела убить человека?

Нина удивленно: Кого?

Голос Ангела: Себя...

Нина: Я не хотела... Оно само... Оно само так вышло...

Голос Ангела: Я очень боялся, что не смогу тебя сберечь.

Нина: Но у тебя получилось?

Голос Ангела: Надеюсь... Береги себя. И... люби... Пауза. Мне пора.

Нина: Увидимся?

Голос Ангела: Я всегда с тобой. Помни.

Нина: Теперь знаю.



4 декабря 2004 - 5 апреля 2005 года
г.Минск



    ПРИМЕЧАНИЕ

     1  Стихи Елены Исаевой.




© Диана Балыко, 2005-2017.
© Сетевая Словесность, 2010-2017.





 
 

Купить оптом лак гель для ногтей цена в интернет-магазине Planet-Nails.ru

www.planet-nails.ru

ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Апрель - не весна: и Пепел. Рассказы [И вспоминается лето, дитя-старушка, вечера на веранде - то нескончаемое знойное лето, с множеством гостей, с философскими ночами под трели соловьев -...] Галина Грановская: Пространство интернета [Если кто-то может зарабатывать в интернете, то смогу и я!] Александр М. Кобринский: Провинциальная эпопея: и Фантомная реальность. Короткие пьесы [Но ты сейчас не в яви и не во сне. Ты фантом этого миража... ("Фантомная реальность")] Алексей Ланцов: В поисках страны Калевалы (К столетию финской независимости) [Что же касается страны Калевалы, то в нее - плод своего воображения - Лённрот заставил поверить других...] Виктор Мостовой: Время споткнулось о стрелку часов [И словом осечься на вздохе, / И складку согнать меж бровей, / И рыжие видеть сполохи / Подсолнуховых полей...] Никита Титаренко (1993-2016): Стихотворения [Я молюсь за живых, за своих: Anno Domini, - / Завалив этот город чужой стеклотарами. / Да, мы можем остаться почти что бездомными, / Но всегда пребудем...] Сергей Баталов: В присутствии красоты... [Мы стали отвыкать от таких стихов: эмоциональных, задиристых, откровенных...] Вещество времени в стихах Владимира Попова [К литературному вечеру Владимира Попова в клубе "Стихотворный бегемот" (Малаховка, Московская обл., февраль 2017 г.)] Виталий Бурик: Стихотворения [Случилась жизнь. Случайно, словно в кости, / Играет кто-то очень одарённый, / Поднаторевший лишь в одном искусстве - / Разбрасывать случайные дары...] Александр Белых: Сакура цветёт сурово [Средь шума городского / Сакура цветёт сурово, / Внимая музыке военной...]
Словесность