Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ХАОС

рассказ-сновидение


Смутился ли я, когда заметил? "Заметил" - слово неподходящее, я сразу напоролся.

Не знаю.

Возможно - насторожился и явно встревожился, смущение здесь тоже не при чем.

Маленький человек в высокой шляпе, пробежавший вслед за котом, стоило мне отпереть входную дверь. Он больше не появился, куда-то делся; я успел обратить внимание на его старомодный наряд - не то сюртук, не то какое-то легкое, давно не встречавшееся в миру пальто. Нет - все же сюртук.

Ростом тот человек был чуть выше кота. Могло показаться, что они затеяли какую-то игру или спешат по общему делу.

И комнаты мои немного качнулись.

А кот, едва его спутник навсегда скрылся в сумрачном углу, выбежал на лестницу, и вот это напугало меня всерьез. Больше всего на свете я боялся, что он смоется. Я выскочил следом и увидел, что он лежит мертвый. Я склонился над ним и понял во-первых, что это не мой кот, а чей-то еще; он был пепельной окраски; во-вторых, он был не до конца мертв. Он как бы размяк, расплющился и чуть шевелился, лежа на спине. Я перенес его в квартиру, где обнаружились еще коты - котята разной масти, штуки три.

Комнаты чуть кривились углами.

- Послушай, - сказал я жене, - надо выйти на улицу и посмотреть.

Жены у меня давно не было, но она согласно кивнула, и мы вместе спустились во двор, обогнули дом, переместились в соседний. Стояли горчичные сумерки, во многих окнах горел свет, но вокруг не было ни души.

- Ты знаешь, - банальности вылетали из меня помимо воли, - нельзя исключить, что мы оказались в каком-то параллельном мире.

Мы все читали о параллельных мирах, эту тему давно заездили. Но в тот момент я считал, что быть может, оно и в самом деле стряслось, а это совсем другое дело. Можно слышать сто раз, а прочувствовать - лишь единожды, и хорошо или плохо, если не на смертном одре.

Я не был уверен, удастся ли нам вернуться домой, но нам удалось.

Котят было мало, но кое-где они попадались. Жена принялась разбирать диван.

В ванной лежала и перекатывалась с бока на бок, туда-сюда, какая-то неизвестная ракообразная тварь. То ли ее изувечили, то ли она прибыла недоразвитой. Пепельный кот как будто ходил. Я приметил еще кого-то, настолько неописуемого, что моментально забыл о нем.

Моего кота нигде не было, но появлялись, с позволения выразиться, его мелкие аналоги-заместители. Углы менялись. Люстра казалась непривычно яркой.

Почему - казалась? Она и была ослепительной.

- Видишь, что может быть? - обратился ко мне голос. Он исходил из дальней от входа стены.

Я встал перед нею. Жена позади меня села на диван и застыла.

Из стены говорили много и большей частью невнятно. Голос был один, и я понимал, что это демон. И что он находится не совсем в стене, хотя и в ней тоже.

- Потому что не надо было ездить к святым местам, - сказал демон.

Жена молчала. За все время моего общения с демоном она не произнесла ни слова, хотя прежде о чем-то высказывалась. Я не видел ее, но знал, что она сидит неподвижно у меня за спиной. Ее там не было. Но она сидела и напряженно слушала.

- Вот так, - продолжал демон. - Напрасно ты это сделал. Пора тебе задуматься о своем поведении. Подумай хорошенько о своей жизни.

Я думал тем временем о соляном столпе. Голос бубнил из стены, а в прочем смысле царила мертвая тишина. Потом демон замолчал. Я не понял его последних слов, но по интонации догадался, что беседа закончена и демон удовлетворен.

- А что же делать-то? - спросил я.

До того я не говорил ничего, только слушал.

Стена безмолвствовала. Я тупо повторил:

- Что делать-то надо?

Ответа я не дождался. Демон либо надолго отвлекся, либо вовсе исчез.

Никаких указаний.



август 2012




© Алексей Смирнов, 2012-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность