Словесность 


Текущая рецензия

О колонке
Обсуждение
Все рецензии


Вся ответственность за прочитанное лежит на самих Читателях!


Наша кнопка:
Колонка Читателя
HTML-код


   
Новые публикации
"Сетевой Словесности":
   
Елена Иноземцева. Косматое время. Стихи
Мария Косовская. Жуки, гекконы и улитки. Стихи
Аркадий Шнайдер. N***. Стихи
Александр Чусов. Не уйти одному во тьму. Стихи
Валерия Исмиева. Преодолевая границы. О стихах Александра Чусова
Мария Косовская. Жуки, гекконы и улитки. Рассказ
Александр Уваров. Убить Буку. Рассказ
Марина Кудимова. Одесский апвеллинг. О книге Веры Зубаревой "Одесский трамвайчик"


ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Редакционный портфель Devotion

[17 апреля]  






КОЛОНКА ЧИТАТЕЛЯ
ЧИТАЕМ:  Алексей Сомов. Меч самурая



Татьяна Тайганова

***

Впервые опубликовано на сайте www.litkon.com


Любят и изгои. И это единственный шанс чувствовать в себе душу. Об этом рассказ.

* * *

Можно изгнать негатив из собственного воображения и соприкасаться лишь с чистым и непорочным. Можно копаться в пороке исследовательски-коллекционерски - на мой взгляд, это порочней порока. Можно обозначить факт прямо и дать ему шанс любви. И понятно, что она не вознесет героев ни на какие вершины, - это было бы самой лживой степенью лжи. Она всего лишь сохранит достоинство в той мере, которой отпущено. Но ради этого, право же, стоило жить.

Автор выбрал именно третий путь. Написано всерьез и хорошо.

* * *

Несколько реплик по поводу высказывания Дана Марковича: "Не интересно читать. Много сейчас такой литературы. Я говорил уже - "хорошо написано" - не существует. Нет ничего в отрыве от "ЧТО написано". Мне эти герои не интересны, это мое СУБЪЕКТИВНОЕ отношение. Мерзковаты, на мой вкус. И еще важно - отношение автора к героям симпатии не вызывает".

Не согласна. Рассказ Алексея организован с высокой точностью и сюжетной, и стилистической, и смысловой. Такой литературы "много" не в Сети, а в реале. Точнее, в столах у писателей, которые когда-то с почтением уважали бумажное издание как Книгу и не морочили себе голову борьбой писательских Союзов и классовым распадом общего литературного потока на "офф" и "он". И относились к литературе как к творчеству глубоко профессиональному, не допускавшему любительского потребительски-игрового отношения к слову. Сомов, по моему ощущению, принадлежит к той вымирающей касте художников, которые до сих пор убеждены, что при обращении с творческой речью необходимо и мастерство, и школа жесткой внутренней дисциплины.

"ЧТО написано." А что есть, то и написано. Я нигде не заметила авторского упоения ни разбоем, ни наркотой. Мне нравились герои Сомова волей, внутренней силой и чувством собственного достоинства. Нравились их естественно-некрасивые лица - я отдыхала от насильственных стандартов, навязываемых видеокультурой, искусственно выводящей никчемно-декоративную породу людей. Российские маргиналы, живущие маргинальной жизнью: дно, лимита, сиротство и прочее непотребство - наши ОБЩИЕ, и возникли отнюдь не по злой прихоти автора. И протоколы "жизни нашей скотской" - жизни тех, кто лишен выбора судьбы отнюдь не по своей вине, неизбежно будут угрожать своей реальностью общелитературному греху пира во время чумы.



Обсуждение