Словесность 


Текущая рецензия

О колонке
Обсуждение
Все рецензии


Вся ответственность за прочитанное лежит на самих Читателях!


Наша кнопка:
Колонка Читателя
HTML-код


   
Новые публикации
"Сетевой Словесности":
   
Елена Иноземцева. Косматое время. Стихи
Мария Косовская. Жуки, гекконы и улитки. Стихи
Аркадий Шнайдер. N***. Стихи
Александр Чусов. Не уйти одному во тьму. Стихи
Валерия Исмиева. Преодолевая границы. О стихах Александра Чусова
Мария Косовская. Жуки, гекконы и улитки. Рассказ
Александр Уваров. Убить Буку. Рассказ
Марина Кудимова. Одесский апвеллинг. О книге Веры Зубаревой "Одесский трамвайчик"


ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Редакционный портфель Devotion

[17 апреля]  






КОЛОНКА ЧИТАТЕЛЯ
ЧИТАЕМ:  Юрий Медведько. Исповедь добровольного импотента



Татьяна Тайганова

Сексуальная педагогическая поэма

Из цикла: Конкурс Тенета-Ринет-2002. "Сетевая словесность".
Резюме о лидерах жанра,
обнаруженных членом профжюри Т. Тайгановой
на сайте "Сетевая словесность"
в конкурсной категории "Повести и романы".


Казалось бы: повесть, на которую должно было оказаться откликов никак не меньше, чем на "Феньку" Кибербонда - ну о-очень пикантно-подробная тема обретения молодым человеком полового опыта. Причем написанная не просто интригующе, а временами блестяще: в чистом виде беспримесная "мужская проза" (о сугубо мужских проблемах и конкретно мужчинам предназначенная), здоровое чувство юмора и самоирония, непредсказуемость, и ну до чего же знакомо, несмотря на то, что у разных полов, естественно, разная специфика, и мальчики, само собой, налево, а девочки направо. Ан нет - только Валера Прокошин рискнул углубиться в "добровольную повесть" и неповерхностно ее прокомментировать. Подозреваю, что само понятие импотента, да еще добровольного, с прямолинейной неосторожностью вынесенное в заглавие, начисто отпугнуло читателей мужского пола и смутило даже раскрепощенных сетевых боевых подруг откровенным вызовом.

С отзывом Валерия я согласна: и на мой тоже взгляд Юрию Медведько временами изменяет чувство меры, и, чем ближе к финалу (то есть к - взрослому "мужскому" состоянию сексуальной озадаченности, перерастающей в пренебрежение), тем чаще естественно-биологический юмор сгущается до ментальной иронии, которая в конце концов начинает проваливаться в циничный сарказм. А цинизм по фактуре - обобщение, причем весьма и весьма условное, и отсюда - возникают штампованные блоки проходного текста. Впрочем, их не настолько много, чтобы извести прозу. Но читатель (куда деваться - барышням и дамам про импотенцию тоже интересно на законном основании) начинает ёжиться.

С одной стороны, хотелось бы соблюдения меры и юношеской непосредственности на протяжении всей повести. Но с другой - мужчина-то взрослеет, а душа (или все-таки тело?) по-прежнему ничем не в состоянии насытиться. Так что по трезвому размышлению усугубление грубых приемов вполне можно признать в известной мере естественным. Повесть в принципе принадлежит откровенно маскулинной прозе, и при всей тематической острой беспроигрышности, по этой причине же - явление, обреченное на изоляцию.



* * *

Но шестерку я поставила не за эротическое экспериментирование. И даже не за высокую степень искренности, породившую яркую и совершенно адекватно-органичную срамную стилистику. Можете смеяться, но я говорю вполне всерьез: соответствие содержания форме непостижимым образом гармонично, несмотря на точно отмеченные Валерием Прокошиным стилистические сбои.

Сама тема мне показалась очень серьезной. Как-то, в комментариях к страшненькому рассказу Майора о половом акте в двух действиях, я попыталась заговорить о том, что в эскалации беспощадной войны полов повинны совсем не только одни разленившиеся или слишком брутально настроенные мужчины. Что и женщинами утеряно нечто такое, что тысячелетиями помогало удерживать гендерные взаимоотношения в экологическом равновесии и взаимной заинтересованности, способной развиться до того уровня, когда растворяется горечь и эти отношения становятся сполна оправданными.

Грубо говоря, большинству женщин оказалось - вдруг! - просто нечего дать мужчинам. Взаимные гневные обвинения - лишь следствие.

Юрий Медеведько, несмотря на весь половой гигантизм своей повести, коснулся проблемы без спекуляций и, при всем откровенном названном и сполна разыгранном физиологическом диапазоне, достаточно корректно удержал тему в границах целесообразности и в рамках им созданного жанра. Если пользоваться категориями конкурса - это не "Эротическая проза" и не "Юмор", и даже не "Приключения". Я склонна отнести "Исповедь" к прозе воспитания. Сексуальная педагогическая поэма.

И чисто на прикладном уровне я посожалела, что в мои полыхающие годы не могла прочитать ничего подобного. Скорее всего, и вряд ли сумела бы - тогда - нормально воспринять и тем более принять, но... тем не менее. Определенно и недвусмысленно выраженный механизм мужской сексуальности-поиска-желания-неудовлетворенности-отторжения, самОй картиной разрушающий всякие начальные школьно-родительски-дворовые теории, утверждающие вроде бы всё то же самое, но как-то очень уж неубедительно доказывающие себя при первой же практике, безусловно сыграл бы свою роль в ПОНИМАНИИ того, что происходит (или может происходить) с твоим партнером. Взрослому замужне-женато-разведенному родительскому народу "Исповедь" следовало бы из-под полы (для интриги) распространять среди своих тинейджеров обоего пола для разбавления иллюзий - хоть книжно-теоретических, хоть порожденных видеопорнухой. Исповедь - голая правда, к которой у автора, несмотря на удручающие финал и название, хватило мужества отнестись с чувством юмора и оптимизмом.



Обсуждение