Словесность 


Текущая рецензия

О колонке
Обсуждение
Все рецензии


Вся ответственность за прочитанное лежит на самих Читателях!


Наша кнопка:
Колонка Читателя
HTML-код


   
Новые публикации
"Сетевой Словесности":
   
Максим Жуков. Другим наука. Стихи
Виктор Каган. А они окликают с небес. Стихи
Михаил Рабинович. Бабочки и коровы, птицы и собаки, коты и поэты... Стихи
Татьяна Разумовская. "В лесу родилась ёлочка..." Подражания
Михаил Метс. Повесть о безмятежном детстве. Повесть
Владимир Гржонко. Три рассказа.
Алексей Вакуленко. Очарование разочарования. О Поэтических чтениях на острове Новая Голландия, Санкт-Петербург, май 2017 г.
Владимир Кисаров. "Бегемота" посетила "Муза". Областное музейно-литературное объединение из Тулы в гостях у литературного клуба "Стихотворный бегемот"
Екатерина Ливи-Монастырская. На разрыве двух миров. Репортаж с Пятых Литературных чтений "Они ушли. Они остались", посвящённых памяти безвременно погибших поэтов XX века


ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Редакционный портфель Devotion

[16 января]  
    Юлия Мишанина: учиться обретать.
      сегодня сидит нахохлившись  с возом да на распутье
      гадает на постмодерне  с колядками и постом
      не может определиться какое же время суток
      светлее и мудренее и пламеннее мотор

      не в силах найти отличий  блефуску от лилипутии
      плутая в нонконформизме  ведется на каждый вброс
      кается причащается борщом и кошерной путинкой  
      прабабка в подкорке молится рубинам кремлевских звезд
    А также: Владимир Смирнов: music - postmemory.






КОЛОНКА ЧИТАТЕЛЯ
ЧИТАЕМ:  Алексрома. Звездопад



Ирина Полякова

Рецензия на проект Алексромы "Звездопад"

Проект Алексромы "Звездопад" представляет собой один из примеров мультимедийной сетевой литературы. В данном случае используются вербальный текст в сочетании с анимацией, статичными картинками и акустическими средствами.

Проект сконструирован в виде книги с перелистывающимися страницами.

На развороте книги с одной стороны появляется вербальный текст, с другой - движущаяся иллюстрация. Вербальный текст чем-то напоминает притчу. Он написан простым лаконичным языком, без особых стилевых ухищрений и не чужд некоторой философичности (последнее качество особенно сильно проявляется в конце: выход в вечность, бесконечность, истину и т.п.) Перед нами некое абстрактное повествование о житейской суете и истинном смысле жизни. Можно трактовать текст и по-другому: как историю художника (само собой разумеется, его одиночество, непонятость, замкнутость на себе), или как историю о человеке и его отчужденности в мире вообще, или еще как-нибудь, тут все зависит от воображения и степени экзальтированности. Простота текста как будто подталкивает к поиску более глубокого смысла (хотя наличие оного не обязательно), нежели буквальный.

В данном случае основную смысловую нагрузку несет все-таки вербальный текст. Анимация и остальные средства выполняют скорее иллюстративную функцию, дают возможность воспринять ситуацию разными органами чувств и, таким образом, делают впечатление более полным. Этой цели служат портреты выдуманных друзей, которые рисует мальчик, картины на выставке. Оживляет текст анимация самих написанных слов текста: мотыльки, возникшие из букв слова, переливающийся разными цветами текст, создающий впечатление полыхания огня, когда художник сжигает свои картины. Иногда анимация дополняет смысл текста и создает некоторую неоднозначность. Например, когда рассказывается, как художник рисовал, то параллельно на соседней странице появляется ряд картинок, изображений зафиксированных жестов человеческой руки, в определенной последовательности, причем эта последовательность постоянно повторяется. Что они означают - должен решить читатель: либо это то, что рисовал художник, либо это то, что делали другие люди в этот момент, либо то, из чего вообще состоит наша жизнь. Или же все это вместе взятое. При любом толковании навязчивое повторение изображений оставляет впечатление рутины, "дурной бесконечности", неизбежного возвращения к одному и тому же. Тема повторения возникает и в эпизоде о выставке художника: его картины так же повторяют предметы окружающей реальности.

Читатель в проекте более ограничен в действиях, чем в других подобных произведениях. Его роль заключается в перелистывании страниц "книги" и выполнении указаний на каждой странице, т.е. он постоянно вовлечен в действие, но никакого выбора в действиях ему не предоставляется. Сюжет вполне ясен, однолинеен и не предполагает никаких изменений или вариаций со стороны читателя. С этой точки зрения проект достаточно прост. "Творчеством" читателю удается заняться только в конце при рисовании звездопада. С другой стороны, свобода выбора проявляется и в том, что можно читать определенную часть текста и рассматривать картинки, сколько захочешь, пока не перевернешь страницу. Хотя эта возможность ликвидируется в конце: начиная с эпизода сожжения картин темп появления и исчезновения текста меняется, т.е. можно сказать, что данный текст обладает своеобразной динамикой.

В целом проект кажется достаточно типичным представителем сетевой литературы: довольно интересный, несколько претенциозный (а, может быть, и не претенциозный, но, все равно, кажется таким). Никаких ультрановых и необычных приемов здесь не использовано. Однако, нужно отметить, что выстроен проект очень органично и все включенные элементы как бы то ни было корректируют смысл. Хотя литература подобного рода рассчитана на то, чтобы читатель искал этот пресловутый смысл в любой, даже самой крошечной детальке.



Обсуждение