Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность



КАКАЯ  СУРА  БЕЗ  ОГНЯ...


* Какая чудная игра...
* Я везде бывал. И вышел...
* Начертанное на песке...
* Уснувшие строки молчание знобкой воды...
 
* Какая сура без огня...
* Сколько любви и снега...
* Стебли сочные настурций...


    * * *

    Какая чудная игра
    нам остается напоследок.
    Луны ленивая пора,
    вино потягивает предок.

    Легко, легко во все концы
    летит заброшенная повесть.
    И лунной ленью изразцы
    сияют, как литая новость.

    Я вижу дни, где я не жил.
    Слепое, слабое сиянье.
    Огромный парк, как старожил,
    бредёт по кромке мирозданья.

    И кроны пасмурных дерев,
    и девы, на снегу нагие.
    Всё этой жизнью подперев,
    я сны рассматривал другие.

    Не знаю истин, пью вино.
    Трава уснувшая подмёрзла.
    И тёмно-жёлтое окно
    мерцает ласково и грозно.

    4 февраля 99 г.

    _^_




    * * *

    Я везде бывал. И вышел.
    Льётся беспричинный свет.
    То ли азией не вышел,
    то ли просто места нет.

    Я всегда страдал и больше
    романтический напой
    не приемлю, аки Польшу
    под тевтонскою пятой.

    Я везде всегда пребуду.
    Что года и лабуда?
    Этот миг я помнить буду -
    без ответа и следа.

    26 марта 96 г.

    _^_




    * * *

    Начертанное на песке,
    осмысленное на камнях
    и не попавшее в скрижали, -
    ещё топорщится во мне,
    ещё толкает в осень сердца.

    Я - отставной пиит любви,
    солдат империи хурмы,
    сержант сомнений остролиста.
    И море плещется во мне,
    и зайчик солнца в глубине.
    А время, рассыпаясь, длится.

    7 октября 95 г.

    _^_




    * * *

    Уснувшие строки молчание знобкой воды
    Рукой проведу в темноте по разлуке по краю
    И память склонится безумно горячечным "ты"
    И я на волне бесполезно бесслезно играю

    Тягучие свисты огромной застывшей страны
    Опавшие розы тяжелые гроздья ломаю
    В отточенной тьме ощущенье счастливой вины
    Куда-то взлетаю по небу сверкнувшему раю

    И от напряженья колышется нежный восход
    И ночь за спиной громоздится стихая стихая
    Таинственный год зачерпнувший небесных щедрот
    И тайна пути высока бесконечно скупая

    30 октября 95 г.

    _^_




    * * *

    Какая сура без огня,
    какая сила без печали?!
    Мы поздней осенью ни дня
    без удивленья не встречали.

    Вот огоньки невнятных снов
    по клавишам ноябрьско-белым
    бегут. А в поисках основ
    так нежно жить на свете белом.

    Бежать устало бережком -
    вон там сойти, на той странице.
    Укрыться памятным стожком,
    ну, а потом тебе присниться.

    И долго вместе вспоминать,
    как мандарины ёлкой пахнут.
    Декабрь - слепая благодать.
    И небо розовеет, ахнув.

    2 декабря 1996 г.

    _^_




    * * *

    Сколько любви и снега
    сижу в ожидании
    закат летний как будто
    оттепель телепень
    все ли факты известны
    скоро ли ляжет день
    головой уткнувшись в закат
    такой лимонно-счастливый
    это не цветы сливы, а снег
    до Японии семь тысяч вёрст
    а здесь - глухая пора ожидания
    Россия
      так говорили
    проходившие мимо окна

    16 января 1997 г.

    _^_




    * * *

    Стебли сочные настурций,
    кьянти жёлтая струна.
    Полночь звёздами-натурщицами,
    жизнью жадною полна.

    Свет грохочет так разлаписто
    и торопит ток времён.
    Мы с любезнейшим анапестом
    мимо праздника плывём.

    Огоньки смеются в гавани,
    запахи шуршат во тьме.
    Золотистый обод маленький
    остаётся в глубине.

    _^_



© Николай Якимчук, 2004-2024.
© Сетевая Словесность, 2004-2024.






НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]
Словесность