Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



БЛАТНЫЕ  ПЕСНИ

      "...это наше все..."
      обрывок известной фразы

      "что-нибудь о любви и разлуке"
      С. Гандлевский

* что мне до них...
* МИЛАЯ МИЛА
* и на жёлтую кошку-луну я...
* она была...
* я давно уже не тот, который...
* сойти с ума, и в тридцать лет...
* я не Кибиров, ну куда мне до Кибирова...
* Между осенью и снегом...
* и я по улице...
* начинается новая жизнь...
* всклянь...
* ТАТУИРОВКА
* ЖАЛОБНАЯ
 
* как Сталин приказал, у речки Кряки...
* ПОСТАРЕВШАЯ ЛЮБОВЬ
* ОТСУТСТВИЕ НОГИ
* вот стоит он...
* Так случается...
* вырыли канавку...
* обломались ногти...
* о том, что все прошло, и ничего не сбудется...
* и так ветрено и голо...
* под стеной из лужи пьет голубок...
* предзимье, шелест и шуршанье...
* ТРИ СЛОВА



    * * *

    что мне до них (у меня
    своя голова на плечах
    еле держится), песен этих убогих
    в метро под гармошку, и кошки
    скребут на душе и слеза -
    уж гляди - навернулась...
    не слыхал что ли песен дурных я,
    беды ли чужой не видал?
    да видал и слыхал, и
    иллюзий, увы, не питаю
    насчет великого русского, богом избранного и все такое...
    но, типа, архетип, больная память поколений рабства
    в крови... ведь если разобраться -
    то прадед кто мой, дед?..
    и как от них отмежеваться, выбираться
    из тины лет?
    и надо ли?
    и надо
    мной
    поет гармонь,
    и пей не пей,
    а ты им свой,
    тупым пропитым мужикам,
    и все делить вам пополам:
    на все, чем ты так дорожишь -
    у них в штанах мохнатый шиш,
    и все, что так ты бережешь
    пропорет их сапожный нож...
    и, к сожалению, это не рифмы ради,
    не позы для,
    а так, бля, мы здесь и живем!
    ...не буду продолжать,
    все, что сказал бы - рифма к слову ...
    родина

    _^_




    МИЛАЯ  МИЛА

    мне пришло по мылу сообщенье -
    кто-то что-то спутал - приглашенье:
    приглашают на последний звонок, пишут:
    последний звонок - жирным,
    для тех, кто еще помнит, что это такое - ниже,
    и я сначала даже не понял,
    в чем дело, что такое,
    подумал - реклама телефонов, достали...
    а потом уже подумал - едва ли,
    и вдруг что-то дернулось - понял
    (телефон зазвонил что ли,
    то ли обмолвился кто о школе)
    понял, дернулось сразу, сжалось -
    господи, как давно это было,
    вот так она и приходит, старость...
    .............................................
    .............................................
    ...я любил тогда девочку Милу,
    а она, как оказалось, уже ею не была...
    но потом уж оказалось,
    а тогда она боялась,
    почему-то не желала
    отпускать меня...
    а потом оказалось - смеялась,
    но потом уже, потом оказалось...
    .....................................
    .....................................
    ...не было таких губ,
    таких рук
    у взрослых моих подруг
    все больше курящих,
    все меньше летящих
    со мной
    ...милая мила цветочки любила...
    что теперь, Мила, с тобой,
    кто теперь, Мила, такой
    любит тебя как я,
    милая Мила моя...
    .....................................
    .....................................
    эти отточья ничего не значат,
    просто мысль, как котенок (у нее был котенок) скачет
    в васильках затерявшись, плачет...
    милая Мила цветочки любила,
    головку наклонит, смеется -
    милый, смотри, василек...
    и, набухая, жилка бьется,
    и ничего не остается
    как
    вдруг
    звонок...
    ...................................
    ...................................
    последний
    звонок -
    звучит как приговор,
    и действительно - что-то кончилось,
    что-то не так с тех пор,
    быть всех счастливее, ничем не обладая -
    теперь едва ли такое можно понять,
    и тени тел, что я имел, не восполняли
    пробел, и не унять.........................
    ..........................а дело было в мае,
    и я был глупый, гордый, слабый,
    очевидно, прыщавый, очевидно, слюнявый
    пацан,
    стоял, как истукан,
    не зная, что...
    а время шло..........................................
    ........................а жизнь качается, не зная,
    что все кончается, и мая,
    и этой робости, что плечи обнимая,
    боится опустить глаза, во мне уже не будет,
    а будут будни, много будней,
    чужие злые голоса,
    работа, грязное белье,
    и е мое.......................................
    могло быть так, могло иначе,
    не в этом дело - в том, что значат
    те, первые, цветочки для меня,
    что я, который есть, ищу свиданья
    с влюбленностью без жажды обладанья

    _^_




    * * *

    ...и на жёлтую кошку-луну я, гнусавя, уже не завою, мои старые песни -- в углу, спят в обломках гитарного боя... стайка школьниц бежит через двор, первый раз эти ножки в чулочках, первый раз не мигая в упор на них смотрит, прервав разговор, сквозь забор солдатенок со срочной... ту, что справа, с огромным бантом, я когда-то любил как невесту, а она -- улетела, потом, мне об этом пока неизвестно... неизвестно о том и о сем, там и сям что меня поджидает, сколько жен и детей, где умрем... но всегда из окошка трамвая буду видеть я старенький дом, и окно в нем, и девочка в нем навсегда от меня улетает...

    _^_




    * * *

    она была ебливая как кошка -
    к любому шла,
    а я как зачарованный в окошко
    ее глядел
    и ждал,
    и не дышал,
    когда она к любому шла, а я за ней
    (она не верила, что можно так любить -
    не трогая)
    и взгляда не свожу с кудрей
    ее (а надо вам сказать, она была... ну, так, убогая
    по нашим тогдашним понятиям -
    когда я подрос (природа взяла свое),
    я забыл про нее - плоскодонку,
    кожа да кости, мордашка лишь, так, ничего -
    голубые глаза, кудряшки...)
    но тогда... тогда не было для меня никого,
    кроме моей Наташки...
    я любил ее за так,
    не трогая,
    а она не верила, что можно так любить,
    убогая...

    а что сейчас - сейчас не то,
    сейчас я в кожаном пальто,
    с судьбой играю, как в лото -
    года на бочку,
    но видно я уже не тот -
    в игре мне больше не везет,
    и снятся мне который год
    цветочки:
    ой вы, цветки-васильки,
    ой, ноготки и ромашки,
    в поле у тихой реки
    рвал я цветки
    для Наташки
      припев:
    в поле у тихой реки
    рвал я цветки


    _^_




    * * *

    я давно уже не тот, который...
    перестал умиляться, не читаю сказки,
    и "Белому Биму, черное ухо",
    вполне естественно, предпочитаю очередной блокбастер

    (и это нормально - устаю на работе,
    нужно развлечься разрядиться как-то забыться что ли)

    многое уже не волнует
    из того, что казалось важнее жизни,
    смешным кажется многое, наивным, глупым

    (и это нормально - повзрослел огляделся
    присмотрелся притерся знаю не понаслышке
    обзавелся квартирой-машиной-дачей
    почти знаменит нашел свой почерк)

    и это нормально... меня научили
    кураторы жизни, мудрые гуру -
    не надо стесняться того, что можешь
    брать от жизни - с лихвой воздастся
    и тебе, и многим... а кроме
    себя
    ты никому здесь не нужен,
    и это нормально...

    но вдруг, ни с того, ни с сего
    среди всего
    этого
    тесного
    ряда жизни
    приснится девочка с тонкими ножками
    в белых чулочках коротенькой юбочке идет улыбаясь...
    и такой скотиной себя почувствуешь, господи,
    такой гадостью...
    целый день ходишь, как обосранный,
    как Иванов какой, на рожон лезешь...
    а потом вдруг отпустит... на кухне сядешь,
    не пьешь, а просто (с утра на работу)
    смотришь, не видя...

    и это нормально...

    _^_




    * * *
        ...устроиться на автобазу
        и петь про черный пистолет...
          Сергей Гандлевский

    сойти с ума, и в тридцать лет
    красавцем, умницей, любимцем -
    в военкомат и попроситься
    в Чечню.
    и ведь возьмут, вот в чем прикол,
    ну что, блин, скажет военком,
    бесеныш, крови захотелось?
    а я ведь - нет, а я - поэт,
    а у меня тут, это, зрелость...

    пойти и сдаться в ФСБ,
    на Красной Площади засранцем
    при иностранцах обозваться
    на Путина, и загреметь,
    и от Высоцкого балдеть,
    и чифирить, и материться,
    и к сорока - освободиться,
    и от свободы - охренеть...

    а то - в бомжи, и по вокзалам
    ради Христа культею тыча,
    вонять дерьмом и перегаром,
    забив на всякие приличья...
    и плесневелым плюшемишкой
    вернувшись (сколько зим и лет),
    воскликнуть - братья, дайте книжку,
    мне, типа, нечем подтереть!

    а то - прослыть оригиналом
    и забуриться в Уренгой,
    лечить мочой и скипидаром
    неумных чукчей, и домой
    вернуться добрым, узкоглазым,
    и улыбаться, и кивать,
    и русских в Шую посылать

    или - оставить все как было -
    служить неведомо кому,
    питаться салом, мыться мылом,
    предпочитать тюрьме суму,
    и слыть здоровым и богатым,
    а быть - небедным, небольным,
    не лысым, и не волосатым
    Сергеем Власовым

    _^_




    * * *
        "товарищ Сталин, вы большой ученый,
        а я простой советский заключенный"
              Юз Алешковский

    я не Кибиров, ну куда мне до Кибирова,
    ему, Тимуру, русская душа
    со стороны, конечно же, виднее,
    да и что она
    такое, русская душа со стороны -
    конечно же, потемки,
    и изнутри немногим-то светлее,
    конечно же, откуда посмотреть
    и сколько выпить - это мы пожалуйста,
    чуть что - кум куму короли и сватьям братья,
    и душим неизвестного в объятьях
    души своей, лесов, полей и рек,
    таков, Тимур, он, русский человек...
    он любит песню, там, про Хасбулата,
    про не морозь меня, коня
    он на скаку, там, остановит
    и в избу он горящую войдет, и не ебёт
    его (простите, не колышет),
    что горячо там или конь заедет в дышло...
    такие мы, едрёна лебеда
    (да, кстати, мат - ещё одна российская беда),
    дороги наши Гоголь ещё хаял,
    тюрьмы же от сумы не отличал
    у нас во все века ни бог, ни фраер,
    но первую второй предпочитал всегда
    (да и прикинуть-то:
    люди все больше хорошие попадаются,
    кормят исправно да и спокойнее как-то
    за решеткой-то,
    опять же, на свободу выйдешь - благодать,
    ебать тя в ухо (мат - первая наша проруха,
    меня и жена всегда за это ругает,
    ну что это, говорит, за ёб твою мать
    у нас тут опять?
    ну неужели нельзя без мата?
    а что тут поделать, если душа просит,
    она же не виновата...))
    я не Кибиров, ну куда мне до Кибирова,
    он где живёт?! а я живу в Сабурово,
    и воздухами мы с ним дышим разными,
    и мыслями мы думаем
    с ним неодинаковыми

    _^_




    * * *

    Между осенью и снегом
    Под березой голой
    На асфальте мокром
    Я сижу и жду.
    В голове гуляет ветер,
    Волосы безвольно
    Вслед за летом улетели,
    Стриженный под ноль,
    Ничего не ожидая,
    Жду.

    Не верю раю, ада нет,
    Если в куртке пистолет.
    Сколько лет, сколько зим...
    Может, я неистребим...
    Вышло солнце из-за туч,
    Тени на плетень,
    Я ловлю зрачками луч,
    Коротаю день.
    Я сижу с блаженной рожей -
    Мне что дождь, что снег,
    Вот такой я, милый боже,
    Че-ло-век.

    _^_




    * * *

    ...и я по улице,
    как будто бы пришел с войны,
    осунувшийся, повзрослевший,
    и в вещмешке - медаль и фляжка,
    полжизни за год, полстраны,
    и в белой тряпочке - подарок от хирурга....
    как будто из больничной тишины,
    без кислорода посеревший,
    а всё глядит из вышины,
    поет, журчит, кричит, зовет
            куда-то,
    а я ногами двигать разучился,
    а мне бы поглядеть
          хоть,
            как
              теперь
                танцуют
                  этот танец...
    муниципальная больница,
    огромный гулкий
    коридор,
    кафельный пол, бойницы
            окон,
    сиделок обесточенные лица,
    перекур,
      и практиканты на крыльце,
      и всё на "-це",
    и жидкие халаты как бушлаты
    распахнуты, и лихо набекрень
    как бескозырка шапка у медбрата...
    я ковыляю мимо,
    я оброс,
    в штанах сквозняк какой-то
            незнакомый,
    и дым от практикантских папирос
    напоминает слово "глаукома",
    и кружит голову как медленный
            наркоз
    минутной стрелки
          вальс
          по неба циферблату

    _^_




    * * *

    начинается новая жизнь,
    всякий раз как с нуля,
    как безмозглая почка на тополе
    вылезаешь из горьких кожурок
            на свет,
    на короткую юбку весны
            заглядевшись,
    налегке, на рывке -
    нет ни опыта лет,
    ни трезвонящей меди в кармане,
            ни сигарет,
            ни спичек...
    воздух, ветки, в голове ветер,
    нищ, почти гол, почти как сокол -
    холост, голоден, скор, остроглаз -
    подмечаю мышиные норки в листве
    старой, шорох и шелест, и писк,
    как детеныш слепой
    лишь по запаху ищет дорогу домой,
    так я новых бездомных путей
            вынюхиваю
    в этой гнили и влаге,
    застыв на ребре
    между смертью и смертью
    на новом витке,
    как всегда по весне
    весь готовый опять
    все, что было, не глядя
    сменять, променять
    на ветреное погоды обещанье

    _^_




    * * *

    всклянь -
    водки стакан на столе,
    грани стекла,
    не расплескай,
      накренившись
    (ты выпил)
    парк потечет через край,
    талые воды
    бороздками тайных тропинок
    вниз соскользнут по наклонной,
    журча, огибая
    тени берез, бугорки,
    вымывая
    из жил, обжигая
    как водкой
    свободкой -
    мимолетным могуществом
    пьяной
    бездомной души

    _^_




    ТАТУИРОВКА

        ...на вернисаже как-то раз...
              из песни

    на фотобиенале как-то раз
    я увидел ее - пара глаз,
    я и сейчас их помню:
    сначала - ей шестнадцать - школа,
    она с косичками, лисенок, невеличка,
              дочка,
    шалунья с ямочками на щеках...
    потом - не знаю сколько,
          двадцать,
            тридцать,
              сорок,
    скорее тридцать - молодое тело,
              лишь руки -
    узловатые, сухие
    и темные, как у старухи,
            и глаза -
    таким глазам всех жизней будет мало,
    ни слов, ни слез не хватит им,
              глазам
    на лице без пола, голова под машинку,
                скулы,
    бесцветные губы, на веках закрытых -
                ЛЮБЛЮ -
    татуировка...
    как оказалась она там,
    ЗэКа 878933,
    любовь моя, печаль моя
    татуировка
    твоя мне
    словно ветер веки жжет

    она прикрыла грудь, стесняясь,
    самая скромная здесь фотомодель
    (она, прошедшая через ад,
    на сердце которой: "Люба, любовь моя, печаль моя",
    тату, как принято теперь говорить),
    очевидно, для того, чтобы казалось,
    что есть еще что-то чистое, белое,
    без глубоких морщин, казалось
    хотя бы себе самой
    или мне

    а дальше - парочка,
    такие разные,
    одна - мужик, другая -
    слабая такая,
    прильнула, притулилась
          и осталась -
    легла татуировкой на груди,
    и ни слов им, ни слез -
    что за малость,
    когда нет ничего впереди

    над женской зоной тишина,
    и только полная луна,
    и только девочка одна
    не спит
    и в ночь глядит -
    во мрак глухой,
    в собачий вой,
    в застывший с ружьями конвой,
    и говорит она другой,
    сухой и сильной, как мужик:
    "люби меня, любимый мой",
    и вся дрожит...

    любовь моя, печаль моя,
    нам не очерчены края,
    и там, на дне души всегда
    таится зверь,
    но когда
    закроешь ты на все глаза,
    когда откажут тормоза,
    и ты без всякого труда
    пройдешь сквозь дверь -
    на твоем спокойном, каким оно никогда раньше не было, лице,
    на твоих веках закрытых, не принадлежащих уже никому
    будет одно только слово
    ЛЮБЛЮ ЛЮБЛЮ
    обращенное к нему одному,
    который умеет читать сквозь веки

    _^_




    ЖАЛОБНАЯ

    Как на кладбище, в Митрофанихе
    Отец сына зарезал и дочь.
    И другую дочь, да и третью дочь,
    И никто им помочь не сумел
                   Припев:
    И жену туда ж, да и теще то ж
    Под ребро он всадил финский нож

    Братьев и сестер перерезал он,
    Мать с отцом, дядю с тетей убил,
    А потом рыдал над могилой он,
    Потому что он всех их любил
                   Припев:
    А потом упал на траву без сил
    Потому что он очень устал

    А потом и сам он повесился,
    Вены взрезав и яду приняв,
    Застрелившись и утопившись, и
    Круглой миной себя подорвав
                   Припев:
    Изловчившись и средь могильных плит
    О кленовый крест жопу порвав

    _^_




    * * *
        посвящается родителям

    как Сталин приказал, у речки Кряки
            есть такая речка
    кирпичный мы построили завод,
            большой и с трубами
    а рядом - деревянные бараки,
    чтоб заводской селился в них народ
                   припев:
    а вдоль завода - деревянные бараки,
            прямо рядом
              восемь, девять, лучше десять
    чтоб заводской в бараках жил народ

    народ был разный - кто вернулся с зоны,
    кто из деревни нищенской сбежал,
            попробуй, поживи там
    кто по другим каким своим резонам
    не глядя старый прикуп поменял
                   припев:
    кто по другим каким своим резонам
              не глядя
    на новый старый прикуп поменял
            а чем он лучше,
              те же яйца, только в профиль

    цвела там Роза - девочка- татарка,
    шестнадцати неполных юных лет...
    никто уж не целуется так жарко,
    и черных длинных кос таких уж нет
                   припев:
    никто уж не целуется так жарко,
            ребята,
    и губ таких же алых больше нет
          вот хоть ты тресни

    киномеханик по фамилии Рисковый
            хороший парень
    влюблен был в девочку-красавицу до слез,
    он привозил в барак кино с Любовь Орловой,
    и пел для Розы жалобный романс
                   припев:
    он привозил в барак кино с Любовь Орловой,
                "Волга-Волга",
    и пел для Розы песни про любовь

    она жила без мамки с папкой, с дедкой,
                сирота-девчонка
    а деду было девяносто лет,
          может, больше, не проверишь
    и со своей он внучки-малолетки
    единственного глаза не сводил
          одноглазый был потому что
                   припев:
    и со своей он внучки-малолетки
          сладкой-сладкой
    единственного глаза не сводил
          старый-старый

    работал же он сторожем полночным,
    и вот однажды из-за этих дел
          из-за работы, в смысле
    девчонку-малолетку как нарочно
          что поделать, так бывает
    своим он зорким глазом проглядел:

    киномеханик по фамилии Рисковый
          толковый парень
    увлек ее на мягкий сеновал,
          после танцев
    и там под свет луны и шелест кленов
    татарочке он целочку порвал
                   припев:
    и там под свет луны и шелест кленов
            тихий-тихий
    девчоночке он целочку сломал
            сорвали розу

    гудит гудок, пустеет проходная,
          снова будни
    а Роза на работу не пришла,
          сладко дремлет
    а в этот день комиссия какая-
    то приехала с проверкой из ЦК
                   припев:
    а в этот день комиссия какая-то
          да уж известно какая
    приехала аж с самого ЦК

    комиссия нашла тогда растрату,
          иначе зачем приезжать
    свои рекомендации дала -
    и вот уж многих гонят по этапу,
    и Роза с ними, сыном тяжела
                   припев:
    и вот уж многие шагают по этапу,
          дождь и ветер
    и Роза с ними, сыном тяжела
          вот и вся любовь

    не выдержав тоски такой и горя,
    она в глуши калымской умерла,
          зачахла роза
    а сын ее, родившийся в неволе,
    поклялся матери тогда найти отца
    припев:
    а сын ее, родившийся в неволе,
          хороший парень, Сережкой назвали
    поклялся ей тогда найти отца
          у могилы поклялся

    прошли года, сдержал мальчишка слово,
    и вот весной, которой нет конца,
    на кладбище кирпичного завода
    нашел, как и поклялся он, отца
                   припев:
    на кладбище кирпичного завода
            за оградой
    нашел, как клялся матери, отца
            здравствуй, папа

    и вот стоит мальчишка одинокий
    среди советской радостной страны,
    и ничего ему не остается,
    ни мести, ни любви... одна тоска
                   припев:
    и все, что пацаненку остается -
    тюрьма, тоска, сосновая доска...

    _^_




    ПОСТАРЕВШАЯ  ЛЮБОВЬ

      посвящается родителям родителей

    Проходя мимо сада,
    За калиткой резной
    Я тебя увидала,
    И пленил меня образ твой:
    Молодой ты был
    И красивый собой,
    А у меня был назавтра
    Первый мой выпускной

    - Разрешите, - я сказала, -
    Поглядеть на ваш пион, -
    Я тогда еще совсем не подозревала
    Как хорош будет он...
    А потом до калитки
    Ты меня провожал,
    И пион на прощанье,
    Ты пион мне свой к сердцу прижал:
    - До свиданья, до встречи,
    Помни ты об одном:
    Завтра я тебя встречу
    На твоем выпускном...

    А назавтра - разлука,
    А назавтра - война,
    Другим - треугольнички с фронта,
    Ну а мне - ничего...
    "До свиданья, до встречи,
    Не грусти, Светик мой,
    Помни, скоро он, вечер
    Нашей встречи с тобой"

    Годы быстро летели,
    И однажды весной,
    Возвращаясь с внуком из детского сада,
    Повстречалась я с тобой:
    Ты сидел одиноко
    На скамейке один,
    И меня вдруг увидев,
    Ты так тихо сказал:
    "Я искал тебя всюду
    Тридцать лет и три дня,
    Но я знал, что так будет,
    И я встречу тебя!
    Здравствуй, постаревшая любовь моя!"

    - Здравствуй, милый мой мальчик,
    Мой несбывшийся сад,
    Где ж ты, милый, был раньше...
    Прошлых лет не вернуть уж назад.
    Стал ты слабый и старый,
    И седой, словно мел,
    Носишь фетровую шляпу,
    И пион твой давно уж отцвел...
    Да я уж старуха,
    Посмотри на меня -
    Как печеное яблоко стала
    Кожа белая моя,
    И душа уж во мне отцвела...

    - Все, что было - неважно,
    Жизнь дана нам не зря,
    Потому что сегодня
    Я нашел ведь тебя!
    Здравствуй, милый мой Светик,
    Вновь расцвел мой пион,
    Мы теперь будем вместе
    До доски гробовой.
    И никто не разлучит,
    Не отнимет ни дня,
    Ни война, ни разруха,
    Ни сырая земля:
    На могилке, на нашей
    Внук посадит пион
    Всех красивей и краше,
    И напоминать другим будет он,
    Что мы были и жили,
    Что растили цветы,
    И друг друга любили,
    И не надо войны!

    _^_




    ОТСУТСТВИЕ  НОГИ

    когда мой дед пришел с войны,
    когда вернулся
    была весна, и полстраны
          ее встречало,
    а полстраны лежало
    в земле;
      пришел с войны,
    и вот штани-
    на у него одна болталась -
    пришел красивый, молодой,
          но вот - с культей,
    и вот чужой
        какой-то...
    наверно, в койку
    они с бабушкой легли,
    наверно, ойкали
    и долго не могли -
    ой, непривычно, необычно,
            ой, неловко...
    но видно все-таки смогли,
          приноровились -
    и через девять месяцев головка
    отца -
      из бабушки отец мой вылез...

    и дед запрыгал на завод на деревяшке,
    и переписывал какие-то бумажки,
    а в это время бабушка какашки
    в детдоме за детишками носила,
    а по ночам полы на базе мыла,
    и были счастливы, и думали, что в этом сила,
    что выжили, что нарожали, прокормили,
    пусть даже и в отсутствии ноги,
    которая давно, наверное, сгнила
    в полях под Битцей,
        и тему эту трогать не моги!
    ведь он убийцей,
    убийцей он пришел с войны,
    хотел напиться,
    но в равновесии весы
          своей вины,
    тоски и злобы
        не удержал,
    и на ноге одной не устоял,
    и из утробы
        войны -
          солдатик оловянный
    упал, как выпал глаз стеклянный,
    мой одноногий, мой названый,
    мой братик, сын моей страны,
    и снова вижу я штани-
    ну, ткнутую за пояс,
    и снова в поезд
    из поезда с гармошкою, с гитарой
              он идет
    мой дед, мой брат, медбрат, сестра
    моя жизнь, какого хуя
    отсутствие его ноги меня волнует?
    она давно уже сгнила в горах Афгана,
    она давно уже под Курском-
            Сталинградом,
    она давно уже земля,
          так что ж ей надо?
    ведь она все время болит,
    она, которой нет

    _^_




    * * *
      ... 15 июня 2002 года в Москве на Старом Арбате
      был торжественно открыт памятник Булату Окуджаве...
                  из новостей

    вот стоит он
    одинокий,
    вот глядит он -
    путь далекий,
    вот молчит он,
    и не плачет,
    точно это
    что-то значит,
    точно он кого-то
    вспомнил,
    перед кем не все
    исполнил,
    перед кем он вечно
    должен...
    перед кем...

    он стал голосом с пластинки,
    где на черно-белом снимке
    век двадцатый спит и слышит,
    как он пишет, как он дышит,
    как все медленней и тише,
    словно глас, идущий свыше,
    в нас звучат его шаги...
    где из форточек державы
    пел какой-то Окуджава,
    где мое осталось детство
    где мое...

    вот стоит он
    одноцветный,
    то ли темный,
    то ли светлый,
    но мотив его
    заветный
    в нем и в каменном
    живет
    он плывет себе
    по свету
    одинокий,
    как поэты,
    точно он увидел
    Бога
    точно он...

    _^_




    * * *

    Так случается,
    Что по ночам
    Жизнь кончается
    Ко всем чертям.
    Истощается
    Запас любви,
    Все прощается,
    И ну, плыви...
    Вдоль по речке без берегов,
    Чет ли, нечет,
    Какая разница...
    Жил такой-то и был таков.
    Все простится нам,
    Что прощается.

    _^_




    * * *
        П.М.Ершову

    вырыли канавку -
    мелкую могилку,
    закопали семечку -
    выросла травка

    в воскресенье приду на кладбище -
    из могилок торчат камушки -
    у одних большие, с рельефами,
    другие - не козырные,
    не повезло им с трефами,
    повезло с крестями -
    истлели кресты,
    истлели сами

    а у Петра Михалыча -
    на могилке
    пластиковый стаканчик и свечка,
    у него день рожденья
    сегодня вечером

    _^_




    * * *

    обломались ногти,
    осыпались волосы,
    проросли усы

    выбросили старую мебель

    стало просторнее
    стало просто
    пусто
    пусто

    вот она стоит у подъезда
    пахнет известкой
    смолистой почкой
    чириканьем воробья
    грудой тряпья

    гробовою доской

    сейчас разберут, заберут, унесут,
    и дверца с поплывшим зеркалом
    отразит дерево, дом, балкон,
    голубое небо
    (последний звон...
    и снова дерево, дом, балкон...
    и снова неба
    осколки
    на свалке)

    _^_




    * * *

    о том, что все прошло, и ничего не сбудется
    в пыли июльской квохчет дура-курица,
    и каркает на ветке галка пьяная
    о том, что все прошло, и ничего не надо нам

    _^_




    * * *
        Е.Ф.Сабурову

    ...и так ветрено и голо,
    круглолицо и светло,
    и свело как от укола
    слюдянистое стекло

    заблестела паутина
    мокрых веток под лучом
    пахнет дымом, пахнет псиной,
    только я тут ни при чем...

    облетает штукатурка
    старой жизни на ветру,
    и слезают тонкой шкуркой
    все обиды поутру,

    и манит соском набухшим
    обещание тепла,
    и слезою по подушке
    боль из тела утекла

    смерть ничто! лишь только Слово,
    вновь рожденное! Весна
    каждый раз приходит снова
    и уходит
    каждый раз

    _^_




    * * *

    под стеной из лужи пьет голубок,
    на стене висит лубок про лобок,
    над стеною жестяной желобок,
    а над всем над этим - только не Бог
    (потому что Бог - рифма никакая)

    тра-ля ля-ля ля-ля-ля ля-ля-ля
    тра-ля-ля-ля-ля-ля ля ля-ля-ля
    тра-ля-ля-ля ля-ля-ля ля-ля-ля
    а над всем, над этим, может быть, бог,

    а, над этим всем, наверное, бог,
    да, пожалуй, что, действительно, бог,
    да скорей всего, конечно же, бог,
    он бы мог и подтвердить, если б мог,
    только вот ведь, только вот ведь -
    он - бог

    _^_




    * * *
      самосуд неожиданной зрелости
      это зрелище средней руки...
          Сергей Гандлевский

    предзимье, шелест и шуршанье
    сухой листвы, как мелом тело
    обведено теперь молчаньем
    то бестелесое, что пело,
    что неумело, но звенело,
    ища несбыточных созвучий,
    и вдруг - осколков снег колючий,
    глядишь в упор обледенело
    сам на себя - лихой попутчик...
    тридцатилетье, типа, зрелость...
    глухой проулок, вечер, хмарь,

    глаза в глаза, меж глаз кастетом,
    очки разбитые нашарь,
    и разбираясь - кто ты, где ты,
    сложи из трещинок - фонарь

    глядит, как встарь, в окно аптеки,
    а в том окне - пивной ларек,
    но пива нет, пусты сусеки,
    и путь не близок, не далек...

    крошится лужи ломкий глянец,
    блестят разбитые очки,
    и престарелый новобранец,
    ты поспешаешь к перекличке

    _^_




    ТРИ  СЛОВА

    все эти песенки про первоцвет,
    про девочку в шестнадцать лет,
    про где мой черный пистолет,
    и черный ворон,
    про поцелуи при луне,
    про нож, сломавшийся в спине,
    и мать-старушку в шушуне
    я все их помню...
                   припев:
    про кадку с фикусом в окне
    и про штрафбаты на войне,
    про не заплачет обо мне
    я все их помню...

    про то, что отчим пьет и бьет,
    про то, что жизнь в тоске пройдет,
    про то, что девочку ... кадрит
    московский хаер,
    про то, что наше дело швах,
    ведь нас лепили впопыхах,
    как черепаху бог,
    а бог не фраер,
                   припев:
    про то, что наше дело швах,
    ведь нас строгали в лопухах,
    как Буратину бог,
    а бог не фраер

    все эти песни про централ,
    про тех, кто наше отобрал,
    кто вместо нас тут жировал,
    пока мы там - на нарах,
    я никогда не понимал
    и нарывался на скандал,
    когда мой двор в запой играл
    их на гитарах
                   припев:
    их ложный пафос раздражал
    а их вокал напоминал
    о том, как влили кошке в жопу
    скипидару

    ну что в них, в этих трех словах:
    любовь, разлука и тюрьма,
    зачем такая власть дана
    им над умами,
    ведь кто б ты ни был - президент,
    торговец краденым, агент
    госстраха, урка или мент -
    их всякий знает
                   припев:
    ведь будь ты старый резидент,
    разведки вражеской агент
    или напротив - юный мент,
    их всякий знает

    один Высоцкого поет,
    другой за Галича порвет,
    а третий - сам себе поэт,
    возьмите Псоя,
    и если уж на то пошло:
    не пошло это, а пошло
    с того, который наше все,
    он всех их стоит!
                   припев:
    и если уж на то пошло,
    не так уж это все и пошло,
    а виноват во всем никто иной
    как Пушкин!

    и понял я - как ни крути,
    от песен этих не уйти,
    всего один у нас мотив,
    всего три слова:
    любовь, разлука и тоска
    ты обречен на них пока
    пока ты здесь, не сдох пока -
    три этих слова
                   припев:
    любовь, разлука и тоска,
    родившись здесь, ты, как зэка,
    приговорен и тчк.
    не жди другого

    любовь, разлука и
    тоска

    _^_



© Сергей Власов, 2006-2017.
© Сетевая Словесность, 2006-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность