Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Книжная полка

   
П
О
И
С
К

Словесность


Перевод: Михаил Владимиров



        ПЕРВЫЕ  ПЕСНИ


        От переводчика

        * ЗАВОДИ
        * ЧЕТЫРЕ ЖЕЛТЫЕ БАЛЛАДЫ
        * ПАЛИМПСЕСТЫ
        * АДАМ
         
        * ЦИФЕРБЛАТ
        * ПЛЕННИЦА
        * Приложение:
        ЛУНА И СМЕРТЬ


        Оригиналы стихотворений



          ЗАВОДИ

          I
          ЗАВОДЬ

          Кипарисы.
          (Вода умерла)

          Тополь.
          (Вода просветлела)

          Ива.
          (Вода глубока)

          Сердце.
          (В глазах синевела)



          II
          МАЛЕНЬКАЯ ЗАВОДЬ

          Я, смотревшись в твои очи,
          думал о твоей душе.

          Белый олеандр.

          Я, смотревшись в твои очи,
          думал о твоих губах.

          Красный олеандр.

          Я смотрелся в твои очи.
          Но ведь ты же умерла!

          Чёрный олеандр.



          III
          ВАРИАЦИЯ

          Спит воздушная заводь
          под охраною эха.

          Стынет водная заводь
          под навесом из звёзд.

          Губ красавицы заводь
          поцелуй создаёт.



          IV
          ЗАВОДЬ. ПОСЛЕДНЯЯ ПЕСНЯ.

          Уже подкралась ночь.

          Бьются лунные блики
          об наковальню снов.

          Уже подкралась ночь.

          Закуталось старое дерево
          в плащ из песенных слов.

          Уже подкралась ночь.

          Прибежишь ли ко мне
          на свиданье по лунным дорожкам?

          Уже подкралась ночь.

          Встретишь меня, рыдая,
          под тополями большими.

          Ах, смуглянка!
          Под тополями большими.



          V
          ПОЛУМЕСЯЦ

          Полумесяц плывёт по воде.
          Небеса так сегодня спокойны!
          Бледный серп подрезает неслышно
          древний трепет заснувшей реки,
          а красотка-лягушка, наверно,
          его зеркальцем лунным сочла.


          _^_





          ЧЕТЫРЕ ЖЕЛТЫЕ БАЛЛАДЫ

          I

          На верхушке той горы -
          деревце с зелёной кроной.

          Пастух идёт,
          пастух проходит.

          Рощицы олив сбегают
          в раскалённую долину.

          Пастух идёт,
          пастух проходит.

          Ни овечки, ни собаки,
          ни поддержки, ни любви.

          Пастух идёт.

          Словно тучка золотая,
          растворяется в хлебах.

          Пастух проходит.



          II

          Земля была
          желта.

          Блаженство близко,
          пастушочек.

          Ни белая луна,
          ни звёзды не блистали.

          Блаженство близко,
          пастушочек.

          Красотка смуглая
          срезает плач лозы.

          Блаженство близко,
          пастушочек.



          III

          Два рыжих вола
          на золотом поле.

          Их походка - как удары
          вековых колоколов,
          а глаза - от птиц.

          Им бы - утренних туманов,
          а они меж тем
          в небе апельсин дырявят
          рогом в жаркий день.

          Древние уже с рожденья,
          без хозяина живут,
          только вспоминают крылья
          на своих боках.
          Два вола бредут, вздыхая
          о полях земли далёкой,
          где трудилась Руфь,
          в поисках брода,
          вечного брода,
          пьяные от света,
          жующие свой плач.

          Два рыжих вола
          на золотом поле.



          IV

          Хожу по небу
          среди жемчужин.

          Сегодня вечером мне показалось,
          что я - святой.
          И в руки дали
          мне луну.
          А я её опять
          вернул пространствам,
          и наградил меня Господь
          сияньем ангельским и розой.

          Хожу по небу
          среди жемчужин.

          И вот теперь иду
          по этому большому полю,
          чтоб всех девчонок
          от гадких ухажёров защитить
          и золотою каждого мальчишку
          одарить монеткой.

          Хожу по небу
          среди жемчужин.

          _^_





          ПАЛИМПСЕСТЫ

            Посвящается Хосе Морено Вилье.

          I
          ГОРОД

          Столетний лес
          окутал этот город,
          но вырос лес
          средь океанских вод.

          Проходят воины,
          и пролетают стрелы,
          в коралловых ветвях
          прервался их полёт.

          Над крышами домов
          качаются деревья,
          таинственные блики исчертили
          стеклянный небосвод.



          II
          КОРИДОР

          По высоким коридорам
          ходят-бродят два сеньора.

          (Новое
          небо.
          Небесная
          синь!)

          ...ходят-бродят два сеньора,
          в прошлом - два монаха белых.

          (Спелое
          небо.
          Лиловая
          даль!)

          ...ходят-бродят два сеньора,
          два охотника былых.

          (Старое
          небо.
          Небо
          в огне!)

          ...ходят-бродят два сеньора,
          в прошлом...

          Ночь.



          III
          ПЕРВАЯ СТРАНИЦА

            Посвящается Исабель Кларе,
            моей крестнице.

          Светлый источник.
          Светлое небо.

          Ох, как огромны
          птицы!

          Светлое небо.
          Светлый источник.

          Ох, как горят
          апельсины!

          Источник.
          Небо.

          Ох, как нежна
          пшеница!

          Небо.
          Источник.

          Ох, зеленеет
          пшеница!

          _^_





          АДАМ

          Кровавый сноп пронзает плоть утра,
          Надрывно стонущего, словно роженица.
          И голос в ране брызгами стекла роится,
          И кости образ в синеве окна.

          Меж тем становится заметней белизна
          границ охваченной сырым рассветом сказки,
          ещё не знающей про стыд и про опаску,
          а смутность яблока всё так же холодна.

          Адам гадает лихорадочно по глине
          о мальчике, что взапуски играет,
          в двойном биенье жил отобразившись ныне.

          Другой же, сумрачный Адам мечтает
          о смертоносной каменной луне,
          где света сын без пламени сгорает.

          _^_





          ЦИФЕРБЛАТ

          В просвете времени
          себя я ощутил.
          То было
          мгновенье тишины,
          прозрачной тишины,
          огромное кольцо,
          где звёзды чокались
          с двенадцатью
          плывущими в пространстве номерами.

          _^_





          ПЛЕННИЦА

          Несказанными
          путями
          робко девушка проходит,
          девушку прозвали жизнью.
          Несказанными
          путями.
          Зеркальцем
          в сияньи солнца
          ловит свет -
          своё лицо.
          Несказанными
          путями.
          Позабытая, проходит,
          пробирается средь мрака,
          мир слезами орошает,
          взятыми из дней минувших.
          Несказанными
          путями.

          _^_





          Приложение

          ЛУНА И СМЕРТЬ
          Из сборника "Книга стихов", 1921г.

          Луна - как зубы мертвеца сияет.
          Какой старинный и печальный знак!
          Застыли русла рек сухие,
          замучались без зелени поля,
          загоревали голые деревья,
          без листьев и без гнёзд.
          Морщинистая Донья Смерть
          среди плакучих ив гуляет
          с нелепой свитой
          из забытых снов.
          Расхаживает, продавая краски
          свечного воска и грозы,
          подобно колдуну из сказки
          запутанной и злой.

          На ярмарке полночной
          луна у смерти их приобрела.
          Угрюмой этой ночью
          луна сошла с ума!

          И я опять в израненную
          душу забираю
          печальный тот театр
          и сумрачный партер.

          _^_



          © Михаил Владимиров, перевод, 2000-2018.
          © Сетевая Словесность, 2000-2018.






 
 

http://www.sokolaudit.ru/ консультирование индивидуальных предпринимателей.

sokolaudit.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владимир Гржонко: Три рассказа [После, уже сидя в покачивающемся вагоне метро, Майла почувствовала, что никак не может избавиться от назойливого видения: на нее несется огромный зверь...] Алексей Вакуленко: Очарование разочарования [О Поэтических чтениях на острове Новая Голландия, Санкт-Петербург, май 2017 г.] Владимир Кисаров. "Бегемота" посетила "Муза" [Областное музейно-литературное объединение из Тулы в гостях у литературного клуба "Стихотворный бегемот".] Татьяна Разумовская: "В лесу родилась ёлочка..." [Я попробовала написать "В лесу родилась ёлочка..." в стиле разных поэтов...] Виктор Каган: А они окликают с небес [С пустотой говорит тишина / в галерее забытых имён. / Только память темна и смурна / среди выцветших бродит знамён...] Михаил Метс: Повесть о безмятежном детстве [Ученик девятого класса, если честно, не может представить тему своего будущего сочинения, но ясно видит его темно-малиновый переплет и золоченые буквы...] Екатерина Ливи-Монастырская. На разрыве двух миров [Репортаж с Пятых Литературных чтений "Они ушли. Они остались", посвящённых памяти безвременно погибших поэтов XX века (Москва, 30 ноября и 1-2 декабря)...] Михаил Рабинович: Бабочки и коровы, птицы и собаки, коты и поэты... [У кошки нет национальности - / в иной тональности она, / полна наивной музыкальности, / открыта и обнажена...] Максим Жуков: Другим наука [Если доживу до декабря, / Буду делать выводы зимой: / Те ли повстречались мне друзья? / Те ли были женщины со мной?]
Словесность