Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



        СЛОВА,
        ОСТАВЛЕННЫЕ  В  ПРЕДЛОЖЕНИЯХ


        * Потеплее одеться - и вся недолга!..
        * ЧЕЛОВЕК
        * УЖАС
        * Февраль отвернулся - и вся недолга...
        * ШЕЯ
        * МЕСТА
         
        * БУМАГА
        * О, сладкая жизнь шоколадок!..
        * ПУСТЫНЯ
        * Это, наверно, не старость еще, а усталость...
        * ИГРА
        * ВСЕРЬЕЗ


          * * *

          Потеплее одеться - и вся недолга!
          И про уличный градусник вспомнить попозже,
          А морозному воздуху просто солгать,
          Что сегодня заметно теплее, похоже.

          И визгливым дискАнтом потом проскрипеть
          "Благодарствую" хрусткому снегу дороги,
          И щекою прижаться к пространству успеть
          До того, как оно отстранится немного.

          И под мышки суровому влезть декабрю
          Не руками, а всею фигурой, по шапку,
          Чтобы, прыснув, он понял, что перехитрю,
          А могу, извернувшись, схватить и в охапку.

          И вдохнуть так, чтоб выдохнуть все, наконец,
          Что осталось внутри от уютной квартиры,
          И заполнить собою не Череповец,
          А Евразию и остальные полмира.

          _^_




          ЧЕЛОВЕК

          Промой свою челюсть вставную, а также протри
          Вспотевшую лысину вкупе со лбом и очками,
          Чтоб мысль переполнилась тем, что найдется внутри
          Не слов - промежутков, оставшихся между словами.

          Зажуй запах пота, побалуйся свежим "бычком",
          Промокшим, но целым не меньше, чем наполовину,
          И, чувством достоинства полный, протиснись бочком
          К парадному входу, ведущему внутрь магазина.

          Взгляни продавщице в глаза, и увидишь - она
          Потупится, взор погрузив под набрякшие веки,
          И сдачу возьми, и, мизинец отставив, до дна
          Используй сто грамм и почувствуй себя человеком!

          _^_




          УЖАС

          Вернешься в квартиру - а там просто ужас какой:
          Кусок духоты вперемешку с вещами, и только,
          И даже родной, но забившийся в угол, покой
          Не кошкой глядит, а немного побитым, но волком.

          Того и гляди, что-то рухнет: рисунок со стен
          (Вцепившись в обои он держится еле), минуты
          (Свисают с часов в ожидании тех перемен,
          Что временем года диктуются времени суток)

          Навис потолок, как всегда унижающий пол,
          Его опустив ниже плинтуса, как говорится,
          А честное слово - на нем-то и держится стол -
          Распалось на буквы, к тому же, на разных страницах.

          Квартира, слегка округлив все четыре окна,
          Сошла не с ума, а с чего-то, наверное, хуже:
          Увидев внутри у вошедшего что-то, она
          Пришла в беспорядок, а если точнее, то в ужас.

          _^_




          * * *

          Февраль отвернулся - и вся недолга,
          Стыдно, когда при нем
          Зима наставляет морозу рога,
          Уединясь с дождем.

          И вроде б неясно - зачем она,
          Может, кому назло?
          Слюнтяй, алкоголик же дождь, шпана -
          Эк его развезло.

          Он плюхнулся спьяну, поди, сюда,
          В этот коктейль со льдом,
          Ругаясь, что, мол, виновата вода,
          Хотя виноват циклон.

          Водою, как ромом бисквитный торт,
          Пропитан сугроб и рад,
          Приняв непогоду за некий спорт,
          Сесть при всех на шпагат.

          В воду, конечно. Она везде,
          И суша давно не сушь.
          Тесна, как обувь, опухшей воде
          Любая из этих луж,

          Сидя в которых, февраль-простак
          Шепчет себе под нос,
          Мол, завтра поставит под глаз синяк
          Неверной жене мороз.

          _^_




          ШЕЯ

          Жизнь оказалась слишком велика.
          Размера на три. И наверняка
          Ее на вырост брали. И осталось
          Догадываться - то ли это старость
          Так растянулась, то ли что еще?
          А волосы, растущие из щек,
          О бритву спотыкаются все реже,
          Хотя остра последняя и режет
          Не хуже, даже лучше и скорее,
          Но чаще натыкается на шею.

          _^_




          МЕСТА

          С утра пустоту заполняя собою, да нешто
          Увидишь пространство, хоть стекла до блеска протри,
          Пространство, занявшее в мире столь емкое место,
          Что и незаметно, почти что, для тех, кто внутри.

          В окошке лишь двор, то есть зданий измученный пленник,
          Цепями заборов прикованный намертво тут,
          Он тоже родился, как все мы, от совокупленья
          Пространства и времени - стало быть, мест и минут.

          Весь мир, как дворняжка, что держит кота на примете, -
          Вот-вот и помчится за каждым из нас по пятам.
          Пусть даже собака еще не залаяла, ветер
          Понес уже будущий лай по дворам и ушам.

          Мир смотрит с таким холодком и с таким постоянством,
          Что, кажется, видит не нас, как отдельный предмет,
          А место, которое мы занимаем в пространстве,
          То место, которое медленно сходит "на нет".

          _^_




          БУМАГА

          Бумага была столь бела,
          Столь девственна, сколь и бесстрастна,
          И если б под что и легла,
          То лишь под заморский фломастер.

          Дебелое тело свое
          Лелея под яркой обложкой,
          Мечтала, как с принцем вдвоем
          Родят они линию-крошку.

          Но тупо острил карандаш
          2Т и шептал то и дело
          Бумаге, мол, если не дашь,
          То силою, но овладею.

          И та холодела точь-в-точь
          Как снег на фате у невесты,
          От мысли, что как-нибудь в ночь
          Насильник ее обесчестит.

          В намереньях тверд был ТТ,
          Крошась от волнения, страстен,
          Он вычеркнул мысль о мечте,
          Внутри у которой фломастер.

          Что дальше? Шепну на ушко -
          Все кончилось пошло, но мило:
          Кудрявым здоровым стишком
          Под утро она разрешилась.

          _^_




          * * *

          О, сладкая жизнь шоколадок!
          О, хладных мороженых пыл!
          О, ветер, которому надо
          Из неба вытряхивать пыль!

          О, эта в глубоких морщинах
          На коже старуха-река,
          О, лето, жаль, ты не мужчина,
          А то бы глотнули пивка!

          О, эта перпендикулярность
          К земле или к небу травы,
          О, жизнь - разнополость, полярность
          И страсть, если оба правы.

          Но вот, не успеешь и охнуть,
          Как осень вернется опять,
          И спутает зелень и охру,
          Дальтоник - чего с нее взять.

          И смотришь, болтается лето,
          У августа на волоске,
          Но раньше, чем плюнешь на это,
          Исчезнет потребность в плевке.

          _^_




          ПУСТЫНЯ

          Представив пустыню, вы видите лишь песок,
          Он сыплется в воображение, как в посуду,
          Да солнце, что сверху, пытаясь достать висок,
          Срывается, падая прямо на горб верблюду.

          Пустыня - близкий к действительности муляж
          Пространства, и где-то в центре его - не с краю,
          Здесь, ежели ветер заносит следы, мандраж
          Такой, как у ангела, выпавшего из рая.

          Часы пребыванья мотаются здесь, как срок,
          Изматывают, как звук с минаретов нудный,
          Здесь можно найти отпечатки, разрыв песок,
          И времени в целом, и каждой его секунды.

          _^_




          * * *

          Это, наверно, не старость еще, а усталость -
          Время, которому место в пространстве досталось
          С самого краю, где все, что окажется рядом,
          Только и может, что быть отражаемым взглядом.

          Да, это только усталость какая-то, это
          Свойство души, в данном случае - тела портрета,
          Точно такого ж как оригинал, только кроме
          Запаха, вкуса и, главное - кроме объема.

          Это усталость, конечно, для старости - рано.
          Это пройдет, запечется, затянется раной,
          Ведь не болит же почти, так, немножечко, малость.
          В зеркало глянь на себя - и увидишь усталость.

          Вот она, женского рода, хотя и мужчина,
          Это беззубость ее, ее плешь и морщины.
          Что она шепчет такое, наверное, гадость?
          Ну-ка, прислушаюсь: "Старость я, старость я, старость..."

          _^_




          ИГРА

          Все карты раздали, и козырь объявлен, но мы
          Все медлим чего-то, и так их приладим, и этак.
          Ведь если игра "в дурака" и наводит на мысль,
          То без козырей, королей, дам, тузов и валетов.

          А кто-то напротив не в очередь хочет сходить,
          Мол - под дурака, а вы все здесь дурачитесь, дескать,
          И долго на резкость приходится мысль наводить,
          Пока не поймешь, что она и не может быть резкой.

          Игра началась, где угодно, но не на столе,
          Который убрали, как только о нем позабыли,
          А рядом, глядим, не лежится спокойно Земле,
          Ей хочется кверху подняться, хотя б в виде пыли.

          А карты еще не раскрыты, но сняты носки
          На случай, что крыть будет нечем, и кажется странным,
          Что выигрыш и пораженье настолько близки,
          Хотя расстоянье меж ними всегда постоянно.

          Дурак - он, похоже, умней, чем игра в дурака,
          Хотя и глупее, чем умный, и вдвое настырней,
          Он ловко "шестеркой" снует между нами, пока
          Не понял никто его масть, и считают козырной.

          А самые умные, те, что других не глупей
          И могут все масти легко разделить на четыре,
          Играют по-крупному, то есть, чем карта крупней,
          Тем круче, считают они, представленье о мире.

          А все остальные, которые просто "среда",
          Следят, чтоб их карты не вылезли вон из "рубашек",
          И долго не могут сходить ни туда, ни сюда
          Пока всех вокруг не разделят на "ваших" и "наших".

          Выходит, что мы не играем, а просто глядим,
          Как кто-то и бьет, и берет, и тасует колоду.
          И выхода нет. То есть, есть - он у жизни один.
          И дело не в нем, а в его расстоянье от входа.

          _^_




          ВСЕРЬЕЗ

          Не принимайте жизнь всерьез
          Уже сейчас, пока не поздно,
          Поверьте, именно серьезность
          Чуть что доводит вас до слез.

          А как? Ну, это не вопрос,
          Конечно, если понимаешь,
          Что, принимая жизнь всерьез,
          Такую ношу принимаешь.

          Примите жизнь, как болт за гайку,
          За пир столбом, за шум берез,
          За что угодно принимайте,
          Но, умоляю, не всерьез.

          Зачем вам столько с неба звезд?
          На коньяке еще - понятно.
          Не принимайте жизнь всерьез,
          Она без этого - приятней.

          Слетев с колес, с рассудка съехав,
          То под каблук, то под откос,
          И просто так, и ради смеха
          Не принимайте жизнь всерьез.

          И даже если на мгновенье
          Замрете с кем-нибудь взасос,
          Поймите - это ощущенья,
          Не принимайте их всерьез!

          Напрасно вы суете нос,
          Куда совать не надо вовсе.
          Не принимайте жизнь всерьез,
          Она ведь этого не просит.

          Что кто бы вам не преподнес,
          Включая славу, деньги, счастье,
          Не принимайте жизнь всерьез,
          Подарки - да, и то отчасти.

          Пусть сколь угодно часто тост
          За жизнь с друзьями поднимаем,
          Не принимайте жизнь всерьез,
          Она же вас не принимает.

          Но сколько б раз не произнес
          Я эту шуточную фразу,
          Вы вряд ли примите всерьез
          Ее, тем более не сразу.

          А ваша жизнь без лишних грез
          Дойдет быстрей, чем на три буквы,
          До самой смерти. И вот тут вы
          Ее воспримите всерьез.

          Приняв, как должное, на грудь,
          Как минимум - могильный камень,
          Сравните с тем, что было с вами.
          Как несерьезно это. Жуть!

          _^_



          © Леонид Цветков, 2002-2017.
          © Сетевая Словесность, 2002-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность