Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Читательский выбор 2003

Пьесы:
Маргарита Светлова
Мальвина Карловна Карабас



          ГОРН

          Трагикомедия в стихах и песнях



            Действующие лица:

            Девочка-барабанщица
            Гипсовый мальчик-горнист
            Гипсовый дискобол
            Прохожий
            Птица
            Хор сторожей



            Девочка:

            - Ты - гипсовый мальчик с огромным горном,
            стремящийся к небу, к вершинам горным,
            а я - внизу, за большой траншеей,
            я - девочка с барабаном на шее.



            Прохожий:

            - Гипсовый мальчик с огромным горном,
            девочка рядышком барабанит
            в галстуке алом и с синим бантом...
            Ей бы стоять с дискоболом голым,
            что так изящно над диском сгорблен:
            зря что ли куплен сьют от Раббани
            (от натурального - типа Пако).
            Девочка-tоmboy в глубинке парка
            Баха и Генделя барабанит.



            Девочка, прислушиваясь к прохожему:

            - Шизоид. Соскальзывание мысли.
            Бархануддину до Пако далече*.
            А дискобола вывороченные плечи,
            изогнутые в крутом коромысле,
            вызывают лишь... бррр! Отвалил бы, дядя,
            не для тебя мой синеет бант.
            Дискоболы, гребцы, метатели ядер -
            отнюдь не моя судьба.


                *Девочка намекает, что прохожий перепутал
                Бархануддина Раббани и Пако Рабанна.



            Птица, кружась над парком:

            - Эй, мальчик, как велик твой горн
            он грозен, он похож на тубу...
            Прохожий-шизик смотрит тупо
            и, в сторону отставив "Туборг",
            кричит: - Играй! Анкор! Анкор!
            Своей мелодией восславь
            героев - юных пионеров,
            меж статуй Феба и Минервы
            пой время "бабы и весла",
            эпоху пахарей Кубани,
            шахтеров города Донбасс...
            А из траншеи: - бамс-бамс-бамс! -
            в такт горну кто-то барабанит.



            Горнист:

            - Не стрекочи кузнечиком, барабанщица!
            Дядя, допей свой "Туборг", умерь восторг.
            Юное солнце на нас из ветвей таращится,
            розовым истекая, поет восток.
            Не отвлекайте меня: принимаю смену я,
            утро сдает мне брат-горнист из Читы.
            Пляшет в руках труба моя офигенная,
            звуки ее пронзительны и чисты.



            Девочка:

            - В моих руках две палочки
            и барабан,
            пусть не боятся барышни
            маньячных банд!
            Тревогу барабаню,
            и гонит дробь
            любого злюку-парня
            с дорог и троп...
            Горнист, горнист, твой медный горн
            не требует работы рук,
            но твердость щек, да ты... ого!
            не одуванчиков-старух
            рожден на подвиги вести,
            а тех, кто славой увлечен,
            кто - барабан через плечо,
            кому что Ринго Старр, что Стинг -
            одна фигня, чья синь банта -
            не блеклость фирменных бандан,
            труби, горнист, вот так, вот так
            пространство музыкой бодай!



            Птица:

            - По мокрому золоту тихих троп
            рассыпаны звуки щедро:
            рулады трубы, барабана дробь
            в едином слились crescendo.
            Взлетают и падают сгустки нот
            на головы, блин, прохожим.
            Пугается бобрик, дрожит енот,
            скукожен кепарь из кожи...



            Горнист:

            - Я каменный, я каменный,
            трубой уперся в куст.
            Все пионеры в камере
            с приставкой "кунст".
            Все пионеры вымерли,
            а я трублю
            свой пионерский фирменный
            полночный блюз...
            бубубубубубубу



            Девочка:

            - Утро уже, утро!
            Стоп, дорогой, стоп!
            Трезво смотри, мудро:
            вон - за кустом - столб,
            вот кто страдать мог бы,
            слеп, одноног, глух,
            низ у него мокнет,
            верх ему жжет луч...
            А ты так удобно стоишь на своем постаменте,
            и лампочки нет на красивой твоей голове.
            Ушли пионеры - а ты остаешься на месте,
            ты лучше, чем столб, и сохраннее, чем человек!



            Дискобол, ехидно:

            - Из пионера, у коего мокнет низ,
            вряд ли получится истинный коммунист!



            Горнист, оживляясь:

            - Эй, барабанщица,
            ну-ка, вылазь!
            Хватит сидеть траншейно.
            Ты ж за Советскую типа власть,
            типа не рак-отшельник.
            Дай насладиться твоим бантом,
            желтым твоим ремнем,
            по-пионерски давай батон
            вместе в кустах умнем!
            Ты погляди на меня, я - Мэл,
            самый хипповый Гибсон...



            Птица:

            - Падал со щек пионерских мел,
            сыпались крошки гипса.



            Девочка, показываясь из-за куста:

            - Медленно, медленно - правый сандалик, левый...
            Галстук ослабить, на челку подуть. Вперед!
            Я выхожу из кустарника юной Евой,
            только приметившей крупный румяный плод.
            Восемь шагов до греха. Тишина над миром.
            Сердце медалькой звенит (на медальке - ба! -
            профиль горниста). Равняйсь, пионерка, смирно!
            Под ноги синей змеёю сползает бант...



            Птица:

            - Юная Ева идет из кустарника,
            где барабан? Отброшен в сторону!
            А пионер? Он еще не старенький,
            с очччень большим горном.
            Бант-искуситель, змей безлапый,
            жаль, что не зелен - синь...
            Эй, пионер, ты сегодня apple,
            все чего хошь проси!
            Нет, ты - Адам, так бросай же дудку,
            телом в кусты вались.
            Пусть на значке твоем, зло надутый,
            щурится Ленин, лыс.



            Горнист:

            - Кто там, кто там, в кустах?
            Девочка? Музыкант-ударник?
            Челку поправь, встань,
            хватит мять собою кустарник
            и пионерский позорить устав!
            выйди на свет, считаю до ста,
            иначе подвергну карам!
            (увидел девочку)
            Ох, почему я давал присягу
            "перед лицом", "как партия учит",
            девочка, двигайся, я прилягу,
            вместе мять куст лучше!



            Дискобол, воинственно:

            - Завидев рожу мою, уйди с
            дороги отважного дискобола,
            на сотню метров метаю диск,
            в лоб попадая больно!
            Диск - это вам не труба во рту,
            не барабан, не бант,
            диск, он - подвижен, он жизнь, он ртуть,
            сметающий всех кабан.
            Я пионера заметил давно,
            как он меня достал!
            Пятки его пионерских ног
            белеют из-за куста.
            Ты, пионер, мальчуган, хиляк,
            белая моль и мышь.
            Я - дискобол, подойди и ляг,
            груду завидев мышц.
            Гей, пионерка: на горку, в лес
            или в кусты айда.
            Я - дискобол (читай - Геркулес),
            супергерой для дам!



            Девочка, горнисту:

            - Всегда себя берегла я
            от жадных взглядов и рук...
            Мальчишки кричали "Злая!"
            и двойками мстил физрук.
            Вожатый Баранкин Жора,
            прыщав, бородат и дик,
            торчал весь день у забора
            с букетом алых гвоздик.
            А я колобком проворным
            катилась от них к тебе:
            притягивал голос горна
            сильнее всех прочих бездн.
            Ушла я от Жоры, Бори,
            от всех, кто был на пути.
            Неужто от дискобола
            труднее будет уйти?



            Дискобол:

            - Не зли меня, пигалица, не зли!
            Зачем тебе этот с горном?
            Он слаб, он обшарпан, смешон, труслив
            и двигает только горлом.
            А глянь на живот мой, на грудь, на бок -
            как мощно играют мышцы!
            Э, нет уж, теперь тебе, колобок,
            никак от меня не смыться.
            Предупреждаю в последний раз,
            иди сюда по-хорошему.
            Иначе в ком-то будет дыра:
            согнусь, размахнусь и брошу!
            (поигрывает диском)



            Птица:

            - Я вижу парк, я вижу куст,
            алеет галстук на суку,
            и щеки девочки горят
            не меньше. Стужа ноября
            ей нипочем, когда мечта
            так невозможно близко, так
            невыносимо... Шаг. Еще.
            О, легкость ног! О, трепет щек!
            Я слышу вздох, я слышу жар.
            Она взбирается, дрожа,
            на постамент, как на карниз...
            Напрягся гипсовый горнист.



            Девочка:

            - Свой путь сознательный итожа,
            рисую лица тех, о ком
            когда-то думала: о Жорже
            и о Борисе. Колобком
            катилась в платьице с оборкой
            навстречу ласкам, галстук мня,
            но не заставите меня
            стоять безумной дискоболкой
            и жизнь привольную менять.
            Хочу быть с пионером бойким,
            о, как мы заиграем польку,
            я - барабаня, он - горня!



            Горнист:

            - Ты выбор сделала - иди!
            А дискобола-дискжокея
            в Австралию отправим. Дик
            мир кенгуру, ехидн и динг.
            Идея нравится? ОК, а?
            Да, я - бесстрашный трубодуй,
            не пропадешь с таким отпетым,
            стою в трусах зимой и летом,
            а дискоболу - дулю дуль!



            Дискобол:

            - Не хочу я в вашу Австралию,
            я тут уже привык....
            Сам кого хошь отправлю
            по любой из кривых.
            Взлетишь, расколешься, хрястнешь,
            как молодой редис!
            Единственно -- жалко тратить
            последний диск...



            Девочка:

            - Обниму тебя осторожней,
            мой фарфоровый, белоснежный,
            ледяной мой осенний мальчик
            в пионерских больших трусах!
            Ломкий-звонкий, пустой-порожний!...
            Ураганы завыли нежно,
            корабли накренили мачты,
            и по швам трещат паруса.



            Горнист:

            - Горячей трепетной флейтой
            запел мой суровый горн.
            Одиннадцать пятилеток
            я холоден был и горд...
            А нынче стою и парюсь,
            и капли по лбу текут.
            Давай-ка направим парус
            в любимый тобою куст!



            Прохожий, роняя бутылку:

            - Я много в этом парке повидал:
            и бег в мешках, и рокот демонстраций,
            но ЭТО!... Видно, старый стал, беда:
            с пяти бутылок пива так набраться...
            Фонарный свет как будто бы померк,
            и воздуха как будто бы не стало,
            и гипсовый облезлый пионер
            шагает командором с пьедестала.



            Девочка, придерживая горниста:

            - В кустах твое спасение,
            вперед, герой!
            Тоску мою осеннюю
            собой укрой.
            Давно уже пора было
            вдвоем уйти,
            нам с дисковой параболой
            не по пути.
            Вот так, вот так, вот здесь, со мной...
            Ах, этот горн, ах, эти... Ой!



            Птица:

            - Не арбалетный рушит доску болт,
            не шлет стрелу шотландский лук из тиса,
            все хуже: одуревший дискобол
            готовится расстаться с грозным диском.
            Он, изогнувшись, мечет диск в кусты
            где пионерка любит пионера.
            Звук столкновенья - лобзиком по нервам...
            Отбитый горн, отбитые мечты.



            Девочка (кричит):

            - Нет! Мечты переживут
            сталь и гипс, бетон и камень!
            Мальчик слышит страшный звук,
            мальчик бледен, как пергамент,
            сетка трещин на груди
            (и заклеить, милый, нечем),
            но под сеткой - динь-динь-динь -
            бьется каменный кузнечик.
            Пусть расколот старый горн,
            пусть жестоко птицы гадят,
            пусть прохожий пьет кагор,
            сквозь кусты на небо глядя,
            пар струится из земли,
            наступает сизый вечер...
            День ушел, а мы пришли.
            Мир текуч, а подвиг - вечен!

            ------------------



            Хор сторожей:

            - Парк никогда не бывает пуст.
            Слышите? Кот готовится к старту:
            это эпоха сезонных буйств
            не миновала зверей и статуй.
            Как удивился бы Трисмегист -
            мудрый Гермес, алхимик и мистик,
            видя, как сходит на дерн и листья
            мальчик, который не плоть, а гипс.

            Юная девочка, смотришь ты
            на пионера, а он с натугой
            рвет из себя арматурный штырь,
            рвется к тебе, он взлетит над тумбой,
            он оторвется, не может не
            освободиться и пасть покорно
            в куст и в объятия. В стороне
            тумба, сандаль и кусочки горна.



            - ноябрь 2002 -



            © Маргарита Светлова, Мальвина Карловна Карабас, 2002-2017.
            © Сетевая Словесность, 2003-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность